Пресса Британии: русский язык теряет позиции в бывшем СССР

  • 17 апреля 2017
Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Северная Корея: можно ли обойтись без войны?
  • Эрдогану рано почивать на лаврах
  • Принц Гарри: эмоции нельзя загонять вовнутрь
  • Русский язык теряет позиции

Северная Корея: риск войны снизился, но конфликт остался

Неудачная попытка запуска новой северокорейской ракеты, похоже, снизила угрозу катастрофической войны, пишет в редакционном разделе Guardian. И хотя ни Дональд Трамп, ни Ким Чен Ын не пошли на попятную, исполнять свои угрозы им тоже не пришлось.

В краткосрочной перспективе такой исход кажется наилучшим, но нельзя забывать, что это лишь временное облегчение, а не полное исцеление, напоминает газета, а неразрешимый конфликт никуда от этого не делся, и ни одна из сторон пока не продемонстрировала обдуманного и взвешенного подхода к его решению.

Северокорейский режим - это тирания, цели которой вполне очевидны, в свою очередь Дональд Трамп занимается самолюбованием, сентиментален и непредсказуем. Стороны гавкают и рычат друг на друга так, что назвать это дипломатией не поднимается рука. Пока один северокорейский генерал грозится разбить всех врагов в пух и прах так, что потом и капитуляцию подписывать будет некому, Дональд Трамп твитит: "Северная Корея нарывается. Если Китай решит помочь - отлично. Если нет - справимся сами".

"Если раньше мы задавались вопросом, можно ли доверить американскому президенту ядерную кнопку, то сейчас переживаем, стоит ли ему доверять телефон", - язвит Guardian. Конечно, Пхеньян не начнет войну из-за провокационного твита, но он может ответить своей провокацией, и как знать, сдержится ли тогда Трамп. И какой бы ответ он ни избрал, все будет плохо.

А ведь все было понятно еще в 1994 году, когда администрация Клинтона рассматривала возможность превентивной войны с Северной Кореей. Тогда ЦРУ подсчитало, что даже при благоприятном раскладе это может стоить Южной Корее миллиона жизней. Сегодня прогнозы куда мрачнее. У Северной Кореи имеется ядерное оружие, и она может добить им до Японии. Но даже если вывести из строя весь ядерный арсенал, остается обычное оружие, которого с 1994 меньше не стало.

Вообще, пишет газета, все, что касается Северной Кореи, окутано тайной. Мы не знаем, где размещается их ядерное оружие и имеются ли у них в принципе ракеты с ядерными боеголовками. То есть, и ядерные заряды, и ракеты у режима есть, но вот смогли ли они совместить их в условиях жесткого американского киберсаботажа - это большой вопрос.

Но даже эти гипотетические ракеты служат хорошим сдерживающим средством. Использовать их первыми значило бы положить конец стране и режиму вместе с ней, но что если Северной Корее будет угрожать поражение в обычной войне? Не захочет ли она тогда пуститься во все тяжкие и унести с собой в могилу как можно больше врагов?

Итак, делает вывод Guardian, весомых причин начинать войну с Пхеньяном нет. Советники Трампа, да и Китай со своей стороны, наверняка дали ему понять, что возможности для дешевой демонстрации американской мощи здесь нет. А значит война - наихудший выход из сложившегося кризиса. И хотя удобного выхода нет, газета полагает, что некий компромисс все же возможен.

Конечно, Северная Корея не откажется от ядерного оружия, сдерживающую силу которого она оценивает каждый раз, когда американцы бомбят очередную страну. Но, быть может, ее удастся убедить заморозить свою ядерную программу в обмен на поставки всего того, в чем страна остро нуждается. Это не идеальное решение, и оно потребует посредничества Китая, обе стороны попытаются жульничать, и ни одна не будет доверять другой, но иного выхода нет.

Победа Эрдогана на референдуме - еще не гарантия безопасности

Газета Times начинает редакционную статью по случаю победы президента Турции на референдуме, которая позволит ему еще больше консолидировать власть в своих руках, с шуточного экскурса в недалекое будущее.

Великобритания. Год 2022. Премьер-министр сосредоточил в своих руках власть, невиданную со времен правления королевы Елизаветы I. 120 тыс. диссидентов сидят под арестом. 15 левых университетов закрыты. Несколько наиболее заметных представителей Лейбористской и Либерал-демократической партии посажены в тюрьму по надуманному обвинению в терроризме. Вместе с ними сидит редактор одной из ведущих газет, а Би-би-си сочиняет свои новостные бюллетени под диктовку Вестминстера.

Абсурдность такого сценария для нашей страны обеспечили три с половиной века парламентской демократии. Зато он вполне актуален для сегодняшней Турции, между прочим, члена НАТО и формально - все еще кандидата в Евросоюз.

Победив на референдуме, который предусматривает кардинальные изменения конституции, Реджеп Тайип Эрдоган сможет править посредством прямых президентских указов, игнорировать волю парламента и оставаться у власти еще 12 лет. Похоже, что теперь он держит страну железной хваткой.

"Это печальный день для союзников Турции, признает газета, но еще более печальный - для самой страны, крупнейшей экономики Ближнего Востока, мощной военной державы, культурного и экономического моста с Западом".

Да, отдает ему должное Times, когда Эрдоган в 2003 году стал премьер-министром, он многое сделал для обуздания инфляции, экономии общественных средств и либерализации рынков. Он же заключил несколько, пусть и хрупких, но все же перемирий с боевиками Рабочей партии Курдистана. Но и он же привнес в общественную сферу чисто светской Турции суннитский ислам, он с трибун стал декламировать стихи из Корана, а жена его неизменно появлялась на публике в мусульманском головном уборе.

Чем больше росла власть Эрдогана, тем более деспотично он себя вел, после подавления волны протестов в 2013 году за решетку были брошены десятки парламентариев и журналистов, 184 СМИ были закрыты, а попытка военного переворота вызвала массовые чистки во всех сферах.

И вчерашний референдум стал апофеозом этой политики. Сейчас, когда президент отдыхает от праведных трудов в своей новой резиденции, дворце из 1000 комнат, построенном на деньги налогоплательщиков, Times хочет напомнить ему о том, что несмотря на все старания, победил он с минимальным отрывом.

Турецкое общество раздирают противоречия, и оно не успокоится и не будет процветать до тех пор, пока не произойдет примирение. И "главный парадокс правления Эрдогана заключается в том, что ему не видать покоя, пока он не заставит себя терпеть открытое общество с его свободной прессой, оппозицией и независимым судом", подводит итог Times.

Принц Гарри, признавая свои слабости, подает пример мужества

Daily Telegraph публикует сегодня эксклюзивное интервью с принцем Гарри, в котором он рассказывает о том, как 20 лет глушил в себе эмоции после гибели матери, принцессы Дианы, игнорируя советы брата обратиться за профессиональной помощью.

По признанию самого принца, смерть матери сильнейшим образом повлияла на его личную и профессиональную жизнь, а необходимость постоянно оставаться на виду у публики "не раз приводила его на грань нервного срыва".

В результате принц Гарри все же воспользовался услугами профессиональных психологов, и это помогло ему вернуться к нормальной жизни.

И вот теперь принц Гарри решил поделиться сокровенным в надежде, что это поможет другим людям побороть стигму, связанную с вопросами психического здоровья.

Вот как сам принц Гарри описывает в интервью Daily Telegraph некоторые аспекты психологического давления, которое он испытывал, и способы с ним справиться:

  • О психическом здоровье: "Когда в 12 лет я потерял маму и на 20 лет наглухо закрылся эмоционально, это оказало очень серьезное воздействие не только на мою личную жизнь, но и на работу".
  • О переживании горя: "Я зарывал голову в песок, отказываясь даже думать о маме, потому что как это может помочь? Потому что это лишь усиливает печаль, но не может вернуть ее. Поэтому с эмоциональной точки зрения я никогда не давал волю эмоциям".
  • О проблемах, когда ему было за 20: "Я считаю, что мне очень повезло: я 20 лет не думал об этом, а потом наступили два года полного хаоса".
  • О процессе восстановления: "Лучшие люди, с которыми легче всего говорить, - это психиатры или тому подобное. Я проделывал это пару раз. Нет, больше чем пару раз".
  • О бремени постоянного пребывания на виду: "Пожалуй, я много раз был очень близок к полному нервному срыву, когда на тебя со всех сторон обрушивается горе, ложь, непонимание. Но, знаете, это приходит с работой, с выполнением своих обязанностей, и одна из самых больших проблем, - это не найти в себе этот голос и невозможность постоять за себя".
  • О том, как он справляется сегодня: "Мы стараемся привести диалог к такому состоянию, когда можно сесть, выпить чашечку кофе и сказать: а знаете, у меня был говенный день, можно я вам о нем расскажу? А потом вы просто уходите - и дело сделано. Потому что иначе через неделю, или через 20 лет, то, что было маленьким, может разрастись до снежного кома зверских размеров, от которого уже никак не избавишься".
  • О помощи принца Уильяма: "Мой брат оказал мне огромную поддержку. Он все время говорил: это не правильно, это не нормально, ты должен об этом говорить, так надо".
  • О выражении своих чувств: "Когда я делюсь с кем-то своими проблемами, я чувствую себя намного лучше. Я знаю, что в таких рассказах о своих проблемах есть огромная польза, а если об этом молчать, то будет только хуже".
  • О работе вместе с герцогом и герцогиней Кембриджскими: "Пока возраст позволяет и мы кому-то интересны, мы хотим принести как можно больше пользы".

Русский язык выходит из обихода на постсоветском пространстве

За последние 20 лет русский язык стремительнее всех других теряет свои позиции в мире, выходя из обихода в бывших союзных республиках, которые стремятся закрепить свой лингвистический суверенитет, пишет корреспондент газеты Financial Times Стив Джонсон.

Эта тенденция подчеркивает падение влияния Москвы в то время, как российский президент Владимир Путин пытается возродить престиж бывшей супердержавы на мировой арене путем военного вмешательства на Украине и в Сирии.

По данным национальных опросов и ООН, быстрее всего этот процесс происходит в Казахстане, где в 2016 году на русском дома говорили лишь 20,7% жителей, в то время как в 1994 году эта цифра составляла 33,7%. Скорее всего, эта тенденция сохранится, тем более что на этой неделе президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил о переходе на латиницу.

В Эстонии и Латвии число граждан, называющих русский своим основным языком, с 1994 года сократилось на 10%, сходная картина наблюдается и на Украине. Сократилось число русскоговорящих жителей и в Азербайджане, Литве, Туркменистане и Узбекистане.

После войны с Россией в 2008 году число русскоговорящих граждан Грузии снизилось до 1,1%, а бывший президент страны Михаил Саакашвили поставил задачу заменить русский, преподававшийся в школах в качестве второго языка, на английский.

Старший партнер консалтинговой фирмы Macro-Advisory Крис Уифер объясняет этот процесс тем, что "эти страны находились в плену у советского режима, и когда они освободились, они захотели освободиться от всего, что напоминало об этом плене, в том числе от языка".

По словам Уифера, эти страны стали избавляться от русского языка "частично, чтобы дистанцироваться от российского влияния, культурного, и, в первую очередь, политического", а также из опасений, что российская "пропаганда и новости будут влиять на их внутренние дела".

И только одна страна, напоминает автор статьи в Financial Times, выбивается из общего ряда. Это Белоруссия, где в 1994 году лишь чуть более половины населения называло русский родным, а в 2016 году таких было уже 71%. Заслуга в этом принадлежит Александру Лукашенко, который через год после прихода к власти в антизападном порыве провел референдум, сделав русский язык вторым государственным.

Обзор подготовил Леонид Лунеев, bbcrussian.com