Письмо Терезы Мэй о "брексите": расшифровка ключевых моментов

  • 29 марта 2017
Theresa May's letter to Donald Tusk

В среду, 29 марта, британский премьер Тереза Мэй в послании председателю Европейского союза Дональду Туску уведомила о запуске процесса выхода Британии из ЕС - согласно 50-й статье Лиссабонского договора.

Ознакомившись с письмом Мэй, политический корреспондент Би-би-си Алекс Форсайт анализирует его ключевые пассажи и размышляет о том, как могут развиваться события в ближайшие два года.

Русская служба Би-би-си вела онлайн-трансляцию этого исторического события - начала процесса выхода Британии из Евросоюза.

Сроки переговоров


"Мы полагаем, что необходимо согласовать не только условия нашего выхода из ЕС, но и условия нашего будущего партнерства".


Что важно? Здесь речь идет о сроках, в которые пройдут переговоры, что будет главным камнем преткновения. Главный переговорщик Еврокомиссии Мишель Барнье уже дал понять: Британия и ЕС должны сначала согласовать условия выхода Соединенного Королевства, а уж потом приступать к переговорам по будущим торговым соглашениям. По его словам, "делая все по порядку", стороны увеличивают шансы на достижение соглашения.

Однако британское правительство придерживается другого мнения, которое Тереза Мэй несколько раз повторяет в своем письме.

Она говорит, что развод и новые отношения должны обсуждаться одновременно - то есть по сути заявляет, что правительство считает необходимым сразу договориться и об условиях выхода из ЕС, и о будущих отношениях. Эти расхождения могут вылиться в спор уже на ранней стадии, если ни одна из сторон не захочет уступить.

То, как разрешится эта ситуация, может задать тон дальнейшим переговорам.


Что, если соглашение не будет достигнуто?

"Если мы покинем Европейский союз без достижения соглашения, то в вопросах торговых отношений мы будем исходить из условий Всемирной торговой организации. Что касается вопросов безопасности, то отсутствие соглашения будет означать, что наше сотрудничество в борьбе против преступности и терроризма ослабнет".


Что важно: Когда в начале года Тереза Мэй впервые приоткрыла завесу по поводу своего видения "брексита" во время речи в лондонском Ланкастер-хаус, она сказала: она сказала: "Отсутствие сделки для Британии лучше, чем плохая сделка ". Это вызвало оживленные споры по поводу того, что эта "плохая сделка" могла бы означать - как для Британии, так и для ЕС.

В своем сегодняшнем письме премьер-министр четко не проговорила то, что она заявляла раньше. Вместо этого Тереза Мэй повторила, что Соединенное Королевство хочет договориться о "глубоком и особом партнерстве с ЕС", а если этого не случится, то тогда пострадает сотрудничество в области борьбы с терроризмом и организованной преступностью.

Вместо того чтобы пригрозить уйти с переговоров, премьер-министр пытается указать на те обоюдные выгоды, которые как Британия, так и ЕС получат, если соглашение о будущем партнерстве будет достигнуто, и предупреждает о тех опасностях, которые возникнут, если этого не случится.


Тон

"Мы должны общаться друг с другом конструктивно и уважительно, в духе искреннего сотрудничества ".


Что важно? В начале переговоров очень важно выбрать правильный тон.

Перед началом судьбоносных для Британии переговоров Тереза Мэй сознательно избегает агрессивного тона.

Она обрисовывает картину: Британия и ЕС являются ближайшими друзьями и соседями, и для обеих сторон важно, чтобы эти отношения не прерывались. Вместо того чтобы бросать угрозы или выставлять условия, Мэй принимает позитивный тон охотно идущего на контакт человека - сейчас это заметно более явственно, чем во время ее выступления по "брекситу" в начале года.

Учитывая давление временных рамок и сложность самих переговоров, а также все то, что стоит на кону для всех участников, премьер-министр, похоже, пытается сказать своим европейским коллегам: давайте работать над этим вместе.

Это может быть встречено в ЕС позитивно, однако занимающие жесткую позицию "брекситёры" могут захотеть, чтобы за этим дружелюбным тоном все же скрывался жесткий подход к самим переговорам.


Права граждан

"Мы должны во главу угла поставить наших граждан. Есть определенная сложность в том, что мы намереваемся начать обсуждать, но мы должны помнить, что в сердце наших переговоров - интересы всех наших граждан. Например, в Соединенном Королевстве много граждан из остающихся [в ЕС] стран, а большое число британских граждан живут в разных странах Европейского союза, и мы должны постараться договориться об их правах на ранних стадиях переговоров".


Что важно? Многие европейские граждане, живущие в Британии, как и британцы, живущие за границей, уже высказали озабоченность по поводу того, как "брексит" скажется на их правах. На Терезу Мэй оказывалось давление с тем, чтобы она в одностороннем порядке согласилась гарантировать легитимность живущим в Британии гражданам ЕС, однако она неоднократно отказывалась это сделать, сказав лишь, что этот вопрос должен быть решен на ранних стадиях переговоров.

Европейский союз отказался говорить об этом до официального введения в действие статьи 50, а теперь, когда это случилось, Мэй четко дает понять, что ранняя договоренность по этому вопросу является приоритетной.

По этому вопросу ЕС не будет артачиться - они тоже хотят уладить этот вопрос поскорее.

Однако в своем письме Мэй признает, что это - сложный вопрос.

Обе стороны могут хотеть его разрешить, однако всякие частности могут довольно быстро привести к непростым переговорам.


Переходный период

"Чтобы избежать резкого перехода от наших нынешних отношений к нашему будущему партнерству, люди и организации, как в Соединенном Королевстве, так и в ЕС, только выиграют от периода внедрения, который позволит постепенно и спокойно привыкнуть к новым договоренностям. Если мы сговоримся об этом в самом начале переговорного процесса, то это поможет обеим сторонам минимизировать ненужные сбои".


Что важно? Два года - это совсем немного, чтобы выработать новые условия взаимоотношений, которые длились более четырех десятилетий.

Есть масса всякий уложений и законов, которые надо разорвать, а также обсуждений по целому ряду вопросов - иммиграции, торговле, правам рабочих и окружающей среде. Результат этих переговоров отразится на компаниях, инвесторах и частных лицах.

Премьер-министр вновь заявляет, что она хочет избежать "резкого перехода" - драматической и быстрой смены, когда старые правила перестают действовать и внезапно начинают действовать новые.

Вместо этого она предлагает "период внедрения", когда новые правила работы, будучи согласованы, будут вводиться постепенно, чтобы "избежать сбоев".

Тереза Мэй и раньше об этом говорила, но в своем письме просит ЕС согласиться с этим принципом на ранних стадиях переговоров. Если это произойдет, то это означает, что Британия вовсе необязательно обрубит все связи с ЕС, когда переговорный процесс через два года завершится. Вместо этого будет относительно плавный переходный период.


Торговля и финансы

"Разумеется, первоочередной задачей будет договориться об ответственном подходе ко всем вопросам, которые возникают в связи с нашим выходом [из ЕС]. Но мы также предлагаем смелое и многообещающее соглашение о свободной торговле между Соединенным Королевством и Европейским союзом. Оно должно быть более масштабным и амбициозным, чем какие-либо прежние соглашения такого рода".


Что важно?

Британия уже не раз заявляла, что хочет заменить участие в едином европейском рынке хорошим торговым соглашением.

В письме не содержится на этот счет каких-либо подробностей; в нем даже нет упоминания таможенного союза.

Однако в нем говорится, что технические переговоры по "амбициозной сделке" должны начаться как можно скорее. Там нет прямого упоминания о многажды проговоренном "счете за развод" - миллиардах евро, которые, по заявлению некоторых лидеров ЕС, Британия должна будет уплатить, чтобы покрыть все существующие финансовые обязательства.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Дональд Туск продемонстрировал письмо Терезы Мэй журналистам и сказал: "Нет смысла делать вид, что это хороший день"

Премьер-министр говорит, что надо провести переговоры о "справедливом договоре" по поводу существующих обязательств Британии, хотя она и дает понять, что этот вопрос должен обсуждаться одновременно с вопросом о будущем характере партнерских отношений между Британией и ЕС. Сроки переговоров, совершенно очевидно, важны для британского правительства, которое хочет убедиться в том, что сможет довольно скоро начать торговые переговоры.

И наконец - чего нет в письме?

Вопрос иммиграции был ключевым во время кампании, предшествовавшей референдуму, и премьер-министр поставила этот вопрос как один из 12 приоритетных в своей первой речи о "брексите" в начале года.

Однако в письме в ЕС нет отдельного упоминания вопроса иммиграции. Есть отсылка к "четырем свободам единого рынка" - одной из них является свобода передвижения.

Там признается, что Британия не имеет права выбирать, что ей из этого по душе - это отсылка к звучавшим ранее заявлениям лидеров ЕС о том, что, если Британия хочет оставаться членом единого рынка, то она должна принять право на свободу передвижения рабочей силы.

В своих прежних выступлениях Мэй это категорически отвергала.

То, что об этом ничего нет в письме, может быть ее способом заявить, что этот вопрос даже не обсуждается, или же это может быть признанием того, что по вопросу свободы передвижения линия ЕС настолько четкая, что и обсуждать тут нечего.

Как бы то ни было, отсутствие упоминания такого значительного вопроса уже само по себе значительно.

Новости по теме