Ильяс Никитин: "Это может коснуться и мусульман, и не мусульман"

Ильяс Никитин Правообладатель иллюстрации RBC
Image caption Фотографию Ильяса Никитина напечатали многие российские СМИ, после чего он сам пришел в полицию и заявил о непричастности к врзывам

В день взрыва в метро Петербурга несколько российских СМИ опубликовали фотографию высокого худощавого мужчины с длинной бородой в темном пальто и тюбетейке. Со ссылкой на правоохранительные органы утверждалось, что он может быть причастен к преступлению. Однако вскоре изображенный на снимке Ильяс Никитин сам явился в полицию в доказательство того, что не имеет отношения ко взрыву.

Но на этом его злоключения не кончились. Сначала его сняли с рейса Москва - Оренбург, после того как с ним отказались лететь пассажиры. Затем появилась информация, что Никитина могут уволить с предприятия, где он работает дальнобойщиком.

СМИ стали сообщать подробности его жизни, в частности, утверждая, что в молодости он служил в ВДВ и воевал в Чечне. В интервью Русской службе Би-би-си Никитин не стал отвечать на вопрос о том, правда ли это, но рассказал, как он пережил эти несколько дней после взрыва.

Би-би-си: Как вы узнали о том, что СМИ называют вас предполагаемым террористом? Что вы испытали?

Ильяс Никитин: Телевидение показало. А что испытал? Есть же внутреннее убеждение. Человек знает, виновен он или нет. Полиция и федеральная служба безопасности доказали мою непричастность. Я пошел, пообщался с ними, мы поняли друг друга, услышали.

Би-би-си: Вы не боялись, что вам не удастся доказать свою невиновность, когда шли в полицию? Как к вам там отнеслись?

ИС: С пониманием, потому что я в России, слава богу, так давно хожу. Ко мне не было вопросов. И я открыто с ними разговариваю, они со мной разговаривают. Мы понимаем друг друга. Это дело случая, что ситуация получила очень широкий резонанс.

В принципе у нас сотрудники федеральной службы, государственных органов с пониманием относятся к разным людям, чья жизнь связана с какой-то религией, скажем так.

[неразборчиво]

Правообладатель иллюстрации Dmitry Vrubel and Victoria Timofeeva

Некоторые ситуации присутствуют, но - снова - это же общественное мнение поднимает эти темы.

Би-би-си: Вас, когда вы уже оправдались, сначала не пустили в самолет, а потом якобы хотели уволить с работы. Вы вообще ожидали такого развития событий, такого общественного негатива?

ИС: Не очень ожидал, но подумывал, что в любом случае могут быть такие прецеденты все равно.

Би-би-си: Вы пытались объяснить пассажирам самолета и своему начальству, что невиновны? Как на это отреагировали?

ИС: Не я объяснял. Объясняла служба безопасности, командир корабля. К самой авиакомпании я претензий не имею, мы услышали друг друга. Они сделали все возможное. Но народ среагировал иначе. Ну, это, конечно, только мое мнение.

Би-би-си: У вас сейчас с работой все в порядке?

ИС: Да. Разрешились вопросы, разрешаются. Спасибо общественному мнению, которое сыграло свою положительную роль. Есть СМИ, которые положительно повлияли. А есть СМИ, которые повлияли отрицательно, которыми я очень серьезно недоволен. Но так всегда: есть добро и зло, и добро всегда побеждает [неразборчиво].

Би-би-си: Может быть, теперь, когда все прояснилось, вы бы хотели что-то сказать тем людям, которые плохо к вам отнеслись в аэропорту или к тем журналистам, которые опубликовали о вас непроверенную информацию?

ИС: Да укажет на них Всевышний, чтобы их нрав и их стыд победили их безнравственность и их бесстыдство.

Клеветать на людей безнравственно и бесстыдно. Вот, например, не нравится вам ваш брат. Вы скажете, что он плохой человек, не имея на это оснований? Вы будете обвинять его, брата своего? Я думаю, что нет.

Сколько нас в мире - 6 миллиардов? Так вот между собой мы все братья, какого бы цвета кожи ни были. Поэтому ни на кого нельзя клеветать. Прежде чем кого-то в чем-то обвинить, нужно иметь доказательства.

Би-би-си: Что вы посоветуете мусульманам, которые в российском обществе, да и не только, сталкиваются с непониманием и притеснениями?

Ну, это во всех обществах, во всех цивилизациях присутствует по отношению к мусульманам. Это история. Это было, есть и останется. И это может коснуться и мусульман, и не мусульман, любого представителя человечества. Любой человек может оказаться в притесненном состоянии.

Новости по теме