Убийство Немцова: Заур Дадаев намекнул на "украинский след"

Заур Дадаев Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Непосредственным исполнителем преступления следствие считает Заура Дадаева

На процессе в Московском военном окружном суде по делу об убийстве Бориса Немцова во вторник показания давал Заур Дадаев - главный из пяти подсудимых, которого обвинение считает непосредственным исполнителем преступления.

Заур Дадаев в подробностях повторил свою версию событий, которой он придерживается все полгода, что продолжается этот процесс.

По его словам, до 20-х чисел декабря 2014 года он вообще не появлялся в Москве, так как жил по месту своей службы - в военной части в Грозном. В конце 2014 года он решил уволиться со службы и переехать в Москву, где поселился у своего бывшего командира Руслана Геремеева.

Одну квартиру на улице Веерной Руслан Геремеев купил на имя своего племянника Артура Геремеева, вторую на той же улице Веерной он снимал для Дадаева и других своих чеченских знакомых.

Новым в показаниях Заура Дадаева был рассказ о Беслане Шаванове - человеке, которого следствие считает одним из участников группы, убившей Немцова. Шаванов погиб в марте 2015 года, когда его пытались арестовать чеченские силовики.

Дадаев, пока его не прервал судья, успел рассказать, что Шаванов накануне убийства Немцова "имел проблемы при переходе границы с Украиной".

По словам Дадаева, Шаванова задержала СБУ, а затем без документов переправила на территорию России.

Очевидный намек

Так называемая "украинская версия" убийства Бориса Немцова до сих пор не упоминалась на процессе в Московском военном окружном суде.

В самом начале рассмотрения дела адвокаты подсудимых обещали "много новых фактов" - и в том числе некую информацию, которая подтверждает украинский след в убийстве российского оппозиционного политика.

Тем не менее, до выступления Заура Дадаева сторона защиты ни подтверждений этой версии, ни каких-либо свидетелей, связанных с этой версией, в суде не заявляла.

Во вторник адвокат пострадавшей стороны Вадим Прохоров с иронией отметил, что сторона защиты, наконец, предприняла попытку "перевести стрелки" на "проклятую украинскую хунту".

"Во всяком случае, намек в показаниях Дадаева очевидный", - прокомментировал он показания Дадаева.

Об украинском следе речь зашла, когда адвокат Шамсудин Цакаев попросил Дадаева рассказать, при каких обстоятельствах он встречался с Бесланом Шавановым в Москве.

Шаванова, судя по словам Дадаева, нельзя назвать его близким другом.

Вместе они никогда не служили, хотя и участвовали в совместных операциях чеченских силовиков: Дадаев в качестве заместителя командира батальона "Север", а Шаванов как сотрудник сначала РОВД в Грозном, а затем элитного "нефтяного полка" - полка вневедомственной охраны, обеспечивающего безопасность на объектах нефтегазового комплекса Чечни.

Как рассказал Дадаев, познакомились они с Шавановым из-за гибели их общего друга - оба поклялись найти виновных в его смерти и отомстить им.

История их знакомства, видимо, не имеет отношения к убийству Немцова, но объясняет, почему Дадаев с готовностью ответил на просьбу Шаванова приютить его у себя на московской квартире.

"Я не знаю, как они договорились"

Заур Дадаев рассказал, что не видел Шаванова вплоть до приезда того в Москву 26 февраля 2015 года.

"Он собирался приехать и спрашивал меня, могу ли я его встретить, сможет ли он переночевать у меня в Москве. Я сказал "конечно". Но он не приехал ни 24-го, ни 25-го. Я спросил почему, он сказал "у меня денег нет", - рассказал Дадаев.

По словам Дадаева, он сказал Шаванову, что может оплатить ему билет на самолет из Грозного в Москву, после чего тот тут же прилетел 26 февраля.

Во Внуково его встречал Шадид Губашев. Заур Дадаев объясняет это тем, что у него самого не было в тот день машины. Дадаев, по его словам, ездил в Москве исключительно на "мерседесе" Геремеева и мог использовать машину для своих нужд только тогда, когда Геремеева не было в городе.

"Когда Шаванов приехал, мы встретились, выпили чаю, поговорили. Я спросил, какие у него проблемы. Он не хотел вдаваться в подробности, но вкратце объяснил, что у него была проблема, когда он пересекал границу с Украиной", - продолжил Дадаев.

Дальнейшие приключения Шаванова на территории Украины Дадаев пересказал сбивчиво, все время оговариваясь, что сам он не может точно утверждать, что именно там произошло.

Тем нем менее, Дадаев успел сообщить суду, что Беслана Шаванова, по всей видимости, задержали спецслужбы Украины, после чего доставили в расположение так называемого "чеченского батальона" под руководством Исы Мунаева, который, как выразился Дадаев, "воевал там вместе с СБУ против Донецка".

"Я не знаю, как они договорились, но затем его отпустили, отобрав документы. Он на корабле, кажется, приехал в Краснодар, там его встретили, отвезли в республику [Чечню] и сделали ему там новый паспорт", - утверждает Дадаев.

Зловещая закономерность

На этом месте судья Юрий Житников прервал подсудимого, заявив, что обстоятельства поездки Шаванова на Украину не касаются рассматриваемого дела, поэтому Дадаеву не следует вдаваться в эту тему перед присяжными.

Адвокату Шамсудину Цакаеву пришлось вернуть Дадаева к событиям конца февраля 2015 года.

По словам Дадаева, 26 февраля Беслан Шаванов остался ночевать у него, однако проснувшись утром 27 февраля, Заур Дадаев Шаванова в квартире уже не обнаружил, и что тот делал дальше весь день, Дадаев не знает. В следующий раз Дадаев встретил Шаванова уже только после возвращения в Грозный 3 марта.

7 марта Беслан Шаванов погиб во время спецоперации по его задержанию. По официальной версии, он сам подорвался на гранате. Заур Дадаев утверждает, что Шаванов был намеренно убит.

Такой же версии придерживается адвокат пострадавшей стороны Вадим Прохоров. Он обращает внимание на закономерность: по делу об убийстве Немцова удалось найти и посадить на скамью подсудимых лишь тех, кто был задержан за пределами Чечни - Дадаев и братья Губашевы в Ингушетии, Эскерханов в Москве и Бахаев в Подмосковье.

В Чечне пытались скрыться Шаванов и Мухудинов - первого, по словам Прохорова, убили, местонахождение второго неизвестно, и Вадим Прохоров очень сомневается, что тот все еще жив.

Ответы по существу

Показания Заура Дадаева во вторник были примечательны еще и потому, что в отличие от Губашевых и Эскерханова он не только сам рассказал о своей версии событий, но и максимально подробно и спокойно отвечал на вопросы прокуроров и представителей пострадавшей стороны.

По сути дела Дадаев первым рискнул вступить в открытую дискуссию с прокурором Марией Семененко, которая до сих пор с выгодой для себя использовала отказ других подсудимых отвечать на ее вопросы.

Заур Дадаев с примерами в руках попытался опровергнуть тезис гособвинителя о том, что его личный телефон не работал именно в те промежутки времени, когда работали так называемые "боевые трубки" - мобильные телефоны, использовавшиеся для слежки за Немцовым.

Дадаев не только назвал это заявление Семененко голословным, но и зачитал присяжным данные биллинга его личного телефона, которые, по его мнению, доказывают, что он физически не мог быть в центре Москвы у дома Бориса Немцова.

"Я не знаю, где дом Немцова", - для убедительности добавил Дадаев.

Ошибка с намазом

Единственный раз, когда Марии Семененко, как показалось, удалось вывести Дадаева из душевного равновесия, случился под конец допроса.

Судья позволил обвинению зачитать присяжным показания Заура Дадаева, данные им в августе 2015 года. В них он утверждает, что 27 февраля завез Руслана Геремеева домой около девяти часов вечера.

Согласно же нынешней версии Дадаева, это произошло в четыре часа дня, после чего он вернулся в свою квартиру и якобы больше из нее не выходил до часа ночи 28 февраля.

Дадаев многословно и эмоционально пытался возразить, что не видит большой разницы в этих показаниях.

"Пять часов - это не много ли? Все, спасибо, у меня нет вопросов", - язвительно заключила Мария Семененко.

Тем не менее, Заур Дадаев, явно поставивший себе в этот день задачу не скатываться в словесные перепалки с прокурором, снова попытался объяснить присяжным, что, давая показания в августе 2015 года, перепутал время намаза.

Он решил, что они с Геремеевым вернулись домой после вечернего намаза, в то время как на самом деле это произошло вслед за послеобеденным намазом.

По мнению Дадаева, принципиального значения это не имеет. Он по-прежнему утверждает, что в момент убийства Немцова находился дома по адресу улица Веерная, 3.

В четверг 20 апреля гособвинение планирует показать присяжным видеозапись признательных показаний Заура Дадаева, данных им вскоре после ареста в ночь с 7 на 8 марта 2015 года.

Новости по теме