1917 год в России: что писала мировая пресса

Газета La Nacion - 16 марта 1917 год Правообладатель иллюстрации La Nacion

Мировая пресса по-разному отреагировала на февральские и последовавшие за ними события в России.

Где-то сочли, что свершилось нечто действительно важное, достойное первой полосы. Кто-то поместил лишь небольшой материал в разделе международных новостей.

Некоторые газеты рассматривали Февральскую революцию в контексте Первой мировой войны и пытались предугадать, что будет дальше.

Ряд изданий продолжали считать свержение Николая II самым главным мировым событием вплоть до осени 1917 года, когда вторая волна новостей из Российской империи отодвинула Февраль на второй план.


Британская Sphere 24 марта 1917 года рассказала читателям о февральских событиях в малейших подробностях. Художник издания Дуглас Макфирсон нарисовал карту Петрограда, расположившись, как сказано в заметке, на возвышении в районе Таврического дворца, где находилась Дума.

Авторы объясняют читателям, что эта часть Петрограда изображена не в привычной для карты ориентации (с севера на юг), а с запада на восток вдоль Невы. Более стандартный вариант карты представлен схематично чуть ниже.

Трудно вообразить, что география Петрограда хоть что-нибудь говорила среднему английскому читателю, но, тем не менее, редакция посчитала необходимым сделать свой рассказ максимально детальным.

На этой же странице помещены еще две статьи: "Четыре дня Революции в Петрограде" и "Отречение царя Николая II" (перевод на английский язык подлинного документа, подписанного российским императором 15 марта).

The Sphere - 24 марта 1917 год Правообладатель иллюстрации Illustrated London News Ltd./BRITISH LIBRARY BOARD
Image caption Британская газета Sphere

В следующий раз Sphere напишет о России в апреле, а затем лишь 7-го июля. Три месяца, пишет издание, прошло с тех пор, как мы рассказали нашим читателям о событиях в Петрограде, и за это время некоторые моменты этой выдающейся революции стали намного яснее.

Редакция советует читателям приобрести только что изданную книгу некоего мистера Стинтона Джонса, который вместе со своим партнером по бизнесу оказался в Петрограде в разгар февральских событий и описал их в рассказе под названием "Россия в дни революции".

"Автор хорошо знает Россию и женат на русской, что дает нам основание утверждать, что мы имеем дело с заслуживающим доверия первоисточником", - пишет газета.

По словам издания, рассказ мистера Джонса изобилует подробностями, о которых иначе иностранный читатель мог бы и не узнать. Например, хорошо одетые люди из числа аристократов спокойно ходили по улицам, и никто к ним не приставал.

Плохо приходилось офицерам высших чинов, часто в них стреляли в упор, и они падали там, где стояли. В этом же июльском номере газета напоминает хронологию событий 6-20 марта.

The Sphere - 7 июля Правообладатель иллюстрации Illustrated London News Ltd./BRITISH LIBRARY BOARD
Image caption Sphere - одна из немногих британских газет, которая несколько месяцев спустя опубликовала подробный анализ произошедшего в России

Первые известия из Петрограда появились в колумбийской газете El Espectador 17 марта 1917 года: семь небольших заметок под общим заголовком "Революция в России".

В первой из них говорится, что в России произошла "чудовищная революция" и правительство заключено в тюрьму.

В остальных более детально описываются внутренние процессы, а также реакция на них в самой Росии и за ее пределами. Публикации El Espectador основываются на информации, полученной из Лондона.

El Espectador - 17 марта 1917 год Правообладатель иллюстрации El Espectador
Image caption El Espectador - первая колумбийская газета, написавшая о событиях в России

Тогда же, 17 марта 1917 года, другая колумбийская газета El Tiempo описывает, что в это самое время в Европе происходит противостояние двух Россий. Одна - новая Россия, "Россия патриотов в лице Думы, армии и всего народа". Другая Россия - "Россия дворян и реакционеров из всех сословий".

El Tiempo - 17 марта 1917 год Правообладатель иллюстрации El Tiempo
Image caption El Tiempo - 17 марта 1917 год

На следующий день, 18 марта, та же El Tiempo помещает статью "Прецеденты русской революции" авторства некоего Е. Семенова (в оригинале - E. Semenoff), находящегося в Петрограде. В этом материале издание пытается объяснить читателям, какие политические расклады в стране предшествовали февральским событиям.

El Tiempo - 18 марта 1917 год Правообладатель иллюстрации El Tiempo
Image caption El Tiempo - 18 марта 1917 год

Мексиканская газета El Democrata, видимо, за неимением фотографии Николая II поручила художникам нарисовать русского царя. Заголовок на передовице номера от 16 марта 1917 года гласит "Царь всех русских людей отрекся и Дума взяла власть в Империи в свои руки".

Мексиканская газета El Democrata - 16 марта 1917 год Правообладатель иллюстрации El Democrata
Image caption Мексиканская газета El Democrata - 16 марта 1917 год

Другое мексиканское издание El Nacional спешить не стало и отдало материалу о событиях в России главное место лишь 17-го марта. Днем ранее новости из Петрограда занимали на страницах газеты более скромное место. "Подтверждено: царь Николай II отрекся от престола", - на передовице.

Мексиканская El Nacional - 17 марта 1917 год Правообладатель иллюстрации El Nacional
Image caption Мексиканская El Nacional - 17 марта 1917 год

А вот El Pueblo (тоже мексиканская газета), судя по всему, сначала получила несколько искаженную информацию. "Русский царь отказался от трона в пользу цесаревича", - пишет издание на своей титульной странице и сопровождает статью фотографией императора с сыном с подписями обоих.

Известно, что Николай II хотел отречься в пользу наследника, но потом, заявив, что не может покинуть Россию и оставить цесаревича, отрекся в пользу своего брата, великого князя Михаила Александровича.

Однако, сделаем скидку на 1917 год, несовершенную систему связи и на удаленность Латинской Америки. Что-то пошло не так, но мы уверены, что газета быстро исправила недоразумение.

El Pueblo - 16 марта 1917 год Правообладатель иллюстрации El Pueblo
Image caption Мексиканская El Pueblo - 16 марта 1917 год

Аргентинская La Nacion избирает не совсем обычный формат и дает сразу множество коротких заголовков, объясняющих ситуацию в далекой Европе.

"Европейская война"

"Великая политическая революция в империи царей"

"Царь, царевич и великий князь Михаил отказываются от своих прав"

"Первые шаги кабинета, организованного Думой"

La Nacion (Аргентина) - март 17 1917 год Правообладатель иллюстрации La Nacion
Image caption La Nacion (Аргентина) - март 17 1917 год

La Razon, тоже аргентинское издание, 17 марта отдает под аналитический материал о России целую полосу.

По мнению авторов, все персонажи, изображенные на фотографиях, а также те, о ком упомянуто в статье, но без иллюстрации, так или иначе поспособствовали революции в России.

Сейчас трудно сказать, почему аргентинский редактор в 1917 году считал, что первый русский царь из династии Романовых Михаил (в статье - Мигель) и даже его матушка (на фото) причастны к краху династии.

Здесь же есть досье на Петра Кропоткина (без фото), которого La Razon называет патриархом свободы и старым революционером, научившимся ценить эту самую свободу у англичан.

О Максиме Горьком издание пишет как об истинно народном писателе, много страдавшем, жившем много лет в изгнании и мечтавшем о переменах. Наконец, предполагает газета, он сможет вернуться в свою страну, которая стала другой.

По мнению La Razon, на начало ХХ века выпало два главных события мирового масштаба - Первая мировая война и революция в России.

La Razon - 17 марта 1917 год Правообладатель иллюстрации La Razon
Image caption La Razon (Аргентина) - 17 марта 1917 год

New York Times 15 марта, когда события в Петрограде уже набрали оборот, неожиданным образом, предполагает, что поступающие сообщения, вероятно, не соответствуют действительности.

Редакция ссылается на полученную из Стокгольма телеграмму, авторы которой в свою очередь цитируют весьма значимого шведского инженера, только что покинувшего Петроград.

Так вот этот инженер по фамилии Эдстрём говорит, что сообщения о событиях в России, появившиеся в шведских и других газетах, сильно преувеличены.

Эдстрём утверждает, что железные дороги работают нормально, никаких массовых забастовок нет и столкновений полиции с мирными гражданами он не видел.

New York Times Правообладатель иллюстрации New York Times

В своем следующем номере NYT пишет, что великий князь Михаил все еще может принять трон, если почувствует, что народ это поддерживает. Кроме того, газета уведомляет, что в Вене проходят переговоры о прекращении огня.

Расположение заголовков и заметок говорит о том, что одна из самых влиятельных газет Америки напрямую связывает ситуацию на фронтах Первой мировой и события в Петрограде.

New York Times Правообладатель иллюстрации NYT

Но 17 марта в New York Times появляются такие же заголовки, как и везде.

"В России закончилась династия Романовых", "За отречением царя последовало отречение Михаила", "Будет созвана конституционная ассамблея".

New York Times Правообладатель иллюстрации NYT

На другом побережье Соединенных Штатов Los Angeles Times 16 марта еще полагала, что брат императора Михаил может взять ситуацию в свои руки. Газета называет его новым главным действующим лицом в России. Президент США Вильсон, пишет издание, очень обеспокоен "славянским восстанием".

Los Angeles Times Правообладатель иллюстрации LA Times

В целом пресса США реагировала на события в России с опаской, рассказал Би-би-си профессор университета штата Калифорния Крис Караджов.

Возвращаемся в Европу. Шотландская Scotsman высказывает предположение, что, вопреки чаяниям, новая Россия является для Германии куда более опасным противником, чем Россия реакционная.

Издание в свою очередь ссылается на прессу Германии, которая выражает ровно такие же опасения и предупреждает своих граждан о том, что война с Россией вступила в новую, более смертоносную фазу.

Немецкая Rheinisch Westfalische Zeitung пишет, что смена правительства в России означает начало "войны на ножах" между двумя странами.

Munchener Nueste Nachrichten уверяет, что в российских реакционных кругах стремительно растут пацифистские настроения, но тут же признает, что последствия революции для русской армии лишь добавят энтузиазма для продолжения войны.

Что ж, продолжает Scotsman, с такими выводами вражеской прессы народы стран Антанты готовы согласиться. Хоть раз германские признанные выразители общественного мнения сказали правду, саркастически замечает шотландская газета.

1 сентября того же года британская газета Graphic опубликовала зарисовки, сделанные ее собкорром Джоном Владимирофф. Автор попытался передать атмосферу противостояния в Петрограде, ситуацию в армии и настроения за пределами больших городов.

"В Петрограде: сюрприз для верных [временному правительству] солдат. Мятежники стреляют по отряду донских казаков на мосту через Неву".

"Сюрприз для изменивших [временному правительству] матросов: захват грузовика с моряками из Кронштадта, вооруженными пулеметами "Максим".

"В поле сражения: священник останавливает панику. "Остановитесь, несчастные создания! Посмотрите на крест! Вы должны бороться за свою свободу".

"Женщины стыдят бегущих солдат: русские крестьяне выгоняют дезертиров палками из своей деревни".

Газета The Graphic - 1917 год Правообладатель иллюстрации Illustrated London News Ltd./BRITISH LIBRARY BOARD
Image caption Революционная Россия глазами британского художника

.

Новости по теме