Что говорят нам о Трампе его удары по Сирии и Афганистану?

Горы в провинции Нангархар Правообладатель иллюстрации European Photopress Agency
Image caption Афганские горы, где скрывались боевики ИГ, на которых была сброшена бомба, лежат в провинции Нангархар

Президент США Дональд Трамп не только вернул американскую внешнюю политику в нормальное русло, но еще и, кажется, сумел сделать ее более эффективной.

При помощи двух стратегически значимых - можно даже сказать, знаковых - ракетно-бомбовых ударов и серии захватывающих дух политических виражей президент Трамп сумел возвратить внешнюю политику США к привычному образу действий. Однако при этом он привнес в это уравнение определенную силовую составляющую, которая придает Вашингтону новую мощь.

Впрочем, когда политика претерпевает столь драматические перемены почти без какого-либо объяснения, нельзя исключать, что она может столь же внезапно измениться вновь.

Так что мы не знаем пока, как долго будут удерживаться новые позиции. НАТО может снова попасть в немилость, а Путин - наборот, и узнаем мы об этом из пары твитов, по 140 символов каждый.

Впрочем, Дональд Трамп - ненасытный телезритель, и есть ощущение, что ему окажется по нраву почти единогласное восхваление его персоны в ток-шоу американских телеканалов на уходящей неделе.

Безусловно, его новую внешнюю политику нельзя назвать целиком последовательной: он бомбит сирийскую авиабазу по причине страданий сирийских детей, но в то же время он поддерживает запрет на прием в США сирийских беженцев.

Есть и подводные камни. Перемена его отношения к Китаю, похоже, во многом обязана хорошему контакту, установленному на недавней встрече с Си Цзиньпином, однако у КНР по-прежнему остаются интересы, идущие вразрез с американскими: экспансия в Южно-Китайском море - это лишь один пример.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Новость о ракетном ударе по Сирии пришла во время совместного ужина Си Цзиньпиня и Трампа

В то же время, как сформулировал это в разговоре со мной один республиканец, мистер Трамп начал узнавать то, чего он не знает. Это важно. Он начал понимать, что мир устроен сложнее, чем он думал прежде.

Вы можете сколь угодно смеяться над тем, что Дональда Трампа открыто поучают по темам Китая, Северной Кореи, Экспортно-импортного банка и манипуляций с валютным курсом. Разумеется, было наивно и глупо обещать простые решения для сложных и запутанных проблем. Однако же лучше с течением времени понять, насколько сложны эти вопросы, нежели так и пребывать в неведении.

Его недавняя похвала в адрес НАТО и отторжение Москвы мгновенно настроили сегодняшний Белый дом на одну волну с его европейскими союзниками.

Европа давно уже считает, что основная угроза для мировой безопасности исходит из России, а не из Китая. Однако миллионы тех, кто голосовал за Трампа, думают иначе. Ему нужно будет иметь в виду, когда он решит перестать называть Китай манипулятором на валютном рынке и наказывать его тарифами, как он обещал в ходе своей предвыборной кампании.

Однако эти сдвиги в самом деле возвращают Америку во внешнеполитический мейнстрим.

Media playback is unsupported on your device
США сбросили на Афганистан "мать всех бомб"

В то же время применение силы - в Сирии и Афганистане - посылает недругам Америки сигнал, что президент Трамп не будет стараться любыми способами уклоняться от военных действий, как его предшественник.

Для Белого дома стало большим подарком, что новость об американском ракетном ударе по Сирии пришла в тот момент, когда председатель Китая Си Цзиньпин наслаждался десертом в обществе Дональда Трампа в его резиденции в Mar-a-Lago. Белому дому очень хотелось, чтобы до китайского гостя дошел сигнал о том, что отныне в городе новый шериф, - и в идеальном случае, чтобы он передал этот месседж своим контактам в Пхеньяне.

Эти несколько десятков "Томагавков", выпущенные по сирийской авиабазе Шайрат, по правде говоря, не нанесли большого урона боеспособности сирийской армии, однако они послали ряд четких сигналов Дамаску и его друзьям.

Во-первых, использование химического оружия по гражданскому населению не пройдет безнаказанно.

Во-вторых, нынешний президент готов применять силу быстро и без предупреждения - Трамп не впадает в паралич от мыслей о возможных последствиях, за что нередко так критиковали его предшественника Барака Обаму.

Media playback is unsupported on your device
Запуск крылатых ракет по Сирии с эсминца ВМС США Ross

И в-третьих - и это, возможно, самое главное - это позволило госсекретарю Рексу Тиллерсону положить в свой чемодан крепкую палку, прежде чем сесть в самолет, отправляющийся в Москву.

Занимавший пост госсекретаря в администрации Обамы Джон Керри долгие годы вел бесконечные переговоры по Сирии, не имея никакого рычага давления, поскольку русские знали, что его босс не решится применить силу. Теперь это осталось в прошлом.

Записка с примерно аналогичным посланием была прикреплена и к той здоровенной бомбе, что была сброшена на этой неделе на головы предполагаемых боевиков ИГ в Афганистане. Сбросить просто бомбу - это одно. Но подобный поступок получает совсем другое звучание и привлекает неизмеримо больше внимания, когда сброшенный тобой заряд носит малообнадеживающее прозвище "мама всех бомб".

Это была не просто бомба, это было мощнейшее конвенциональное (неядерное) оружие, из всех, когда-либо применявшихся в боевых условиях.

Это было определенно по-трамповски.

Эта мать-бомба тоже посылала сигналы. В ходе своей кампании Дональд Трамп заверял своих сторонников, что первым номером в его внешнеполитической программе будет идти разгром группировки, называющей себя "Исламское государство" (признана террористической и запрещена во многих странах, включая Россию). Некоторых из его избирателей не слишком впечатлил тот факт, что его первое вооруженное вмешательство было совершено в ответ на страдания сирийских детей.

Их терзают опасения, что Америка вовлекается во все большее число ближневосточных конфликтов, что не служит во благо ее национальным интересам. Бомбардировка ИГ стала напоминанием, что президент Трамп сосредоточен на том, что сам он назвал главным вызовом для национальной безопасности.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Тиллерсон перед встречей с Лавровым получил важный рычаг, которым не обладал его предшественник на посту госсекретаря

В канун Пасхального воскресенья, на фоне доносящегося из Пхеньяна рокота на тему новых ядерных испытаний, удар в Афганистане мог среди прочего стать еще одним напоминанием северокорейскому руководству о том, что у президента Трампа есть мощное оружие, способное уничтожать подземные бункеры, и он не остановится перед его использованием.

Таким образом, за две короткие недели и с участием новой, более профессиональной команды в Белом доме, Дональд Трамп сумел стабилизировать внешнюю политику. Союзникам еще предстоит удостовериться, будут ли эти перемены долгосрочными и кто именно говорит устами президента. Однако в данный момент разносится всеобщий вздох облегчения оттого, что американское лидерство, кажется, возвращается в свою привычную колею.

Очень скоро, однако, фокус вновь сместится в сторону внутренней политики, и здесь Трампа поджидают новые испытания.

Ему нужно стремительно заручиться поддержкой законодателей. Когда конгресс соберется через неделю, ему придется снова разбираться с системой здравоохранения, налоговой реформой, а также столкнуться с приостановлением деятельности государственных органов из-за превышения лимита государственного долга. В случае неудач в этих вопросах тон телекомментаторов сменится очень быстро.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Одним-единственным взрывом супербомбы удалось уничтожить сложную сеть тоннелей и пещер в 300 метров длиной

В сфере внутренней политики в команде президента Трампа на данный момент нет эквивалента уверенного в себе и компетентного генерала Герберта Макмастера - его нового советника по нацональной безопасности.

В Республиканской партии раздор, и консервативное крыло уже продемонстрировало, что готово сказать "нет" президенту. Депмократы, распекаемые Трампом в "Твиттере" и по телевизору, не испытывают ни малейшего желания отказаться от своей опоры на разъяренных либералов и начать работать с президентом.

У Дональда Трампа были славные две недели. По их результатам он продемонстрировал свою способность к обучению и адаптации. Он начал понимать вещи, которых он не знает, и отодвинул на обочину членов своей команды, склонных к более популистским решениям.

Ему необходимы успехи. И сейчас для него легче сделать это на международной арене, нежели у себя дома. Было бы довольно иронично, если бы американский президент-изоляционист теперь решил стать президентом-международником, потому что именно там ему удается одерживать победы.

Новости по теме