Удар по Сирии - конец изоляционистской риторики Трампа?

  • 7 апреля 2017
Дональд Трамп Правообладатель иллюстрации AFP

Четыре года назад, после того как сирийские власти использовали химическое оружие против мирного населения страны, Дональд Трамп - тогда еще просто крупный бизнесмен и телеведущий - предупредил всех, кто готов был тогда его слушать, что США должны воздержаться от ответного военного удара.

"[Президент Барак] Обама должен начать уделять внимание СВОЕЙ СТРАНЕ, рабочим местам, здравоохранению и всем прочим, многим нашим проблемам, - написал он в своем Твиттере. - Забудьте о Сирии и верните Америке былое величие!"

Два года назад Трамп выстроил свою президентскую кампанию именно на этом лозунге: он резко критиковал демократов, как и некоторых соратников по Республиканской партии, за "чрезмерно интервенционистскую политику".

Еще неделю назад госсекретарь США Рекс Тиллерсон, казалось, следовал тому же курсу: он предпочел не раздувать призывы сместить президента Сирии Башара Асада, заявив только, что его статус будет решать сирийский народ.

И вдруг в четверг вечером, через два дня после химической атаки [в Идлибе], президент Трамп отдает приказ о нанесении точечных ударов по военной авиабазе сирийских сил.

Этот шаг знаменует полный разворот от прежней риторики Трампа и того, что от него ожидали в сфере внешней политики.

Уже после нанесения удара президент объяснил, что "это чрезвычайно важно для национальных интересов Соединенных Штатов - предотвращать и сдерживать распространение и использование смертоносного химического оружия".

Он даже призвал "цивилизованные страны" положить конец "кровопролитию и бойне" сирийской войны, выразив уверенность в том, что там наступят "мир и гармония".

Спустя всего несколько месяцев после вступления в должность Трамп, которого было принято считать "неоизоляционистом", применил американскую военную мощь за рубежом, чтобы заставить власти другой страны соблюдать международное законодательство и наказать их за нарушения прав человека.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Запуск крылатых ракет по Сирии осуществлялся с эсминцем ВМС США

Глобалист поневоле?

Что изменилось? Кажется очевидным, что наибольшее воздействие на президента оказали жуткие фото мертвых и умирающих мирных жителей Сирии - включая и "прекрасных детей", как выразился Дональд Трамп.

В Вашингтоне - за редким исключением - авиаудар получил поддержку как левых, так и правых политиков. Правда, в ближайшие дни всем нам придется ответить для себя на некоторые серьезные вопросы.

Если позиция Трампа по вопросам внешней политики может так кардинально измениться всего за несколько дней, если не часов, то не расценят ли это его союзники или враги как знак гибкости и даже непоследовательности президента?

Удар крылатыми ракетами - не слишком рисковая военная операция, но и эффективность ее довольно ограниченна.

Представитель Белого дома назвал случившееся предупредительным выстрелом в сторону Асада.

Если сирийский президент будет продолжать использовать химическое оружие или пойдет в наступление, которое повлечет за собой значительные потери среди гражданского населения, будут ли Соединенные Штаты наращивать свое военное вмешательство - или же отступят, рискуя показать слабину?

Когда Обама размышлял о том, стоит ли применять ли силу в отношении сирийских властей, он решил, что для этого ему необходимо одобрение конгресса. Будет ли Трамп искать одобрения у парламентариев из обеих партий - тех самых конгрессменов, которые так не хотели давать подобное одобрение президенту-демократу?

В четверг вечером Трамп столкнулся с первой серьезной проблемой внешнеполитического характера, которая, как кажется, всерьез изменила его взгляды, его высказывания и - в результате результат - его действия.

Если будучи кандидатом в президенты он постоянно говорил о том, что во главу угла нужно поставить интересы Америки, то в четверг вечером Трамп завершил свое короткое выступление, испросив божьего благословения не только для своей нации, а "для всего мира".

Возможно, этот ракетный удар, как и смена отношения, окажется одноразовым событием. А может быть, мы стали свидетелями зарождения нового "глобалиста поневоле".

Новости по теме