Убийство Немцова: Шадид Губашев отказался отвечать на вопросы обвинения

Шадид Губашев Правообладатель иллюстрации Почуев Михаил|TASS
Image caption Шадид Губашев утверждает, что находился в гостях у своего слепого дяди вечером 27 февраля 2015 года, когда был убит Немцов

В Московском окружном военном суде возобновился допрос обвиняемых по делу об убийстве Бориса Немцова. В среду допрашивали Шадида Губашева, который обвиняется в том, что знал о готовящемся преступлении и участвовал в слежке за оппозиционным политиком.

Показания младшего из братьев Губашевых играют особую роль в этом деле: во время следствия он так же, как его брат Анзор и двоюродный брат Заур Дадаев, дал признательные показания, но если те тут же от них отказались, Шадид Губашев довольно долго придерживался первоначальной версии.

По крайней мере, такую картину рисует обвинительное заключение.

Однако после начала процесса в октябре прошлого года Шадид Губашев неоднократно и очень эмоционально пытался донести до присяжных информацию о том, что после ареста его пытали, следователи фальсифицировали его показания, а сам он ни в чем не виноват.

Судья Юрий Житников постоянно делал Губашеву замечания, что нельзя рассказывать присяжным о том, что происходило на этапе следствия, и в конце концов удалил его из зала заседаний до того момента, когда подойдет время допроса обвиняемых.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Непосредственным исполнителем преступления следствие считает Заура Дадаева

В среду допрос Шадида Губашева продолжался около четырех часов - и это при том, что он категорически отказался отвечать на вопросы государственного обвинения.

"Тогда сделаем так: я буду задавать вопросы, а вы не будете отвечать", - не смутилась прокурор Мария Семененко.

И следующие минут пятнадцать она действительно задавала вопрос, Губашев молчал в ответ, и Семененко невозмутимо задавала следующий.

Шадид Губашев подчеркивал, что отказывается отвечать из-за того, что, по его мнению, гособвинение тенденциозно ведет процесс, ущемляя в правах подсудимых, и тем не менее, Марии Семененко определенно удалось с выгодной использовать его молчание - ведь на большую часть вопросов присяжные хотели получить ответ не меньше, чем прокурор.

Например, как на вещах Губашева-младшего оказались следы продуктов выстрелов? Почему он после убийства Немцова уехал в Ингушетию - сразу вслед за тем, как из Москвы в Грозный улетели сначала Анзор Губашев с Бесланом Шавановым, а затем Заур Дадаев и Руслан Геремеев? Что он делал в октябре 2014 года в поселке Бенилюкс, где жил Немцов? Что он делал в ночь с 27 на 28 февраля 2015 года, когда убили Немцова?

В итоге на часть вопросов Шадид Губашев все же дал ответ: отказавшись поначалу говорить и с адвокатом стороны потерпевших Вадимом Прохоровым, подсудимый внезапно изменил решение и поддержал диалог и с Прохоровым, и с его коллегой Ольгой Михайловой, и с судьей Юрием Житниковым, который повторил часть вопросов прокурора Семененко - судя по всему, по просьбе присяжных.

"Не знаю и знать не хочу"

Нынешняя версия событий Шадида Губашева выглядит следующим образом.

Он утверждает, что не вступал ни в какой преступный заговор осенью 2014 года, так как с сентября по конец декабря не виделся и не созванивался с Зауром Дадаевым. Лишь под самый новый год его двоюродный брат позвонил сказать, что едет из Грозного в Москву. С Русланом Мухудиновым, которого обвинение считает организатором преступления, Шадид Губашев якобы был вообще не знаком.

В январе и феврале 2015 года, когда Дадаев обосновался в Москве на улице Веерной, дом 3, Губашев несколько раз заезжал к нему в гости.

Однако Губашев крайне путанно и противоречиво прокомментировал свои визиты в дом номер 46 по той же улице к Руслану Геремееву. Геремеева он якобы не знает "и знать не хочет". Про квартиру же Геремеева сначала сказал, что вообще там не бывал, потом признал, что заезжал один, максимум два раза. Почему там оказалась зубная щетка с его генетическими следами, Шадид Губашев не ответил, с возмущением заметив, что это не его щетка, а чужими он не пользуется.

Точно так же Шадид Губашев ответил на вопрос о машине ЗАЗ "Шанс", на которой следили за Немцовым: по его словам, он никогда не видел эту машину, никогда в ней ездил, и откуда там его следы, он не знает.

В гостях у незрячего дяди

Губашев утверждает, что вечером 27 февраля 2015 года он поехал в гости к своему "дядьке", просидел там до глубокой ночи, потом поехал домой, но по пути решил заехать к своему двоюродному брату Зауру Дадаеву - так и оказался на Веерной, дом 3, около четырех часов утра 28 февраля. Кто был в квартире в тот момент помимо Дадаева, Губашев не знает, так как "не лазил по квартире", а сидел "смотрел фильм".

Дядя Губашевых по имени Магомед-Амин Айтамиров до сих пор ни разу не упоминался на этом процессе и не вызывался в суд в качестве свидетеля. По словам Шадида Губашева, он регулярно навещал дядю, так как тот незрячий и нуждается в помощи и поддержке.

Более того, в ту ночь на квартире у дяди был еще один человек - некий Рамзан Шамаев, который, вероятно, также мог бы подтвердить рассказ Губашева, но по непонятной причине тоже не вызывался в суд ни стороной защиты, ни обвинением.

Так как нынешние показания Шадида Губашева отличаются от признаний, данных им во время следствия, гособвинение выступило с ходатайством огласить его первоначальные показания.

Судья Юрий Житников не смог сразу принять решение о том, какие именно фрагменты показаний оглашать перед присяжными, и объявил перерыв до четверга, 6 апреля.

Новости по теме