Выборы во Франции: почему французы завидуют "брекситу"

  • 11 апреля 2017
Пенсионерка Женевьев
Image caption Женевьев рада познакомиться с "представительницей брексита". Она хотела бы, чтобы Франция тоже вышла из ЕС

Чтобы понять, что думают французские избиратели о предстоящих президентских выборах, я отправилась на велосипеде по маршруту знаменитой велогонки Тур де Франс и на этой неделе уже добралась до юго-запада страны.

Когда я зашла в симпатичное кафе "Велок" в городке Перигё, пенсионерка Женевьев как раз заказала свое любимое блюдо. Поскольку это ее день рождения, Женевьев кокетливо сообщает владельцу заведения, что пригляделась к баночке сливового варенья.

По ее словам, это было бы особым угощением для особой маленькой старушки... Она дарит мне свою заразительную улыбку.

"Как мило, дама из "брексит-Британии", - восклицает она, когда я говорю ей, кто я. - Я думаю, "брексит" - это прекрасная идея. Хотела бы я, чтобы и Франция вышла из Европы. Чтобы и нам можно было вновь обрести свою идентичность".

По всей долине Дордонь влияние Великобритании трудно не заметить. Здесь живет так много британских экспатов, что ее часто называют Дордоньширом.

Местные жители все еще переваривают результаты британского референдума, состоявшегося в июне прошлого года, и задаются вопросом, каким на вкус оказался бы "фрексит".

Image caption Владелец кафе "Велок" Кристоф Константин называет себя настоящим европейцем

Владелец кафе Кристоф Константин отрицательно качает головой, когда я спрашиваю, видит ли он будущее Франции за пределами Европы.

За шесть месяцев, прошедших с момента открытия кафе, здесь, по его подсчетам, успели побывать посетители из 27 стран. Поэтому Кристоф в полной мере чувствует себя европейцем.

Его сосед Томас слушает нас, потягивая кофе в баре.

"Я думаю, давление внутри страны, побуждающее Францию покинуть ЕС, весьма велико, - говорит он. - Вероятность того, что мы выйдем, я думаю, достаточно высока. Может быть, не после этих выборов. Скорее, после следующих. Чтобы избежать полного развода, ЕС нужно реформировать".

Лидер крайне правых Марин Ле Пен сделала пересмотр членства Франции в ЕС одним из своих ключевых предвыборных обещаний. Она пообещала вывести Францию из евро и провести референдум на эту тему.

Поскольку французская конституция гласит, что Республика является частью Европейского союза, то любой "фрексит" потребует серьезных конституционных изменений.

Двое мужчин в форме, которых я встретила у кафе, смеются, когда я им говорю, что Национальному фронту вряд ли удастся добиться одобрения таких конституционных поправок.

"Не беспокойтесь, мы сначала посмотрим, как это будет делать Британия", - говорит один из них.

Вернувшись в кафе, я вижу, что Женевьев окончательно обаяла Кристофа и теперь с удовольствием поглощает за счет заведения столь приглянувшееся ей сливовое варенье.

"Я голосую за Ле Пен, потому что она хочет закрыть границы, - говорит она. - Точно так же, как Трамп в Америке".

Женевьев облизывает ложку с остатками варенья и добавляет: "Давайте снова сделаем Францию великой!"

Image caption Замок По на маршруте Тур де Франс

За триста километров к югу в своем офисе, расположенном в ратуше города По, мэр Франсуа Байру любуется в окно снежными вершинами Пиренеев.

В течение многих лет он пытается объяснить французам, что они оказались в ловушке двухпартийной системы - между левыми и правыми, которые никогда не согласятся с тем, что может быть третий путь.

"Но сейчас все должно измениться", - говорит Байру, выступавший в качестве центристского кандидата на последних трех президентских выборах.

"Нам нужно объединить людей, нам нужно реформироваться, - говорит он. - Социалистическая партия разлагается, и республиканское право находится в состоянии гражданской войны".

Image caption Франсуа Байру поддерживает Эммануэля Макрона

В этом году Байру не будет представлять центристов на выборах. Это делает более молодой проевропейский политик Эммануэль Макрон.

Макрон заимствует убеждения слева и справа, и его центристский подход уже завоевал ему в стране более ста тысяч сторонников. Но многие относятся к нему с подозрением. Другие не совсем понимают его идеи.

"Чего он на самом деле хочет? - спрашивает женщина, идущая на работу. - Я не очень-то доверяю ему".

"Я, вероятно, проголосую за Макрона, но без энтузиазма и убежденности, - признается пенсионер, гуляющий по парку. - Но, возможно, мы должны попробовать что-то новое".

Image caption Жители района Мираль, бедного пригорода Тулузы, считают, что этим кварталам никогда не избавиться от депрессивного имиджа

Моя следующая остановка - Мираль, бедный и по большей части населенный иммигрантам пригород Тулузы.

Для этого района с его непростыми проблемами, как говорят его жители, необходимо политическое решение, радикально отличающееся от всех предыдущих.

А сейчас сюда не приезжает даже полиция, что уж говорить о политиках.

"Если вы хотите поговорить об исламе или о терроризме, я ухожу", - предупреждает молодой человек в сером худи, стоящий у прилавка с гамбургерами.

"Нужно говорить о работе, о рабочих местах. Вот о чем мы должны говорить. Здесь проблема с работой, а не с исламом", - добавляет он.

Его друг выкрикивает: "Политики хорошо знают, что нам нужно. Они знают это уже много лет! Какой смысл голосовать, если никто не представляет мой район или меня?"

Image caption Молодые люди, живущие в районе Мираль, хотят работы и возможностей. Они ждут президента, который все это даст

Када, управляющий кафетерием с гамбургерами, кивает на группу людей, собравшихся вокруг него.

"Если вы приехали из такого гиблого места, как это, поверьте мне, на вас как будто бы черная метка. Но дайте нам работу и вы увидите, на что мы способны", - говорит он.

Када согласен с тем, что голосовать - его гражданский долг. Но он понимает, почему многие его клиенты голосовать не будут.

"Посмотрите на эту социальную катастрофу, на эту бедность. Люди не хотят сделать так, чтобы мы чувствовали себя такими же французами, как все остальные. Я хочу, чтобы президент вытащил нас из всего этого", - говорит мой собеседник.

Image caption Кламс никода не голосовал, потому что, по его словам, за двадцать лет все равно ничего не изменилось

В своей мастерской по ремонту телефонов Кламс разбирает крошечные винтики на прилавке, подпевая звучащему из динамиков рэпу о разделяющей людей политике.

Хотя Кламс и симпатизирует левым, он никогда не голосовал, потому что, по его словам, даже социалисты, похоже, хотят задавить мусульман - они постоянно муссируют тему мусульманских женщин в платках.

Когда я говорю, что, может быть, ему стоит проголосовать хоть раз, чтобы его голос был услышан, он ищет в выражении моего лица иронию.

"За двадцать лет в этом районе ничего не изменилось, - говорит он. - Политики просто забывают о нас, как только заканчиваются выборы. Поэтому я голосую за Бога".

Новости по теме