Леонид Волков: протест нельзя создать, он развивается сам

  • 27 марта 2017
Леонрид Волков в суде
Image caption Волкова задержали в офисе штаба Навального, а не на митинге

В понедельник Симоновский районный суд Москвы приговорил руководителя предвыборного штаба Алексея Навального Леонида Волкова к 10 суткам ареста.

Волкова задержали в воскресенье вместе с сотрудниками "Фонда борьбы с коррупцией" Алексея Навального - прямо в офисе ФБК - во время протестной акции в Москве. В этот момент сотрудники офиса вели прямую трансляцию с аналогичных акций, проходивших по всей стране.

Перед началом заседания в суде Волков рассказал, что задержание произошло в момент трансляции, причем полиция, которая отреагировала на полученное по телефону сообщение о готовящемся взрыве в офисном здании, где находятся помещения ФБК и штаба, сама попросила его остаться и не покидать помещение.

Спустя некоторое время, по словам Волкова, его задержали за то, что он не покинул помещение по требованию полицейских.

Уже после оглашения приговора в суде Волков сказал журналистам, что, по его мнению, именно интернет-трансляция, которая собрала тысячи зрителей, стала причиной его задержания.

Волков считает, что российские власти, которые серьезно относятся к влиянию телевидения на общественное мнение, не смогли смириться с тем, что интернет-трансляция собрала большую аудиторию.

"Тот факт, что нашу интернет-трансляцию смотрели 150 тысяч человек, а суммарно ее посмотрели четыре миллиона [...] стал для нас приятным, а для них неприятным сюрпризом и болезненной точкой. Что делать с массовыми митингами они знают - позвать омоновцев и всех избить дубинками, а это явление для них абсолютно непривычное и неприятное", - сказал он.

Перед оглашением приговора в суде с Волковым поговорил корреспондент Русской службы Би-би-си Павел Аксенов.

Би-би-си: Что сейчас происходит в офисе ФБК и штабе Навального?

Леонид Волков: Офис ФБК полностью разгромили. Вынесли всю технику, там нет интернета, он полностью обесточен, там работать сейчас нельзя.

Штаб, это отдельно арендованное помещение, в том же бизнес-центре, но отдельное. И штаб продолжает свою работу. Ну насколько это возможно.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption На акции протеста в Москве задержали больше тысячи человек

Все наши региональные менеджеры на месте. Координаторы. Почти все на месте, кроме тех, кто здесь.

Значительное количество сотрудников штаба также провело ночь [в полиции].

Би-би-си: У ваших региональных координаторов много проблем?

Леонид Волков: По регионам много проблем, потому что во многих регионах наши координаторы были также и заявителями митингов.

В Питере к Полине Костылевой приходили ночью сотрудники полиции, стояли под дверью, ломились, в итоге выдали её некую повестку на завтра [на 28 марта].

В Казани после митинга, который был согласован, Эльвира Дмитриева - наш координатор штаба - уезжала на машине, ее подрезали, остановили, выскочили люди в масках, запихали в полицейскую машину и она провела ночь в отделении полиции.

А сегодня утром ее судили за нарушение правил проведения мероприятий и признали невиновной.

Би-би-си: Вы ожидали, что выйдет так много людей?

Леонид Волков: Я очень не люблю вопросы журналистов о том, как много людей выйдет. Потому что никогда не знаешь...

Не могу сказать, что у меня были какие-либо специальные прогнозы вчерашних мероприятий.

Но я был очень приятно удивлен и тем, сколько вышло людей в регионах и тем, какие это были люди. Тем, что это была молодежь.

Я видел, что в Новосибирске было четыре-пять тысяч человек, в Екатеринбурге было пять тысяч человек, во многих других городах было больше людей чем в 2011 году.

При том, что в 2011 году почти все митинги были санкционированы, а в 17-м они были квазинесанкционированы. То есть по закону они были санкционированы, но по мнению местных администраций нет.

Би-би-си: Что вы собираетесь делать дальше? Многие советуют вам "подхватить" протест...

Леонид Волков: Протест нельзя подхватывать, протест нельзя создавать, как показало 26 марта, он возникает сам и развивается сам.

Моя задача сейчас, или через 15 суток, посмотрим [разговор происходил до оглашения приговора], заключается в том, чтобы продолжить работу по построению штабов, про построению нашей предвыборной кампании.

Это то, чем я занимаюсь, то что я считаю главным. И мы видим, как на самом деле наша структура региональная, а мы вышли из Москвы и пошли в регионы, мы видим, как наша структура региональная помогла нам в нашей политической работе.

Почти все координаторы штабов были заявителями митингов. В тех городах, где штабы уже есть, митинги прошли особенно эффективно, многолюдно.

Я думаю, что наша чисто митинговая активность и политически-организационная активность дополняют друг друга. Но я по митингам не специалист...

Новости по теме