Что расскажут е-декларации об украинских депутатах и чиновниках

Декларации Правообладатель иллюстрации UNIAN

"Вы не способны организовать работу, вы ставите сотни тысяч людей в нашей стране перед угрозой двух лет тюрьмы", - обычно спокойного премьер-министра Украины Владимира Гройсмана было не узнать.

Темой номер один на заседании украинского правительства 29 марта, за два дня до окончания срока подачи электронных деклараций, стала неудовлетворительная работа реестра этих самых деклараций. Конкретнее - невозможность загрузить в систему заполненные документы. В свете предусмотренного за несвоевременную подачу декларации уголовного наказания тема была более чем актуальной.

Распекали на заседании кабинета министров Наталью Корчак, главу Национального агентства по предотвращению коррупции, созданного в прошлом году госоргана, призванного системно бороться с коррупцией в эшелонах украинской власти.

Она на обвинения в свой адрес отреагировала жестко: по ее словам, государственные органы объединились против НАПК, а электронная система декларирования - нежелательный продукт для государства.

В такой атмосфере на Украине финиширует вторая в ее истории кампания по электронному декларированию. И некорректная работа реестра и дрязги представителей власти по этому поводу кажутся только верхушкой айсберга связанных с этим проблем.

По требованию Майдана и Запада

Систему е-декларирования запустили на Украине в прошлом году. Сейчас уже сложно однозначно ответить на вопрос, что стало главной причиной отказа от бумажных деклараций, заполнявшихся чиновниками, как правило, от руки.

С одной стороны, украинское общество требовало от новой власти, пришедшей на волне "Евромайдана", большей открытости и большего рвения в борьбе с коррупцией.

С другой - введение е-деклараций активно лоббировали западные партнеры Украины. Запуск этой системы называл необходимым условием для получения Киевом очередного транша Международный валютный фонд, а Евросоюз внес его в список решений, необходимых для предоставления украинцам безвизового режима.

В результате, говорит Би-би-си один из авторов профильного закона, заместитель главы антикоррупционного комитета Верховной рады Виктор Чумак, на Украине ввели в действие настолько подробные декларации, что аналогов им сложно найти даже в развитых западных странах.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Электронные декларации предусматривают обязательное декларирование наличных денег - раньше о "кэше" можно было не отчитываться

Например, украинских чиновников обязали выложить в открытый доступ не только информацию о недвижимом имуществе, автомобилях и банковских счетах, которыми они владеют, но и задекларировать все имеющиеся у них и у членов их семей наличные деньги.

Кроме того, в декларации нужно было включить информацию обо всех ценных предметах стоимостью свыше 100 минимальных зарплат (на тот момент - около 5 тысяч долларов).

Одним словом, с гордостью утверждали авторы закона, новая система декларирования позволяла желающим сложить максимально полное впечатление о материальном положении практически любого украинского чиновника высшего звена.

Храм и мощи

Итоги первой волны декларирования, закончившейся в октябре прошлого года, повергли украинское общество в шок.

Оказалось, что высшее руководство Украины предпочитает хранить свои сбережения не в банковской системе родной страны, а в наличной валюте - причем, как правило, иностранной.

СМИ и соцсети активно обсуждали автопарки, коллекции дорогих часов, машин и вин, внесенные в декларации людьми, представляющими власть одной из беднейших стран Европы.

Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption В прошлом году активисты провели у стен Верховной рады акцию под лозунгом "Трусы, подайте декларации"

"Наверное, представления о государственном деятеле у общества и так были не очень позитивными, но одно дело что-то допускать и шутить на эту тему, а другое - реально увидеть, что человек владеет храмом (фигурирует в декларации депутата парламента от "Блока Петра Порошенко" Анатолия Матвиенко). Или мощами (в декларации депутата от Радикальной партии Андрея Лозового)", - рассказала Би-би-си координатор направления предотвращения элитарной коррупции киевского представительства Transparency International Андрей Слюсар.

Наблюдатели уже тогда, в прошлом году, говорили, что материалы общедоступного реестра деклараций являются неоценимым источником информации для журналистов-расследователей и, что немаловажно, правоохранительных органов.

Тем более что уголовный кодекс Украины тогда же пополнился статьей о "незаконном обогащении": за получение должностным лицом неправомерной выгоды даже без прямых признаков взятки предусмотрено наказание вплоть до 10 лет лишения свободы.

И именно наказания высокопоставленных коррупционеров по итогам первой волны декларирования ждали украинское общество и западные партнеры Киева.

"Система электронных деклараций об активах является началом, а не завершением процесса выявления и прекращения коррупционной деятельности", - недвусмысленно заявляла тогда посол США на Украине Мари Йованович.

"Обывателю хочется всех посадить"

Однако как раз с наказанием причастных к коррупции не сложилось, констатируют наблюдатели.

Сначала государственные органы растянули почти на четыре месяца утверждение самого алгоритма проверки деклараций на возможные коррупционные нарушения.

Потом оказалось, что за все время, прошедшее с момента окончания первой волны декларирования, НАПК инициировало проверку всего трех десятков человек - из почти 100 тысяч декларантов. По крайней мере, такими цифрами оперируют в кабинете министров.

А дальше было уже не до проверок: из-за некорректной работы реестра под угрозой оказалась вторая волна декларирования.

Впрочем, один из творцов системы Виктор Чумак не чувствует разочарования из-за отсутствия результатов в виде громких "посадок".

"Это обывателю хочется всех посадить, а мы понимали, что посадить кого-то будет очень сложно, ведь раньше обязанности показывать ту же наличку не было. Наша цель была другой - создать систему, которая бы позволила из года в год мониторить стиль жизни, возможности незаконного обогащения и конфликта интересов (представителей власти)", - говорит он.

Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption В этом году подать е-декларации должны больше миллиона украинцев

Чумак объясняет: именно вторая волна деклараций будет особенно важной, если речь идет о привлечении коррупционеров к ответственности. Ведь первые декларации, по сути, не было с чем сравнивать - старые бумажные декларации родом из "прошлой жизни" предоставляли борцам с коррупцией слишком ограниченные сведения о материальном положении декларанта.

А вот декларацию, поданную чиновником до 1 апреля этого года, можно будет сравнить с прошлогодней и, в случае существенных расхождений, - запускать в действие статью о незаконном обогащении.

Именно поэтому, говорят наблюдатели, украинские власть имущие с такой дотошностью подошли к заполнению первых деклараций. Первая волна декларирования стала для них своеобразной амнистией капиталов: возможностью показать обществу все наличествующее на данный момент состояние без страха быть наказанным за владение им.

А еще, не сомневаются сразу несколько депутатов Рады, с которыми общалась Би-би-си, е-декларации наверняка станут действенным элементом политической борьбы - агитационными или контрагитационными листовками в ходе любой избирательной кампании.

"Хотят, но не могут"

Это - и реальная возможность привлечения высокопоставленных коррупционеров к ответственности, и возможные политические последствия декларирования - доставляет верхушке украинской власти довольно сильный дискомфорт, считает Андрей Слюсар из Transparency International.

Он обращает внимание на попытки "дискредитации" системы - от недавно инициированных и уже раскритикованных Западом поправок в профильный закон, которые обязали подавать декларации представителей общественных организаций, занимающихся борьбой с коррупцией, до нынешних технических проблем с функционированием реестра.

Со Слюсаром солидарен депутат из антикоррупционного комитета Виктор Чумак.

По его словам, если бы не последовательная поддержка системы е-деклараций Западом, Киев вполне мог бы "убить" систему: убрать реестр из общего доступа, существенно сократить количество полей декларирования или ограничить число декларантов.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption ЕС внес закон об электронном декларировании в список решений, которые Киев должен принять в рамках процесса получения безвизового режима

Представители украинской власти отвергают обвинения в свой адрес.

"О саботаже тут речь не идет. Саботаж - это когда могут, но не хотят организовать процесс. А здесь хотят, но не могут. Здесь мы сталкиваемся с проблемой некомпетентности, неспособности исполнительной ветви власти организовать процесс декларирования состояний", - говорит Би-би-си депутат парламента от "Блока Петра Порошенко" Иван Винник.

Миллион декларантов

Так или иначе, а на протяжении нескольких дней на этой неделе система явно не справлялась с количеством запросов желающих подать свои декларации.

Эксперты объясняют ажиотаж вокруг декларирования просто. Если в прошлом году декларации должны были подавать "только" 100 тысяч высших должностных лиц Украины, то сейчас отчитаться должны свыше миллиона человек, включая, например, депутатов сельских советов и сотрудников полиции.

Как это часто бывает, многие отложили подачу деклараций на последние дни отведенного для этого периода. В пиковые моменты загрузка системы составляла порядка 50 тысяч запросов в секунду, говорит глава Государственной службы спецсвязи и защиты информации Леонид Евдоченко. Система не справлялась с десятками тысяч одновременных запросов, реестр "ложился", подать декларации было невозможно.

Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption Осуществить вход в систему для подачи электронных деклараций на протяжении последних нескольких дней было проблематично

В четверг Нацагентство по предотвращению коррупции обнародовало разъяснение, дающее право большей части декларантов - тем, кто подает е-декларацию впервые - загрузить ее не до 1 апреля, а до 1 мая.

Это позволило несколько разгрузить систему: по состоянию на утро пятницы она работает в штатном режиме для желающих подать декларации, однако закрыта для тех, кто хочет ознакомиться с уже поданными декларациями.

В четверг вечером, например, смог подать свою декларацию премьер Владимир Гройсман, ранее жаловавшийся на неработающую систему и напоминавший об уголовной ответственности за неподачу этого отчета.

Как быть с "удобствами во вдоре"

Облегчение почувствовали и десятки тысяч "новых" декларантов - депутатов сельских и поселковых советов.

"У меня в сельсовете 12 депутатов, так я с каждым отдельно садился и заполнял. Мы же одна команда, и если есть какие-то трудности, то мы должны их преодолевать вместе", - рассказал Би-би-си самый молодой сельский голова Украины, 24-летний Артем Кухаренко из села Подольское Черкасской области.

Семь человек успели загрузить свои декларации в систему, пятеро - тянули до последнего и спохватились, только когда реестр "лег", говорит Кухаренко. Записали все свои данные на листиках, переживали: все-таки два года тюрьмы светит. Когда прочитали разъяснение, дающее им право на отсрочку с подачей декларации, немного успокоились.

Артем сетует, что не знал, в какую именно графу электронной декларации вписать свою стипендию студента-заочника. Мы полушутя дискутируем с ним о том, нужно ли вписывать в декларацию "удобства во дворе" - как-никак объект недвижимости, хоть и без технической документации.

"Я думаю, что если человек хочет поступить честно и открыто, то он может написать все, что хочет. Это - главное", - говорит он.

Новости по теме