Корейский треугольник: Пекин, Пхеньян, Вашингтон

  • 18 апреля 2017
"Мост дружбы" через реку Ялу на северокорейско-китайской границе. Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption "Мост дружбы" через реку Ялу на северокорейско-китайской границе. Через него идет почти три четверти всего северокорейского экспорта.

На протяжении многих лет Северная Корея воспринималась как страна, прибегающая к провокациям и балансирующая на грани войны с целью повысить напряжение и таким образом добиться для себя стратегических преимуществ - или хотя бы экономической помощи.

Недавние испытания баллистических ракет прекрасно вписываются в этот modus operandi.

Многолетние западные санкции привели к тому, что ни о каком взаимопонимании и, тем более, диалоге с режимом Кимов не может быть и речи. Единственная страна, поддерживающая серьезные экономические связи с Пхеньяном, которая в состоянии как-то влиять на политику КНДР - это Китай.

Последние события на полуострове, реакция Соединенных Штатов, направивших к Корейскому полуострову авианосную группу, громкие заявления вице-президента США Майка Пенса - узел региональных проблем затягивается все туже, и это вряд ли радует Пекин.

О перспективах разрешения корейского конфликта с точки зрения Поднебесной Михаил Смотряев беседовал с руководителем программы "Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе" Московского Центра Карнеги Александром Габуевым.

Александр Габуев: Мне кажется, что узел, действительно, завязывается, но не столько из-за невменяемости кого-то из участников ситуации.

Действительно, Дональд Трамп в этой ситуации, скорее, слабое звено, потому что это человек, не обладающий опытом проведения какой-то внешней политики, и с администрацией, которая пока что лишена всех своих старших экспертов по азиатским вопросам.

Большая часть серьезных позиций в Госдепе и Пентагоне не заполнена, отношения президента со спецслужбами то ли натянутые, то ли нет - мы об этом доподлинно не знаем. По крайне мере, те заявления, которые делаются сейчас в Вашингтоне, очевидно, не синхронизированы и не скоординированы.

По предыдущим стандартам даже администрации Буша они были бы сочтены безответственными и бессистемными. Но это тот новый стиль администрации, вряд ли сознательный, с которым нам предстоит иметь дело еще какое-то время.

Дело в том, что подходит "час Х", когда Соединенным Штатам предстоит определиться, какой же будет ответ на вероятность, что у Северной Кореи все же появятся ядерное оружие и средства доставки, способные долететь до Западного побережья США.

Является ли это чем-то настолько неприемлемым, что США готовы закрыть глаза на риски и стараться эту ядерную бомбу отобрать, или же очередное ядерное государство, которое способно США достичь - это нормально, с этим вполне можно жить.

Тогда дальше речь пойдет о классическом сдерживании, выравнивании этого паритета и выстраивании отношений с КНДР как с ядерной державой, пусть и скромной.

Это та развилка, которая в США не пройдена, тему эту сложно обсуждать даже в закрытых разговорах без камер и прессы.

Я думаю, чем ближе Северная Корея к обладанию таким техническим потенциалом, тем острее будет стоять этот выбор, тем более судорожные движения будут со всех сторон, тем больше, к сожалению, будет непредсказуемости и волатильности.

Би-би-си: Соединенные Штаты враждуют с Северной Кореей, по крайней мере на словах, давно и традиционно. Китай всегда занимал более сдержанную позицию.Но мне представляется, ядерная программа КНДР угрожает и Китаю, если и не впрямую, то опосредованно: случись какая неприятность на корейском полуострове, Китай так или иначе пострадает.

А.Г.: Совершенно верно. Но вопрос здесь в том, насколько США и Китай расходятся в оценке того, для чего Пхеньян создает ядерную бомбу, и как его убедить этого не делать. Мне кажется, Китай очень хорошо понимает мотивы Пхеньяна.

Если вы - авторитарный режим, в котором нет прозападного правителя, прав человека и так далее, у вас разделенная нация - а в Южной Корее огромные слои населения испытывают симпатию к угнетенным массам северокорейских трудящихся.

Правда, вряд ли северокорейские трудящиеся испытывают такую же симпатию к своим буржуазным собратьям. Мы об этом не так много знаем, к сожалению. Иначе говоря, если вы не цветущая демократия, то каков ваш шанс защититься от американского военного империализма?

Ваши шансы, в общем-то, невелики: вы можете либо создавать оружие, которое американцев сдержит, либо вы можете попытаться это оружие отдать и обменять на гарантии своего выживания.

По второму пути пошел Муамар Каддафи, и плохо закончил. Дальше можно рассуждать о том, специально ли к этому вели американцы, или в Бенгази случился кризис, дети умирают, США не могут этого допустить, надо срочно нанести ракетно-бомбовые удары без какого бы то ни было плана "Б", что делать дальше с этой страной.

Так или иначе все заканчивается убийством диктатора. Конечно, для северокорейцев урок из этого только один: любой ценой надо сделать себе атомную бомбу, способную долететь до США, это единственная страховка.

Я думаю, китайцы прекрасно понимают этот мотив, и их аналитики считают, что нет никакой возможности убедить Северную Корею отказаться от ядерного оружия. Денуклеаризация Корейского полуострова уже сейчас, на нынешнем этапе - абсолютно мертворожденная идея.

Хотя на словах в Пекине эту идею поддерживают, в реальность того, что у Кимов эту ядерную игрушку можно отобрать, никто не верит. И в этом они очень серьезно расходятся с США.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Отказываться от ядерной программы КНДР, очевидно, не собирается. Парад в Пхеньяне 16 апреля - тому свидетельство.

С другой стороны, все действия, которые Ким предпринимает в последнее время, начиная, наверно, с потопления южнокорейского корвета в 2010 году и заканчивая столь агрессивным, демонстративным проведением ядерных испытаний, вызывают возражения Пекина.

Просто потому, что военный ответ США и размещение противоракетной системы THAAD в Южной Корее не отвечают интересам Китая.

И, наконец, в Пекине очень опасаются, что США решатся на какие-то односторонние действия.

Даже не ядерный удар, а более масштабная, серьезная и продуманная программа по свержению режима, саботажу, организация бунтов и трансформации режима путем не военного удара, а силами разведсообщества.

И объединенная Корея как военный союзник США с перспективой появления американских военных баз прямо на границе, с огромным потоком беженцев - это явно не та перспектива, которая Пекин сильно обрадует.

Поэтому, конечно, Пекин пытается надавить на Пхеньян, чтобы тот вел себя более сдержанно. Ким этого делать не собирается, и это вызывает у Си Цзиньпина понятное раздражение и желание поддерживать международные санкции.

С другой стороны "передавливать" Китай тоже не собирается. Конечно, северокорейская экономика в последние годы бурно растет, но она все равно довольно хрупкая, зависимая от экспорта, от внешних рынков и партнерства с Китаем.

Если нажать на режим слишком сильно, он, действительно, может рухнуть, и тогда Китаю предстоит расхлебывать все те последствия, которых он так боится.

Би-би-си: С одной стороны, Пекин - едва ли не единственная столица, которая поддерживает сравнительно серьезные отношения с Пхеньяном. С другой - не видно никакого очевидного способа надавить на северокорейский режим так, чтобы он перестал разрабатывать ядерное оружие.

Да и как надавить на страну, где правит третье поколение "дорогих руководителей", а рыночные отношения только начинают проникать?

А.Г.: Надавить реально очень сложно. Если бы можно было объяснить США: слушайте, ну, создадут они эту бомбу, но, естественно, они не собираются запускать ее ни по вам, ни по вашим союзникам - они не самоубийцы.

Они - параноики, которые вас боятся, и вы сами дали им повод. Поэтому еще парочку ракет вы переживете, у вас и так достаточный потенциал сдерживания. Это непредсказуемый режим, но не режим идиотов, он довольно прагматичен, а Ким в своей логике изоляционистского, идеологизированного диктаторского режима - совершенно нормальный лидер.

Давайте вы переживете появление у него ядерного оружия, и мы будем договариваться с ним о том, как он не продаст эти ракеты и технологии совсем уж плохим парням из какого-нибудь ИГИЛ, с которыми договориться будет уже ни о чем нельзя.

Эта логика не находит в США никакого понимания. В этой связи Китаю приходится лавировать. Однако 90% всей внешней торговли КНДР идет через Китай.

Китай создал огромную и неуязвимую для международных санкций сеть, которая позволяет, во-первых, немного зарабатывать, а во-вторых, поддерживать северокорейскую экономику на плаву.

Это очень сложный баланс посылания сигналов и причинения экономической боли режиму, одновременно не допуская, чтобы он стремительно и неконтролируемо рухнул из-за прекращения внешнего финансирования.

Готового решения у китайцев нет. Мне кажется, в последнее время в Пекине начали рассматривать ситуацию, когда с американцами будет невозможно ни о чем договориться, и они будут более активно продвигать идею свержения режима не военным путем, а с помощью саботажа и действий ЦРУ.

В таком случае, давайте попробуем договориться о другом: например, если Кореи объединяются, какие существуют гарантии того, что американские военные базы не придвинутся к китайским границам.

Если единая Корея будет объявлена безъядерной зоной, уберут ли американцы систему THAAD с полуострова? А может, объединенной Корее можно вообще дать нейтральный статус, и тогда американцы вообще уйдут с полуострова в Японию.

Эти идеи начинают проскакивать в разговорах с китайскими экспертами, и это показывает, что некий мыслительный процесс в этом направлении в Пекине идет. Какие решения будут приняты, пока непонятно, но явно Китай готов на более широкий набор решений, чем это принято думать.

Би-би-си: Также принято думать, во всяком случае, на Западе, что горизонт планирования в китайской политике куда более пространен по сравнению с западной. В этой связи интересно, как Корея - наверное, здесь уместно будет говорить об одной Корее, - вписывается в долгосрочные планы Пекина?

Тем более, что там, я думаю, хорошо понимают, что в ближайшие 10-20-50 лет главным соперником Китая будут США. Россия не сможет составить им серьезную конкуренцию, а в таком случае проблема Кореи из региональной превращается в мировую…

А.Г.: Если вдруг происходит объединение Кореи, и удается договориться с американцами о предоставлении ей нейтрального статуса, убедив южнокорейское руководство в том, что от нейтралитета больше выгоды, чем от военного союза с США, то у Китая достаточно экономических "пряников", чтобы превратить Корею в дружественную страну.

Вдобавок, всегда можно играть на общих чувствах двух оккупированных японцами наций, заигрывать с антияпонским настроениями, очень сильными в корейском обществе.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Пока США предпочитают демонстрировать жесткость в отношении КНДР.

Но, мне кажется, в Пекине довольно хорошо понимают, что долгосрочных сделок с США на эту тему достичь невозможно, и опыт России с Украиной - очень хороший пример: ну вот как США могут гарантировать, что откажут Корее в случае объединения в статусе ее союзника?

Это уже некие договорные обязательства, а в Конгрессе и государственном аппарате всегда найдется масса голосов, которые скажут: "Послушайте, это наш союзник, а живут они рядом с огромным, коммунистическим, тираническим соседом - Китайской Народной Республикой, и молодую демократию надо всеми силами защищать."

Поэтому я не думаю, что у Китая есть какие-то радужные варианты, и он это хорошо понимает. Если бы у Пекина была какая-то блестящая гениальная стратегия, ее бы пытались реализовывать.

Судя по тактическим шагам Пекина, довольно осторожным, именно тактическим, краткосрочным, реагирующим на изменение ситуации и шатающимся периодически из края в край, вот этого "осинового кола", который можно было бы вбить в могилу вампира под названием "северокорейский режим", у китайского правительства нет.

Поэтому они будут и дальше следовать заветам Дэн Сяопина и "осторожно переходить реку, ощупывая ногами камни".

Новости по теме