Возвращение в Мосул: город после полугода боев

  • 31 марта 2017
Мосул Правообладатель иллюстрации AP
Image caption В западной части Мосула продолжаются бои, многие районы города превратились в руины

После полугода ожесточенных боев за Мосул иракские правительственные войска очистили восточную часть города. В западной части бои продолжаются.

Наш коллега из Арабской службы Би-би-си Башир Заиди, родившийся и выросший в этом городе, вернулся в Мосул, чтобы узнать, как его друзья и бывшие соседи справлялись с условиями жизни под властью джихадистской групировки "Исламское государство" (ИГ, признана террористической и запрещена во многих странах мира).

Вот что он рассказал в интервью Русской службе Би-би-си.

Би-би-си: Вам не страшно было возвращаться?

Башир Заиди: Мне не было страшно. Скорее я был взволнован, потому, что возвращался в Мосул после почти 14 лет отсутствия. Все эти годы я мечтал об этом дне, но также и переживал, поскольку не знал, что там на самом деле происходит, даже после того как восточная часть была освобождена.

Всё было очень неопределенно. Я знал, что жизнь там так или иначе продолжается, но примерно за неделю до нашего приезда в густонаселенных районах восточной части произошли несколько нападений смертников, поэтому я, конечно, был обеспокоен.

Би-би-си: Но ведь вам как журналисту постоянно приходится сталкиваться с подобными ситуациями? Мы слышим о событиях в Ираке, в Сирии каждый день, и со временем мы перестаем ощущать трагедию происходящего. Изменилось ли ваше отношение к этим новостям после того, как вы съездили туда и увидели все своими глазами?

Б.З.: Как журналиста, это меня не очень изменило, поскольку я постоянно следил за новостями - каждый день с момента начала операции по освобождению Мосула. Но одно дело видеть всё на телеэкране или в социальных сетях, и совсем другое - своими глазами в реальной жизни.

Для меня было настоящим потрясением увидеть мои любимые места, особенно университет, в развалинах. Я не мог заставить себя смотреть на здание университета, настолько сильно оно разрушено. Улицы, здания, очень многое пострадало, и это меня глубоко потрясло.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Инфраструктура Мосула полностью разрушена

Би-би-си: Что-либо там функционирует? Водопровод, электричество? Каково приходится людям, живущим там?

Б.З.: Я видел, как люди набирают воду из колодцев. Они выкопали колодцы - на улицах, внутри мечетей, и они делятся друг с другом этой водой, чтобы помыться. Воду же для питья и готовки они вынуждены покупать или брать из цистерн, предоставленных ЮНИСЕФ или некоторыми иракскими НКО. Ни водопровод, ни электричество, ни канализация не работают.

Мосул был городом с хорошо развитой инфраструктурой. Теперь все разрушено. И это самым серьезным образом сказалось на жителях. Они жаловались мне, что не могут дождаться освобождения, они говорили мне: мы не можем без воды, электричества и прочей инфраструктуры…

Image caption Башир Заиди с университетскими друзьями в Мосуле 20 лет назад

Би-би-си: А что с больницами?

Б.З.: Все больницы в Мосуле, по крайней мере в восточной его части, разрушены, и людям приходится обращаться в больницу в ближайшем населенном пункте за 70 километров. Мы видели, как машины скорой помощи отправляются туда в экстренных случаях или чтобы отвезти раненых после минометных обстрелов в западной части города.

Так что совсем не осталось мест, где людям могли бы оказать срочную медицинскую помощь, кроме тех, что находятся в соседних населенных пунктах, но и те уже переполнены больными и ранеными, которые поступают ежедневно.

Би-би-си: А что с вашей семьей?

Б.З.: Моя семья живет в Багдаде, мы покинули Мосул в 1996 году.

А что касается того, как моя семья отреагировала на мою поездку туда, то, конечно они очень волновались. Но мой брат поздравил меня, он сказал: я так рад, что ты побывал в нашем любимом городе. Да, они теперь живут в Багдаде, но они внимательно следят за тем, что происходит в Мосуле. Наша связь с этим городом не прервалась.

Би-би-си: Есть ли какая-то надежда для Ирака?

Б.З.: Жители Мосула обращают этот вопрос к иракскому правительству, именно оно должно решать, что будет дальше. Да, в прошлом были ошибки, и они привели к тому, что Мосул был захвачен экстремистскими группировками, так называемым "Исламским государством". И правительство должно сделать все возможное, чтобы избежать подобных ошибок в будущем.

И тогда, говорят жители Мосула, может быть, мы заживем нормальной жизнью, вернемся на свои рабочие места, заработает инфраструктура, и все пойдет своим чередом. Потому что, будем откровенны, все боятся возвращения боевиков ИГ.

Люди говорили мне: даже если это и не будет называться ИГ, это может быть другая экстремистская группировка, которая воспользуется тяжелыми условиями, в которых мы живем, и получит поддержку всех недовольных, как это было с ИГ. И тогда история повторится.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption У ООН нет денег для помощи беженцам, вынужденным из-за боев покинуть Мосул

Би-би-си: Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш заявил сегодня, что в распоряжении Организации Объединенных наций есть лишь малая часть суммы, необходимой для помощи беженцам из района боевых действий вокруг Мосула. Как вы считаете, удастся ли когда-либо восстановить Мосул?

Б.З.: Я уверен, что восстановление Мосула в его прежнем виде займет немало времени. Мы пока не знаем, каковы планы правительства Ирака на этот счет, поскольку и у него свои финансовые проблемы. Мы не знаем, каковы планы и временные рамки для восстановления Мосула.

Силы безопасности продолжают вести боевые действия с ИГ в других городах. Есть еще два города: Тикрит и Рамади, и вот теперь освобождают Мосул.

Власти утверждают, что необходимо на 100% освободить захваченные экстремистами территории, прежде чем строительные компании смогут начать восстановительные работы. Но мы не знаем, когда это произойдет.

Новости по теме