Гамбит Терезы Мэй: что принесут Британии досрочные выборы?

Тереза Мэй в программе Эндрю Марра в январе 2017 года
Image caption До вчерашнего дня Тереза Мэй регулярно обещала не назначать досрочные парламентские выборы

Британский парламент поддержал предложение премьер-министра Терезы Мэй о проведении досрочных всеобщих выборов в парламент 8 июня.

Мэй, возглавившая британское правительство в июле 2016 года после ухода Дэвида Кэмерона, до последнего исключала возможность переноса выборов, которые должны были состояться лишь в 2020 году.

Лидер тори, уверенно лидирующих по популярности во всех опросах, объяснила досрочные выборы стремлением к стабильности в ситуации, когда страна начала переговоры о выходе из Европейского союза.

Опросы показывают, что Мэй с большой долей вероятности выборы выиграет, победа усилит позиции Консервативной партии в преддверии переговоров о выходе из ЕС и уменьшит политическую непредсказуемость в стране.

В этих условиях в проведении досрочных выборов, вроде бы, нет особой необходимости, тем более что любые выборы - это риск, что бы ни предрекали опросы. К тому же последствия досрочных выборов могут проявиться не сразу и оказаться для Терезы Мэй весьма неприятными.

Насколько точен расчет британского премьера? Обозреватель Би-би-си Михаил Смотряев побеседовал с политологом, профессором Лондонского университета королевы Марии Тимом Бэйлом.

Тим Бэйл: Я не уверен, что Терезе Мэй так уж необходимы досрочные выборы, но значительное большинство в парламенте, безусловно, не будет лишним. Ей предстоит провести через депутатов пакет очень непростых законов, у нее сложные отношения с палатой лордов, которая обещает блокировать все инициативы, которых нет в предвыборной программе консерваторов. Новые выборы - новая программа, и лордам нечего будет возразить.

Значительное большинство в парламенте поможет ей и в отношениях с собственной партией, поскольку сегодня ей приходится полагаться на ультраконсерваторов, "записных брекситеров". Новые лица в палате общин, преданные лично ей хотя бы первые пару лет, помогут ей в переговорах с ЕС - особенно там, где нужна гибкость и компромиссы.

Разумеется, разгром лейбористов - это тоже первостепенная задача. Сейчас у Терезы Мэй очень хороший рейтинг, а у лейбористов очень слабый лидер. Будут ли лейбористы разгромлены наголову - другой вопрос.

Но при этом, я полагаю, если Лейбористская партия с большим отрывом проиграет нынешние выборы, то и на следующих шансов вернуться к власти у них практически нет. Прожить еще 10 лет без лейбористов во власти - я думаю, для тори такая перспектива выглядит весьма аппетитно.

Би-би-си:Аналитики уже давно говорят о возможном распаде Лейбористской партии на две фракции: непримиримых левых, которые в результате поражения уйдут на дальнюю периферию политического поля, и более умеренных центристов, которые как раз наберут поддержку и составят консерваторам серьезную конкуренцию на следующих выборах. Не кажется ли вам, что Тереза Мэй создает себе головную боль на будущее?

Т.Б.: Я думаю, распадется лейбористская партия или нет, зависит от того, насколько неудачно они выступят на выборах в июне и как лидер лейбористов Джереми Корбин отреагирует на поражение.

Если предположить, что Корбин поведет себя как нормальный лидер, он должен будет уйти в отставку, а его место займет один из четырех-пяти более центристски настроенных кандидатов. Такой исход выведет партию на путь - пусть длинный и трудный - к электоральному успеху в будущем.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Лидер лейбористов Джереми Корбин рискует привести партию к крупнейшему электоральному поражению последних десятилетий

Если Корбин не уйдет, начнутся проблемы. Разрыв между рядовыми членами партии и ее представителями в парламенте, существующий и сегодня, сильно увеличится, и вот тут отдельные лейбористы могут начать формировать собственную партию.

Говорить об этом с уверенностью нельзя, очень многое зависит от того, будет ли Джереми Корбин цепляться за пост лидера после поражения на выборах. В итоге он может и уйти, но только после того, как выберет себе наследника левых взглядов и проведет его во власть, что тоже может привести к расколу Лейбористской партии.

Би-би-си: Предыдущий опыт подсказывает, что по доброй воле (или хотя бы без скандала) Корбин не уйдет. Но у консерваторов тоже не все гладко: в последние годы немало тори дезертировали в Партию независимости (UKIP). Я полагаю, крупных электоральных успехов UKIP ждать не приходится - это во многом "партия одного лозунга", и теперь, с победой на прошлогоднем референдуме о членстве в ЕС, их главная задача выполнена. Начнется ли теперь обратный процесс - бегство членов UKIP в Консервативную партию?

Т.Б.: Я думаю, вы правы, согласно опросам, многие голосовавшие за UKIP в 2015 сегодня готовы голосовать за тори. UKIP также потеряла свою "икону" - популиста Найджела Фараджа, и заменить его будет непросто. Я, кстати, считаю, что значение "брексита" для существования или успеха UKIP несколько преувеличено - главным образом потому, что иммиграция по-прежнему остается животрепещущим вопросом, а это - электоральная территория UKIP.

Если консерваторам не удастся взять иммиграцию под контроль так, как они обещали перед выборами, то место для партии крайне правого толка место в политическом спектре Соединенного Королевства найдется. Латентная исламофобия Великобритании тоже существует, и это тоже "поляна" крайне правых, как у нас, так и в Европе.

Так что говорить о кончине UKIP, я думаю, преждевременно, хотя повторить свой успех на прошлых выборах им, разумеется, не удастся.

Би-би-си: А чего ждать либеральным демократам?

Т.Б.: Хороший вопрос. Конечно, они в состоянии отобрать у консерваторов несколько мест, главным образом потому, что только либеральные демократы сегодня представляют в парламенте сторонников "европейского выбора" - тех, кто голосовал против выхода из ЕС. Однако для многих избирателей, особенно в левой части спектра, либеральные демократы по-прежнему остаются в "черных списках" из-за участия в коалиции с консерваторами в 2010-15 годах.

Впрочем, если Лейбористская партия коллапсирует, а либеральные демократы покажут приличные результаты на местных выборах (они состоятся до парламентских), то на волне этого успеха они могут даже поспорить с лейбористами за второе место, как это бывало на выборах в 80-х годах. Я не говорю, что вероятность этого высока, но это вполне возможно. Речь, правда, идет не о количестве взятых мест в парламенте, а об общем количестве голосовавших за них граждан.

Би-би-си: Удастся ли либеральным демократам украсть голоса у лейбористов?

Т.Б.: Я думаю, да. Уйдут голоса людей, которые поддержали бы лейбористов, но их не привлекает Джереми Корбин, а особенно его вялая позиция по европейскому референдуму. Ну и, разумеется, будет тактическое голосование в тех округах, где у лейбористов нет шансов перед консерваторами.

Би-би-си: Все, о чем мы пока говорили, - это политический мэйнстрим. Так должно случиться по правилам. Однако после европейского референдума в прошлом году, после победы Дональда Трампа на выборах в США сложно говорить о незыблемых правилах и законах политики. Планы Терезы Мэй обширны и вряд ли ограничиваются только народной поддержкой в процедуре "брексита", но нет никаких гарантий, что все пойдет по ее плану.

Референдум о членстве в ЕС по-прежнему остается водоразделом для британского общества, да и с самой Мэй не все просто и понятно: с момента назначения на пост премьера она настаивала на том, что досрочных выборов не будет. Последний раз заявления такого толка звучали с Даунингтрит в марте, и вот, пожалуйста - внеочередные выборы назначены на июнь! Еще суток не прошло, а уже слышны прогнозы и предсказания о том, что будет повторный референдум, что законопроект опять вернется в парламент и застрянет там навсегда... Могут ли досрочные выборы осложнить жизнь Терезе Мэй?

Т.Б.: Ну, на выборах всякое может случиться. Консерваторам сейчас очень некстати расследование о расходах некоторых кандидатов и парламентариев на прошлых выборах, которое ведет британская прокуратура. Возможно, мы об этом услышим во время предвыборной кампании. Найдутся и те, кто будет весьма раздражен тем, что Тереза Мэй назначает новые выборы столь скоро после предыдущих и европейского референдума, хотя не думаю, что это будет значительным фактором.

Проблема всех остальных партий в том, что электорат в основном уважает (хотя и необязательно любит) Терезу Мэй, больше других доверяет консерваторам в экономических вопросах и верит в то, что соглашение по "брекситу" будет как минимум приемлемым.

У Джереми Корбина ничего этого нет, и очень сложно представить себе ситуацию, в которой внеочередные выборы не пойдут на пользу консерваторам. Несмотря на то что прошлый год, действительно, научил нас не слишком полагаться на прогнозы, я думаю, с большой вероятностью Тереза Мэй победит - и победит с легкостью.

Би-би-си: Хорошо, давайте предположим, что тори побеждают с большим отрывом и формируют большинство в палате общин, сравнимое с тем, что было у Тони Блэра в 1997 году. "Брексит" и сопутствующие ему проблемы исламофобии и иммиграции, о которых вы говорили ранее, - это главный пункт британской политической повестки дня сегодня. Но процесс "развода" с ЕС должен завершиться в 2019 году, у консерваторов останется еще три года во власти, на которые как раз и придутся первые дни независимости от Европы, со всеми их неизбежными проблемами. Разумеется, бороться с ними проще, если у вас большинство в парламенте, но не рискуют ли тори через пять лет оказаться там, где сегодня находятся лейбористы?

Т.Б.: Верное замечание. Действительно, правительство Великобритании не может гарантировать наиболее выгодную для страны сделку с Евросоюзом - она зависит от остальных 27 государств-членов ЕС. Придется идти на компромиссы и в экономике, и в торговле, и не все они будут одобрены британским обществом. Экономика страны в целом может пострадать, а это проблема для любого правительства. Проблемы неизбежны, о чем шумно предупреждали сторонники членства в ЕС накануне референдума.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Тереза Мэй обратилась в ЕС с официальным заявлением о выходе Великобритании из союза. Процесс "развода" продлится минимум до конца марта 2019 года

Я думаю, назначая внеочередные выборы, Тереза Мэй покупает себе время. Одно дело - идти на выборы через год после окончательного развода с ЕС, и другое дело - через три.

Би-би-си: Теперь - нелегкий вопрос о шотландском референдуме, который, мне думается, с неизбежностью будет поднят после досрочных выборов, поскольку шотландские националисты из SNP, заберут себе все места в парламенте от Шотландии - тори в стране никогда популярностью не пользовались, а от Лейбористской партии, как мы выяснили, немного осталось. Представьте теперь объединенную фракцию шотландских горцев, учиняющих в палате общин битву при Босворте...

Т.Б.: Ну, у Терезы Мэй и так уже есть проблема с шотландским референдумом о независимости. Разумеется, SNP не упустит возможность вставить в свою предвыборную программу требование повторного референдума, и победа на выборах придаст легитимность этим требованиям. Я не думаю, что июньские выборы изменят это расклад. Националисты будут активно требовать референдума - и в итоге Тереза Мэй будет вынуждена согласиться, но проведение досрочных выборов на это не влияет.

Би-би-си: Но одно дело - выход из Европы, и другое дело - распад королевства. От Дэвида Кэмерона, из своих собственных, тактических соображений затеявшего референдум о выходе из ЕС, никто не требовал публичного самобичевания, в то время как премьер-министра, развалившего Соединенное Королевство, народ попросту линчует…

Т.Б.: По опросам, большая часть англичан не желает расставаться с Шотландией, но если шотландцы захотят покинуть унию, придется их отпустить. Англичане расстроятся - да, но не вознегодуют. Не думаю, что это отразится на репутации премьер-министра, который "отпустит" Шотландию. Британцы вряд ли воспримут это как абсолютную трагедию - и просто проголосуют против допустившего это премьера.

Похожие темы

Новости по теме