Как изменятся отношения США и России после удара по Сирии

  • 7 апреля 2017
Летящие ракеты Правообладатель иллюстрации U.S. Navy/Getty images
Image caption США выпустили 59 крылатых ракет "Томагавк" по военному аэродрому в Сирии

В Кремле заявили, что США атаковали сирийскую авиабазу, чтобы отвлечь внимание мирового сообщества от жертв среди мирного населения в Ираке, и назвали действия США "агресией против суверенного государства".

Русская служба Би-би-си спросила у экспертов, как после этих событий будет развиваться ситуация в Сирии и как это повлияет на российско-американские отношения.

Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике":

Как это повлияет на ситуацию в Сирии, трудно сказать. Они [США] утверждают, что это разовая акция, однократная. Если это так, то, может быть, не будет особенно мощного воздействия.

На мой взгляд, смысл этого действия со стороны Трампа очень простой: Америка вернулась в театр военных действий или на поле событий.

При Обаме Америка фактически устранилась [от событий в Сирии]. В начальной стадии при Трампе, когда вообще ничего не понятно было, Америка фактически там не присутствовала. Вот эти переговоры в Астане, переговоры в Женеве, ситуация на земле, все это происходило без США, что было удивительно.

Но сейчас, использовав этот предлог, он [Трамп] показал, что Соединенные Штаты там, они не собираются отдавать это на откуп всем остальным, в том числе и прежде всего русским. Соответственно, они готовы действовать. А вот что они готовы делать, это совершенно непонятно, потому что система приоритетов администрации Трампа не сформирована.

Рассуждать на тему, как это все повлияет, можно только в том случае, если мы поймем, чего США хотят. Пока непонятно. На днях были заявления о том, что они не считают уход Асада необходимым. Теперь они говорят прямо противоположное.

Понятное дело, что Россия реагирует резко негативно, это показывает в очередной раз, что никаких особых отношений [между США и Россией] быть не может. Другое дело, что я бы не торопился говорить, что это ставит крест на их взаимодействии.

Мне кажется, как раз это может сподвигнуть к более конкретному, может быть, не очень яркому, но предметному взаимодействию. Просто по той причине, что риски понятны, необходимы механизмы их снижения. Россия вышла из механизма взаимного информирования [обмена информацией о действиях в Сирии], но все равно в каком-то виде этот механизм нужен.

Трамп заявил себя как решительного парня, ему это было очень нужно. Мол, Обама тряпка, Обама колебался-колебался и не решился, а я решился. В принципе, с этих позиций он может вступить в некий разговор, потому что до этого он вступать в разговор не мог, потому что нельзя вступать в разговор с позиции слабости.

Михаил Магид, публицист:

Исходя из той картины, которой я располагаю, сейчас при Трампе произошли довольно серьезные изменения по Сирии.

Насколько мне известно, фактически происходит раздел в Сирии. Он конечно не состоялся полнгостью, но его элементы мы можем видеть. Выражается это в том, что самый близкий союзник Трампа сейчас в Сирии - это Курдская рабочая партия (РПК), которая получает возрастающую военную поддержку США, и которая наступает на ИГИЛ (группировка запрещена в России, Британии и еще нескольких странах) под крышей американской авиации, при поддержке американского спецназа, вертолетов и десанта. Фактически это сильная военная коалиция США и курдов.

Есть ощущение реального раздела Сирии между иранско-российской коалицией, которая опирается на Асада и американцами, которые опираются на курдскую РПК. Причем американцы это сделали, потому что РПК единственная партия в Сирии, которая готова плотно работать с американцами.

Если при Обаме у американцев были какие-то дискуссии о том, нужно или нет поддерживать исламистских повстанцев на севере, то при Трампе они совершенно отказались даже от дикуссий на эту тему, потому что они не верят ни "Фронту ан-Нусра" ("Аль-Каида" в Сирии), который сейчас изменил название, ни даже "Ахрар аш-Шам".

Как считается, "Ахрар аш-Шам" - это более умеренная группировка исламистских повстанцев. Но если вы посмотрите интервью с ними и послушаете что они говорят, то вы поймете, что практически это люди, которые хотят установить в Сирии такой же порядок, как "Фронт ан-Нусра" и как "Аль-Каида", то есть принудительное введение шариата фактически. Можно сказать, что "Ахрар аш-Шам" - это чуть-чуть более мягкая версия "Аль-Каиды".

Поэтому американцы практически отказались от поддержки повстанцев, по крайней мере на севере, и целиком сделали ставку на курдов.

Что происходит сейчас? Из-за вот этого химического удара, который нанес Асад, Трамп был вынужден отреагировать и нанести удар по Асаду.

Он, может быть, и не хотел этого делать, но учитывая, что второй раз Асадом было применено оружие массового поражения, и это попало во все мировые СМИ, и там мертвые дети, то Трамп не мог не отреагировать. Если бы он не отреагировал, это была бы полная потеря лица.

Как изменятся отношения Трампа с Россией? Вроде, с одной стороны, Трамп нанес удар по территории, которая по сложившемуся разделу территорий в Сирии должна была отойти под контроль российско-иранско-асадовской коалиции. Поэтому вроде это выглядит как нарушение сложившегося раздела в Сирии.

С другой стороны, я не уверен, что Трамп будет продолжать действовать в том же духе именно потому, что он исходит из удобной ему формулы вот этого раздела.

Мне кажется, что сейчас покричит Россия, покричит в ответ что-то Америка, но наращивания американских ударов по Асаду не будет. И вернется это все к тому, что уже сделано, к тому разделу Сирии, который уже состоялся.

Но если Асад сделает еще что-то такое невообразимое, если будут очередные крупные жертвы среди мирного населения, и это попадет в мировые СМИ, возможно, Трамп вынужден будет отреагировать еще раз так же.

Александр Баунов, публицист, главный редактор Carnegie.ru:

Все будет зависеть от того, как дальше дело пойдет - они [США] этим ограничатся или будут громить сирийскую армию так же, как в свое время разгромили армию Каддафи, а до этого армию Саддама Хуссейна.

Проблема в том, что там, где они нанесли удар - в Хомсе и вообще на севере, где была химическая атака, - там в основном идет война между сирийским правительством и вооруженной оппозицией, ну и отчасти "Фронтом ан-Нусра".

А в центре и на юге - там "Исламское государство" [запрещенная в России экстремистская группировка]. Если они [США] разгромят техническую сторону сирийской армии, непонятно, кто будет воевать с ИГ в центре и на юге. Кто будет защищать Дамаск от "Исламского государства" и так далее.

Есть ли у них [США] надежда, что если они разгромят сирийскую армию, то вооруженная оппозиция и какая часть этой оппозиции будет брать города? Как она их будет брать? Мы видели, что города эти брали с этническими чистками, религиозными массовыми казнями. Как не было плана на этот счет, так его и нет.

Те претензии, которые пресса или образованные читатели предъявляли Путину, когда он пришел в Сирию, то есть ввязался в чужую гражданскую войну, начал бомбить и, в общем, втянулся в конфликт далеко за пределами собственной территории, где нет прямой угрозы России, те же вопросы теперь нужно обращать к Трампу, потому что он тоже послал войска в чужую гражданскую войну.

Есть ли у него план? Готов ли он жертвовать жизнями собственных граждан? Он послал войска в место, где уже есть чужие вооруженные силы, в частности, российские. Когда Россия отправила туда самолеты, говорили: "А что будет, если будет техническое столкновение или попадание по американцам или по натовцам?"

То же самое теперь в обратную сторону действует в отношении России. Что будет, если на военном объекте сирийском окажутся российские военные, российская техника. Как Россия будет реагировать? Трамп же во время своей избирательной кампании говорил, что Украина не Украина, но конфликт с Россией - невозможная вещь. Теперь технически это стало еще возможнее.

Реакция Россия [на авиаудар США] стандартная. Точно такой же была бы реакция, если бы у власти [в США] был Барак Обама или Хиллари Клинтон. Она никак не коррелирует с теми якобы особыми отношениями, которые предполагались между Россией и Трампом.

Поскольку эти особые отношения по большей части вымышленные, то реакция такая, как если бы никакого дружественного президента в Белом доме не было.

Может быть, заявления могли бы быть еще жестче, могли бы заявить, что развернули ПВО российскую, что С-300 привели в боевую готовность, если бы Тиллерсон не ехал в Москву.

Поскольку Тиллерсон вроде все-таки едет в Москву, никаких других сообщений пока не поступало, наверное, до приезда Тиллерсона [власти России] будут вести себя так, чтобы сохранялся предмет для разговора.

Новости по теме