Тиллерсон в Москве: "Нам необходимо восстановить доверие"

Рекс Тиллерсон, Сергей Лавров Правообладатель иллюстрации Stanislav Krasilnikov/TASS
Image caption Рекс Тиллерсон и Сергей Лавров решили, что над анализом отношений США и России должна работать специальная группа экспертов из Госдепа и МИД

Визит в Москву госсекретаря США Рекса Тиллерсона фактически завершен. В течение одного дня он встретился с президентом Владимиром Путиным и главой МИД Сергеем Лавровым. Договориться главам внешнеполитических ведомств России и США удалось не по всем вопросам.

По двум важным сирийским проблемам Тиллерсон и Лавров серьезно расходятся в своих оценках, тем не менее, в обсуждени этой темы стороны обошлись без жестких формулировок.

Госсекретарь США уверен, что Башар Асад должен покинуть президентское кресло: "Результат не предусматривает роли Асада с госуправлении Сирии".

При этом, настаивает Тиллерсон, уход Асада должен произойти "организованным образом": "Важно, чтобы общество, которое он представляет, оказалось за столом переговоров".

Сергей Лавров заявил, что Россия в Сирии вообще не делает ставку на какую-либо персону: "Ни на Асада, ни на кого-то другого. Сирийцы должны сесть и договориться".

Наибольшее расхождение в позициях прослеживалось в ситуации с применением химического оружия. Тиллерсон однозначно заявил, что химоружие использовал режим Асада. Россия потребовала доказательств.

"Считаем контрпродуктивным в Совбезе ООН принимать резолюцию, посвященную не столько расследованию, сколько легитимизации обвинений, которые априори [звучат в адрес] официального Дамаска. У нас есть другие факты, мы не пытаемся их никому навязать, мы хотим объективного расследования", - заключил Лавров.

Деградация отношений

Впрочем, стороны договорились о некотором взаимодействии. Наиболее заметным должно стать создание рабочей группы для стабилизации отношений России и США.

"Мы должны остановить деградацию наших отношений, должны восстановить доверие для того, чтобы решить вопросы, которые являются важными для всех нас. Мы договорились о создании рабочей группы по разрешению тех вопросов, которые требуют незамедлительного решения по стабилизации ситуации", - объявил Тиллерсон.

По словам Лаврова, спецпредставители от российского МИД и Госдепа США "без эмоций и обострений, подробно" определят раздражители, которые, как считают в России, накопились за последние годы, то есть за период правления администрации Барака Обамы.

О результатах работы администрации Обамы Лавров вспоминал не один раз. Например, он сравнил некоторые проблемы с минами замедленного действия, которые были заложены еще при бывшем президенте США.

Лавров также рассказал о перспективах возобновления действия меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии: "Президент Путин выразил готовность вернуться к его применению, если будет подтверждена цель этого меморандума - борьба с "Исламским государством" (организация запрещена в России и других странах) и другими террористами".

Отвечая на вопрос о санкциях против России, Тиллерсон заявил, что он не поднимался во время переговоров. "Госсекретарь санкциями сегодня не угрожал. Он вообще ничем не угрожал", - заключил Сергей Лавров.

Президент Трамп позже в среду заявил на пресс-конференции в Вашингтоне, что переговоры Тиллерсона в Москве оказались более успешными, чем даже ожидалось.

По словам Трампа, результаты появятся не скоро, но долгосрочные результаты гораздо важнее, чем разговоры политиков.

Русская служба Би-би-си спросила экспертов, о том, как они оценивают итоги встречи, и как теперь могут развиваться отношения России и США.

Алексей Малашенко, член научного совета Московского Центра Карнеги:

Всеобщее ожидание того, что будет ультиматум, что отношения обострятся, что будет конфликт - это было преувеличением. То, что недавно произошло в Сирии - и химическая атака и последующий ракетный обстрел со стороны США - это инцидент, а не стратегия. Я, кстати, не верю, что приказ о химической атаке отдал сам президент Сирии Башар Асад. Ему было не нужно по ряду причин.

Но Дональд Трамп оказался в непростом положении: если бы он не отреагировал, его рейтинг бы упал, а так он поднялся чуть ли не на 15%.

Так что я бы относился к событиям, которые предшествовали визиту Тиллерсона в Москву, как к непредвиденным обстоятельствам, что только доказали эти встречи. Прощупывалось желание выйти из тупика - отсюда все эти расследования, комиссии, разговоры о возможности диалога.

Тиллерсон приехал не скандалить, а выяснять отношения. Лавров тоже, судя по всему, не был агрессивно настроен. Как ни парадоксально, несмотря на всю риторику, путь к встрече двух президентов, Путина и Трампа, не закрыт.

Вся предыдущая ругань была больше для пропаганды, а не для реального дела.

Джон Лаф, эксперт по России из Королевского института международных отношений Chatham House:

Мне кажется, обе стороны здесь импровизируют, и очень сильно. Действия Асада, видимо, застали американцев врасплох, а их реакция на эти действия застали врасплох Москву. И теперь ни те, ни другие не знают, что делать.

Поэтому визит Тиллерсона, я думаю, затевался с целью выяснить, что Москва теперь думает, какие возможности есть для сближения позиций, можно ли вообще сотрудничать с Москвой в этих, уже новых, обстоятельствах.

Я уверен, что Москва ищет выход из сирийского болота, но здесь не Москва играет первую скрипку, а Иран. И насколько Россия может помочь в качестве посредника - мне неясно. Так что все очень сложно…

Понятно, что ответные авиаудары, которые состоялись как раз во время ужина Трампа с Си Цзиньпином - это был сигнал и Китаю, и Северной Корее, и, наверняка, России, что администрация Трампа формирует новые "красные линии". Мы пока не знаем, где именно они проходят и что они будут означать.

Понятно, что фрустрация "семерки" по поводу действий Асада и России уже давно растет, ведь главная цель России в Сирии - это не борьба с ИГ, а поддержка режима, и это производило невыгодное впечатление на страны "семерки".

Николай Злобин, президент Центра глобальных интересов в Вашингтоне:

Очевидно, что общего языка по Сирии найдено не было. Я вообще не очень понимаю, зачем Тиллерсон полетел в Москву. Может быть, как жест доброй воли: попытаться включить Россию в диалог.

Американская позиция была сформулирована давно и публично, и ее можно было повторить без поездки в Москву и тем более без встречи с Путиным. Загадкой для меня является и то, почему Путин принял Тиллерсона - может быть, это тоже был жест доброй воли.

Содержательно я не вижу возможности для прорыва, если только Тиллерсон не привез Путину личное сообщение от Трампа.

Если такое сообщение было (а я не слышал даже подобных слухов), оно могло касаться целого ряда проблем. Но Трамп, говоря о России, говорит сегодня о двух вещах: о Сирии и о сокращении ядерного оружия.

По ядерному оружию ему уже озвучили позицию: Россия не пойдет на дальнейшее сокращение. А по поводу Сирии позиции сегодня еще раз были озвучены - и они крайне далеки друг от друга.

Если же сообщения не было, то похоже, что вся эта история была больше рассчитана на внешний эффект.

Правообладатель иллюстрации DIMITAR DILKOFF/GETTY IMAGES
Image caption Глава МИД Сергей Лавров по итогам визита в Москву Рекса Тиллерсона заявил, что внесение в Совбез ООН резолюции по химической атаке в Сирии контрпродуктивно

Александр Сотниченко, политолог-востоковед:

[Разногласия, возникшие по оценке ситуации в Сирии, говорят о том, что] в ближайшие сроки никакого решения и не будет. Тем не менее на наших глазах произошло определенное чудо, потому что сторонам удалось свести на нет тот конфликт, который зрел на наших глазах.

Буквально за несколько дней до встречи США фактически выдвинули России ультиматум: либо Россия присоединяется к США, либо - к Сирии, Ирану и КНДР, то есть то есть странам-изгоям. Однако Россия не присоединилась к США так, как того требовали американцы, при этом не стала страной-изгоем.

Американцы пошли ва-банк - это стиль Тиллерсона - и заранее предъявили невыполнимые требования, понимая, что Путин на это не пойдет: он выполнит не 100%, а только 50% - и уже этого США будет достаточно.

Лавров и Тиллерсон к конкретным результатам не пришли, но главное - не произошло конфликта, которого опасались и в России, и в США.

Думаю, были определнные договоренности, которые остались на полях пресс-конференции, а именно - о будущей встрече между президентами Путиным и Трампом. [Обсуждение этого вопроса] было одной из целей визита Тиллерсона в Москву. Думаю, некий примирительный тон всей этой встречи говорит о том, что вопрос обсуждался, окончательного решения принято не было. Но скоро мы скорее всего услышим дату встречу.

Александр Петров, историк-американист, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН:

В последнее время по ряду показателей российско-американские отношения переживали спад, причем свет в конце туннеля практически не виделся. Особенно в том, что связано с Сирией, клубок непонимания продолжает расти.

Мы знаем, что и среди стран "семёрки" нет единого мнения, при том что, казалось бы, согласованная позиция Бориса Джонсона не находит понимания как минимум у нескольких членов.

И вот на этом фоне, когда и страны "большой семерки" не могут прийти к соглашению, и США делают противоречивые заявления по ключевым проблемам, в том числе и по Украине, проходит этот визит.

Что касается Сирии, то Лавров четко озвучил свою позицию, она опубликована - Россия выражает свое несогласие с тем, что сделали США. Однако Лавров говорил и то, что считает приезд Тиллерсона не просто своевременным, а "весьма своевременным", и он создает необходимую возможность, чтобы президенты России и США договаривались лично.

Это, как мне кажется, ключевой момент. Все же личная договоренность президентов Трампа и Путина будет являться определяющей, на это сейчас уповают как Соединенные Штаты, так и Россия.

Понимаете, Тиллерсон - бизнесмен, причем крупнейший, он вообще прекрасно представляет себе ситуацию на Дальнем Востоке, в Корее, он знает, какие игроки и экономические силы действуют в этом регионе.

Сейчас для России очень важна ситуация с точки зрения развития экономики, и США это прекрасно понимают. Важны цены на углеводороды, и от этого будет зависеть экономическая позиция России. Мне кажется, именно здесь и будет найдена определённая точка взаимодействия стран, которая может повлиять на ситуацию.

Ситуация напоминает шахматную партию: с одной стороны, нужно договориться с Россией, с другой - продемонстрировать поддержку европейских союзников, в том числе и по экономическим вопросам, в частности, в том, что касается ограничения деятельности российских естественных монополий в Европе.

Этот клубок надо распутывать, и скажу честно, я не вижу, как это можно сделать немедленно.

Похожие темы

Новости по теме