Пресса Британии: как может начаться война между США и Россией

  • 11 апреля 2017
Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Как оказать давление на Путина
  • Изоляция российского президента
  • Путин не бросит Асада
  • Запад должен учитывать психологию Путина
  • Наследие КГБ в российской политике
  • От Сирии до Армагеддона

Что в интересах Путина?

Times в своей редакционной статье пишет, что отношения между Востоком и Западом сильно обострились.

Россия предупреждает о возможности "настоящей войны", если ей выставят ультиматум и заставят разорвать связи с режимом Башара Асада. Запад тем временем обдумывает, как именно применить санкции для того, чтобы расколоть союз Кремля, Сирии и Ирана.

В распоряжении Запада есть сразу несколько "кнутов", которыми можно угрожать Путину.

На российских и сирийских военных могут быть наложены личные санкции - в особенности на тех, кто служит в воздушных войсках. Именно контроль российской авиации над воздушным пространством Сирии позволяет режиму этой страны применять бочковые бомбы и химическое оружие.

Офицеры ГРУ - организации, которая помогает сирийским войскам находить свои цели, - могут быть высланы из посольств в странах Запада.

Новый "закон Магнитского" позволит британскому правительству замораживать счета и авуары лиц, которые нарушают права человека.

Но если президент Путин решит заменить Башара Асада на заслуживающее доверие новое правительство Сирии, то его можно будет снова допустить в ряды "Большой семерки".

И лишь после того, как Путин продемонстрирует, что он готов исполнять минские соглашения, и перестанет дестабилизировать Украину, можно будет ослабить санкции, наложенные на его окружение.

Это своего рода "пряники" - в довесок к "кнутам", поясняет Times.

Но самое главное сейчас - наглядно объяснить России, что она должна нести ответственность за поведение Асада, утверждает издание.

Именно Путин спас Башара Асада от западных воздушных ударов в 2013 году, предложив забрать и уничтожить сирийские арсеналы химического оружия. Когда Путин напрямую вмешался в сирийский конфликт, разрушив большую часть Алеппо, он тем самым признал, что армия Асада не в состоянии самостоятельно одержать верх.

Став основным патроном Асада, Россия тем самым взяла на себя обязательство не допускать военных преступлений.

Российский президент наверняка начинает понимать, что ему следует срочно найти альтернативу Асаду, пишет Times.

Кто остался в друзьях у Путина?

Daily Telegraph в своей редакционной статье пишет, что если судить по тону дискуссий на саммите "Большой семерки" в Тоскане, то российский президент Владимир Путин должен горько сожалеть, что решил оказывать поддержку Башару Асаду.

"Большая семерка", судя по всему, твердо намерена выступить против Москвы единым фронтом.

Российская экономика, напоминает газета, уже пострадала от санкций, наложенных после аннексии Крыма в 2014 году. Любые дополнительные санкции нанесут еще один удар по населению России, что может серьезно отразиться на надеждах Путина быть переизбранным на выборах в следующем году.

Отношение международного сообщества к России изменилось чрезвычайно резко. Еще неделю назад Путин считался в Вашингтоне ключевой фигурой в попытке разрешить сирийский кризис.

Сейчас он выглядит скорее как международный изгой, а все разговоры о новой эпохе американо-российского сотрудничества затихли.

Российский лидер оказался в такой изоляции, что теперь Кремлю приходится делать совместные заявления с поддерживаемой Ираном "Хезболлой", которая на Западе включена в список террористических организаций.

Вот вам и разговоры Путина о том, что он борется с терроризмом. Но теперь, пока Путин продолжает удерживать Асада у власти, у него нет другого выбора, кроме как выступать совместно с исламистскими террористами, пишет Daily Telegraph.

Путин и Асад: что дальше?

Газета "i" публикует статью своего аналитика Патрика Кокберна, в которой тот пишет, что президент Путин вряд ли бросит Башара Асада, несмотря на призывы "Большой семерки".

Многие стали вновь воспринимать Россию как могущественную державу именно благодаря интервенции Москвы в Сирии.

Силы Асада при поддержке России, Ирана, "Хезболлы" и шиитских ополчений из Ирака близятся к победе в гражданской войне.

Кроме того, сомнительно, что Путин мог бы отстранить Башара Асада от власти, даже если бы он этого захотел.

Проблема с призывами к отставке Асада заключается в том, что нет никаких причин полагать, что его уход положит конец гражданской войне в Сирии или совершающимся там зверствам.

Асад возглавляет фракцию в этом конфликте, члены которой убеждены, что в случае проигрыша они будут либо убиты, либо изгнаны из страны - поэтому они будут продолжать войну в любом случае.

Кроме того, не стоит забывать, что если Асад и его силы потерпят поражение, то выиграет от этого джихадистская оппозиция: в борьбе с правительством Асада доминируют запрещённая в России и многих других странах экстремистская группировка "Исламское государство" и другие группировки, связанные с "Аль-Каидой".

Кроме того, Россия не единственный союзник Асада. До вмешательства Москвы главным сторонником Дамаска был Иран.

Пока не ясно, изменилась ли на самом деле политика президента Трампа по отношению к Сирии. До ракетных ударов он, в общем и целом, следовал политике президента Обама и концентрировал свое внимание на силах ИГ, пишет Патрик Кокберн в газете "i".

Как возвести золотой мост для Путина

Times публикует статью аналитика Клер Фоджес, которая пишет, что требования Запада в адрес России разорвать союз с Асадом звучат вполне разумно.

Однако они вряд ли приведут к желаемым результатам, так как игнорируют один важный момент, а именно - психологию правителя России.

Комментаторы по вопросам геополитики часто забывают, что в центре событий находятся конкретные люди - со своими страхами, чувствами незащищенности и гордыней.

В странах, где политическая система предусматривает сдержки и противовесы, личные качества политиков играют меньшую роль. Но в кремлевской системе, где роль лидера абсолютна, его психология чрезвычайно важна.

Страх по поводу возможности быть униженным, гордость и постоянное беспокойство по поводу собственного статуса - основные черты Владимира Путина.

Его встречи с лидерами других стран оказываются демонстрацией силы и одновременно озабоченности своим статусом - как, например, произошло во время встречи с Ангелой Меркель, когда Путин привел на встречу с канцлером Германии своего лабрадора, хотя всем известно, что она боится собак.

"Я знаю, почему он думал, что должен это сделать, - сказала Меркель позднее. - Чтобы доказать, что он мужчина. Он боится своей собственной слабости".

Для Путина важны два абсолютных принципа: нет ничего хуже унижения, и нет ничего более важного, чем гордость. Эти качества он экстраполирует и на всю страну. Он, перефразируя другого президента, ставит Россию превыше всего.

Из всего этого не следует, что Запад не должен ничего от него требовать. Нужно понять, что единственный способ успешно иметь дело с российским лидером - дать ему шанс не потерять лицо.

Как писал китайский стратег Сунь-цзы, для отступления противника следует возвести для него золотой мост. И мост этот следует возводить без фанфар, а не на глазах всей мировой прессы, пишет Клер Фоджес в Times.

Кремль идет по старым тропам

Daily Telegraph публикует статью бывшего министра иностранных дел Великобритании и бывшего лидера Консервативной партии Уильяма Хейга.

Администрации президента Трампа понадобилось всего 80 дней для того, чтобы с сожалением понять: как бы там ни надеялись на улучшение отношений с Москвой, Россия при Путине - ненадежный партнер, пишет он.

"Мы видели достаточно, чтобы прийти к выводу: хоть мы и испробовали все возможные стратегии, чтобы убедить Россию стать надежным партнером, это произойдет лишь в том случае, если мы будем готовы без каких либо возражений соглашаться с аннексиями, убийствами и использованием запрещенных видов оружия", - утверждает Хейг.

"Очень важно понимать, что Россия - страна с глубокими социальными и экономическими проблемами, которая идет по пути долгосрочного упадка, но при этом управляется согласно методичкам службы безопасности времен холодной войны ради сохранения любой ценой политических и финансовых позиций лидеров", - продолжает он.

Из этого следует, пишет бывший глава Форин-офиса, что твердость, бдительность и единство Запада должны стать основой политики по отношению к России.

Когда Рекс Тиллерсон приедет в Москву, он должен сказать России, что перед ней стоит выбор: если она не предотвратит попрание норм международного права, как это произошло на прошлой неделе, то США на это отреагируют.

Если Россия будет вмешиваться в выборные процессы в других странах, то об этом станет известно, и ей не удастся заручиться там влиянием, как она того хотела бы. Если она вторгнется в соседние страны, то режим санкций будет ужесточен.

США не могут самостоятельно установить мир в Сирии. Но если в Вашингтоне захотят, там могут серьезно затруднить жизнь Асаду и его сторонникам, пишет Уильям Хейг в Daily Telegraph.

Как может начаться Третья мировая

Daily Mail публикует статью историка Доминика Сандбрука, в которой тот - чисто гипотетически - рассказывает, как из-за Сирии может начаться война между США и Россией.

Допустим, пишет Сандбрук, что Башар Асад воодушевился резкой реакцией Москвы на ракетный удар по сирийской авиабазе. Он решает еще раз применить химическое оружие в провинции Идлиб.

Запад снова возмущен, и президент Трамп распоряжается нанести еще один ракетный удар - на этот раз уже из 70 ракет "Томагавк", по целям в Дамаске.

Президент Асад немедленно звонит президенту Путину. Россия официально возмущена и заявляет, что Трамп "спустил с цепи псов войны и провоцирует не имеющий аналогов кризис".

На следующий день президент Путин объявляет, что отправляет еще 7000 военнослужащих в Сирию, чтобы "противостоять кощунственному альянсу американского империализма и исламского фашизма".

Все это, в свою очередь, провоцирует Турцию - и президент Эрдоган, поддерживающий антиасадовских повстанцев, направляет в Сирию 50-тысячный военный контингент.

Во многих западных столицах начинается настоящая паника. Но осторожность не присуща президенту Трампу, и, когда ему сообщают, что войска Асада вот-вот займут позиции повстанцев, он распоряжается о третьем ракетном ударе по Сирии с кораблей 6-го флота США в Средиземном море.

В ответ президент Путин выступает с обращением к народу, в котором называет действия Вашингтона равносильными объявлению войны. "Мир висит на волоске, - говорит он. - И мой друг Дональд Трамп должен помнить, что случилось с последним зарубежным лидером, посягнувшим на Россию. Его звали Адольф Гитлер".

Эти слова возмущают Трампа, и посреди ночи он в "Твиттере" ставит под вопрос мужские достоинства Путина. Твит этот скоро сотрут, но он не останется незамеченным Москвой.

На Ближнем Востоке начинается настоящая истерика. "Хезболла" начинает военные операции против Израиля. Премьер-министр Нетаньяху распоряжается вновь оккупировать южный Ливан, чтобы раз и навсегда покончить с "Хезболлой".

Иран начинает поставки оружия в Дамаск. Нетаньяху отдает приказ о бомбардировке иранских военных баз, а также мест где Тегеран, насколько известно, пытался произвести ядерное оружие.

Иран объявляет Израилю войну. Тем временем на севере Сирии происходят столкновения между российскими и турецкими войсками.

Силы Асада вновь применяют зарин. Трамп отдает приказ об очередных ударах по позициям сирийской армии,

Но через три часа Путин направляет российские самолеты в восточное средиземноморье, и те бомбят американский военный корабль.

Ответ Трампа вполне предсказуем. Может быть, никакой другой президент и не смог бы остановить начало Армагеддона, но только Трамп может объявить России войну через "Твиттер".

"Агония Сирии становится трагедией мирового масштаба", - пишет в своем гипотетическом сценарии историк Доминик Сандбрук.

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com

Похожие темы