Ответили за "Димона": ждет ли оппозицию второе "Болотное дело"

Следственный комитет Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Следователи утверждают, что у них есть неопровержимые доказательства вины арестованных

Следственный комитет России 13 апреля сообщил об аресте четырех мужчин по обвинению в "применении насилия в отношении представителя власти" (статья 318 УК РФ). Следствие считает, что они нанесли травмы полицейским на антикоррупционной акции в центре Москвы 26 марта, им может грозить до 10 лет лишения свободы.

Уголовное дело все больше напоминает "Болотное дело", за которым последовали посадки участников протеста 6 мая 2012 года. По мнению адвокатов, защищавших в свое время "болотников", сейчас власти снова раскручивают масштабное дело с целью запугать сторонников оппозиции.

Об арестованных известно совсем немного. Это Александр Шпаков (1977 года рождения), Станислав Зимовец (1985 г.р.), Юрий Кулий (1985 г.р.) и Андрей Косых (1986 г.р.).

Александр Шпаков живет в Люберцах, у него есть дочь. Последний раз он заходил на свою страницу в соцсети "Вконтакте" 26 марта в 20:00. Родственники Шпакова не подтвердили, но и не опровергли факт задержания. Один из его друзей сообщил Би-би-си, что Шпаков поехал на митинг 26 марта, но что произошло дальше ему неизвестно.

СК сообщает, что Шпаков, находясь на Тверской улице, пытался открыть дверь в служебный автобус полиции, где находились другие задержанные, и нанес несколько ударов кулаками в лицо полицейскому.

Станислав Зимовец на своей странице во "ВКонтакте" написал, что 26 марта его "загребли на Тверской" и "попинали омоновцы". Зимовец живет в Волгограде, занимается каратэ, играет в пейнтбол и придерживается оппозиционных взглядов: в репостах на его странице - расследования Фонда борьбы с коррупцией, а также записи сообществ национал-демократической направленности.

На сайте Следственного комитета сообщается, что "находясь вблизи Пушкинской площади, Зимовец бросил кирпич в спину сотрудника Росгвардии, после этого скрылся в толпе, переоделся с целью конспирации, спрятал куртку в рюкзак, достал травматический пистолет и вернулся к месту событий, продолжая провоцировать присутствующих на незаконные действия".

О Юрие Кулие известно еще меньше. Единственный человек с именем Юрий Кулий, о котором есть информация в интернете, - актер родом из Волгограда. Его знакомый сказал Би-би-си, что ничего не знает о его аресте, но связаться с Кулием ему не удалось.

Правообладатель иллюстрации Novoderezkin Anton / TASS
Image caption Мэрия Москвы назвала работу полиции на акции 26 марта "безукоризненной"

Кулий учился в московском Институте современного искусства (мастерская Голикова), по меньшей мере пять раз пытался поступить в ГИТИС. Снимался в кино. Так, в комедии 2007 года "Потапов, к доске" режиссера Александра Орлова ему досталась эпизодическая роль Жорика-старшеклассника.

Твиттер, судя по подписи, принадлежащий Кулию, называется CHAIKAscum. Единственная запись в нем посвящена генпрокурору Юрию Чайке. Следственный комитет сообщает, что 26 марта Кулий напал на полицейского, но других подробностей не приводит.

Совсем мало известно об Андрее Косых - в соцсетях его найти не удалось. Косых обвиняют в самых серьезных преступлениях: якобы он ударил полицейского у перехода метро Тверская, затем уже в районе улицы Малая Дмитровка ударил другого полицейского ногой в голову. Последствия последнего эпизода - лежащего без сознания на тротуаре полицейского - снял корреспондент Би-би-си.

Media playback is unsupported on your device
Как задерживали протестующих на акции 26 марта

"На данный момент следствием уже собраны неопровержимые доказательства, в том числе видеозаписи, подтверждающие вину фигурантов уголовного дела в инкриминируемых им преступлениях, - говорится на сайте СК. - Наряду с этим Косых и Кулий добровольно дали подробные показания по обстоятельствам преступлений и признали вину в полном объеме".

Также в четверг утром с обыском пришли к саратовскому оппозиционеру и видеоблогеру Вячеславу Мальцеву. Он выложил видео с эпизодами обыска, на которых жительница квартиры требует привести на обыск "нейтральных понятых". После обыска Мальцева задержали.

"Власть хотела запугать людей"

По мнению члена центрального совета Партии прогресса Алексея Навального Любови Соболь, все произошедшие в четверг задержания, аресты и обыски, - это часть акции власти по устрашению свободомыслящего населения. Мальцев, отмечает она, видеоблогер, и занимается тем, что высказывает свою точку зрения. "Никак, кроме как актом устрашения, обыски у него и его задержание не назовешь", - говорит Соболь.

"Власть боится протестов, боится тех, кто выходит на площадь, требуя ответов на накопившиеся за 17 лет вопросы, - подчеркивает она. - И люди, которые выходили на улицы 26 марта, не станут сторонниками Путина и не пойдут за него голосовать из-за того, что власти завели уголовные дела".

Соболь также отметила, что задержание Мальцева и его сторонников не играет на руку власти, поскольку оппозиционеру теперь сочувствуют люди, которые раньше его не поддерживали. "Власть хотела запугать людей, а получила консолидацию и мобилизацию оппозиции", - считает Соболь.

Адвокат Сергей Бадамшин, защищавший обвиняемых по "Болотному делу", считает, что нынешние задержания и аресты можно смело называть "Болотным номер два".

Правообладатель иллюстрации Serebryakov Dmitry / TASS
Image caption Больше всего протестующих ОМОН задержал у памятника Пушкину

"Начавшиеся процессуальные действия и массовые оперативно-розыскные мероприятия, массовые допросы, массовые изъятия видео-доказательств свидетельствуют о том, что создана большая следственная группа", - отмечает он.

Общее между арестами сейчас и пять лет назад, по мнению Бадамшина, - то, что власть ставит цель запугать оппозиционно настроенных людей.

"Сейчас это больше карательная операция, - сравнивает адвокат новые аресты с Болотным делом. - Начали обрабатывать масштабно школы, учителей и директоров вызывают на допросы. Насколько мне известно, центр сместился на Петровку, теперь туда вызывают".

Изменилась, по его словам, и тактика правоохранительных органов - например, пять лет назад обыски, в основном, проводились по утрам, сейчас - ближе к вечеру, чтобы все были дома.

Бадамшин считает виновниками разгона митинга 26 марта правительство Москвы и полицию.

"Мы сталкиваемся с непрофессионализмом чиновников и исполнительной власти. Мэрия не смогла ни согласовать мероприятие, ни отказать в его проведении в соответствии с законом. Или не захотела", - отмечает адвокат. Полиция же, по его мнению, начала разгонять людей, пришедших на мирное собрание в хорошем настроении.

"Миролюбивый настрой был очевиден, но кто-то из руководителей принял решение обычных людей разгонять и зашвыривать в автозаки", - говорит Бадамшин.

Стандартная схема

Кроме того, Сергей Бадамшин обращает внимание, что изменилась и тактика 2-ого оперативного полка полиции, чьи служащие и пострадали 26 марта: "Они не выдавливали людей, а бегали и выхватывали из толпы. В итоге, упустили своего, и он получил по голове. Это двойка 2-ому оперативному полку по тактике и спецподготовке".

Другой адвокат по "Болотному делу" Дмитрий Динзе отмечает, что правоохранительные органы сейчас борются с экстремизмом в два раза сильнее, чем в 2016 году.

"Нагнетается обстановка, люди бастуют и против новых налогов, против того, что власть игнорирует расследования против коррупции", - отмечает он. И власть выбирает самое оптимально для нее решение в этой ситуации - возбудить дело по организации или по участию в массовых беспорядках и "подгонять под это дело людей, как по Болотному", говорит адвокат.

"Кого-то запугать, кого-то привлечь, у кого-то обыски провести - стандартная схема", - отмечает Дмитрий Динзе.

Новости по теме