Необъяснимые вопросы смерти топ-менеджера Роскосмоса

  • 20 марта 2017
Владимир Евдокимов Правообладатель иллюстрации TASS/Serebryakov
Image caption Владимира Евдокимова арестовали 1 декабря 2016 года

Топ-менеджер Российского космического агентства (Роскосмос) Владимир Евдокимов, арестованный в декабре в рамках расследования уголовного дела, не связанного с его нынешней деятельностью, был найден мертвым с ножевыми ранениями в московском СИЗО №5, и это - единственная информация, сомневаться в которой не приходится. Все остальные обстоятельства вызывают очень много вопросов.

В момент смерти Евдокимов оказался в уборной камеры в СИЗО №5 "Водник", куда его перевели около месяца назад. Вместе с ним в камере находились 11 человек. Видеонаблюдения в помещении не было. Сообщается, его тело обнаружили случайно только в четыре утра.

Неофициальная версия о самоубийстве, которую поначалу изложила Интерфаксу член ОНК Ева Меркачева, а также "анонимный источник" - другим российским информагентствам, перестала быть актуальной уже в субботу днем, когда СК возбудил уголовное дело об убийстве.

Адвокат Владимир Никитин также сказал Русской службе Би-би-си, что не верит в эту версию.

Заключение судмедэкспертов поступило только в понедельник вечером: по словам анонимного источника Интерфакса (информация о ходе расследования попадает в информационные агентства в основном по неофициальным каналам), Евдокимов умер от кровотечения из шейной артерии, причем эту рану он сам себе нанести не мог.

Другой источник рассказал сразу нескольким информационным агентствам о том, что на его теле были обнаружены следы борьбы.

Кто убийца?

После того, как вопрос о самоубийстве Владимира Евдокимова был фактически снят, возник новый: как мог взрослый мужчина бороться за свою жизнь и погибнуть в одной комнате с одиннадцатью другими и не привлечь их внимания?

"Даже если мы с вами будем бороться где-то, мы все равно будем звуки издавать, падать, бить по телу, любые звуки, это все слышно", - рассказал Би-би-си председатель московской общественной наблюдательной комиссии в местах принудительного содержания (ОНК) Вадим Горшенин. В настоящее время с сокамерниками Евдокимова, по неофициальным данным, работают следователи, их расселили по разным камерам.

Убить Евдокимова в принципе могли либо те люди, которые находились с ним в одной камере, либо кто-то, кто вошел снаружи.

Правообладатель иллюстрации TASS
Image caption Обычно высокопоставленных заключенных отправляют либо в лефортовский изолятор, либо в "Матросскую тишину"

Вадим Горшенин не верит в то, что кто-то мог проникнуть в камеру незаметно.

"Это не мог сделать никто из сотрудников СИЗО. Если бы это сделал кто-то извне, сокамерники быстро об этом бы рассказали. Они не могли бы не заметить как открылась дверь камеры", - считает он.

Другие члены ОНК в интервью разным изданиям рассказали, что соседями Евдокимова по камере были молодые люди, которые находились под следствием по сравнительно "легким" статьям, в основном, "экономическим".

Член ОНК Когершын Сагиева, которая посетила СИЗО в воскресенье и поговорила с четырьмя сокамерниками Евдокимова, рассказала в интервью телеканалу "Дождь", что все они настаивают на том, что все в камере спали и никто не слышал никакого шума до тех пор, пока один из заключенных не обнаружил труп примерно в четыре часа утра.

И Сагиева, и руководитель правозащитной организации "Русь сидящая" Ольга Романова отмечают, что в СИЗО ночью обычно не спят.

"Именно ночью происходит основное общение по всем видам связи (телефон, "дорога" - межкамерное общение). Днем не спят те обвиняемые, которым надо на суд или к которым приходят адвокаты. То есть кто-то не спит ночью, кто-то не спит днем. Не бывает, чтобы в общей камере все спали", - написала она на своей странице в "Фейсбуке".

Романова убеждена, что в камере, в которую месяц назад попал Евдокимов, находился убийца, или даже несколько. И что убийство было спланировано.

Когершын Сагиева полагает, что сокамерники Евдокимова наверняка что-то знают. "Все они очень нервничают и так активно говорят, что это было самоубийство, что начинаешь конечно же во всем сомневаться", - сказала она.

Бытовая версия

Версию о ссоре с сокамерниками, которую также обсуждают в прессе, допускали немногие.

Как рассказал РБК член ОНК Иван Мельников, дело в том, что и сокамерники говорили, что Евдокимов не конфликтовал с ними, и сами они, по его словам, были молодыми ребятами, которые обвиняются в мошенничестве и незаконной банковской деятельности, но большинство - в незаконном обороте наркотиков.

Корреспондент "Московского комсомольца", поговорившая с некоторыми из них, рассказала, что, по их словам, Евдокимов в камере вел себя довольно спокойно, хотя и переживал из-за уголовного дела против него.

"Этот человек был предельно спокойным. Даже на совещаниях - обычно люди повышают голос, чтобы привлечь внимание, а он начинал говорить тише, чтобы к нему прислушивались. Позиции в Роскосмосе у него были довольно прочными. Для него все, что с ним происходило, было своеобразной интеллектуальной игрой. Он делал шаг и ждал ответного", - рассказал Би-би-си человек, хорошо лично знавший Евдокимова.

Правда, Когершин Сагиева в интервью "Дождю" рассказала со ссылкой на свидетельства сокамерников, что в день смерти он писал письма и заполнял документы, а позднее занервничал и закурил, чего раньше с ним не случалось, однако свидетельств того, что он при этом вел себя агрессивно по отношению к соседям по камере, нет.

СИЗО №5

Место, в котором оказался Владимир Евдокимов, также вызывает вопросы у правозащитников и журналистов. Ольга Романова рассказала Би-би-си, что СИЗО-5 "Водник" отличается от других изоляторов - таких как "Лефортово" или "Матросская тишина".

Правообладатель иллюстрации TASS/Geodakian
Image caption Правозащитники говорят, что Евдокимова не должны были помещать в СИЗО №5

"Я бы сказала, [что это СИЗО] коммерческое. Не в прямом смысле "коммерческое" по бумагам, а по факту. Там можно запросто "купить" телефон, там можно запросто "купить" лучшую камеру", - рассказала она.

Романова считает, что Владимира Евдокимова не должны были помещать в СИЗО №5 исходя из его высокопоставленного положения в Роскосмосе.

"Этот человек был носителем государственной тайны, у него конечно же была высшая форма допуска. По его должности. И он должен был сидеть в так называемом безопасном месте. Безопасное место - либо "Лефортово" - тюрьма ФСБ, либо централ 99/1 - так называемый кремлевский централ в "Матросской тишине", - рассказала она Би-би-си.

В этих изоляторах действует особый режим, гораздо более строгий, чем в обычных СИЗО, но там заключенные находятся в большей безопасности.

Тот факт, что Евдокимова, который даже в тюрьме продолжал занимать должность исполнительного директора госкорпорации Роскосмос по качеству и надежности, поместили в обычный следственный изолятор, Романова называет нонсенсом.

Член ОНК Вадим Горшенин и адвокат Владимир Никитин в беседе с корреспондентом Би-би-си сказали, что не осведомлены о том, как ФСИН распределяет арестованных по московским следственным изоляторам.

"Я не знаю, это же дела ФСИН. Закон не говорит, что Евдокимов должен содержаться в Лефортово", - сказал адвокат.

Горшенин, правда, предположил, что остальные тюрьмы оказались переполнены: после ареста Евдокимов находился в шестиместной камере, где было шесть человек, а потом его перевели в двенадцатиместную, где также не было свободных коек.

"В "Матросской тишине", которая также относится к УФСИН Москвы, неделю назад была переполненность 100%. То есть в камере, расчитанной на 12 человек, могло находиться 24", - сказал он.

Уголовное дело

Владимир Евдокимов был арестован в начале декабря в связи с уголовным делом о незаконном приобритении в 2007-2009 годах имущества РСК "МиГ".

В некоторых российских СМИ писали, что речь идет о поставках авиационных запчастей для самолетостроительной корпорации. В уголовном деле сумма ущерба оценена в 200 млн рублей.

Вместе с ним в уголовном деле фигурируют имена бывшего гендиректора ОАО "Вертолетная сервисная компания" Акима Носкова, его первого заместителя Андрея Алексеева, бывшего директора ЗАО "Научно-технический центр" Александра Золина и бывшего гендиректора дочерней компании "МиГ" - ОАО "МиГ-Рост" Алексея Озерова.

Озеров также является фигурантом уголовного дела о махинациях с недвижимостью, также принадлежавшей РСК МиГ.

Следствие утверждает, что в результате этих махинаций РСК лишилась 2,2 га земли в Москве на Ходынском поле с тремя зданиями, и что дело о запчастях было заведено в ходе расследования этих махинаций.

Похожие темы

Новости по теме