Пересмотр политики США в отношении Ирана: чем рискует Трамп?

Тиллерсон и Трамп Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Администрация Трампа должна будет выработать ясную стратегию в отношении Ирана

В администрации президента Дональда Трампа слова, кажется, опять расходятся с делами.

В начале недели администрация подтвердила конгрессу (она обязана это делать каждые 90 дней), что Иран соблюдает условия Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA). Это название было дано заключенному в 2015 году международному политическому соглашению по иранской ядерной программе.

Однако позже госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что политика США по отношению к Ирану проходит полномасштабную ревизию.

В своем заявлении, которое, несомненно, будет услышано в Тегеране, Тиллерсон осудил Иран за "вызывающие тревогу провокации" и охарактеризовал эту страну как "ведущего мирового спонсора терроризма".

Прозвучало и более общее предупреждение.

"Если пустить ситуацию на самотек, Иран может пойти по тому же пути, что и Северная Корея", - заявил Тиллерсон.

Значит ли это, что администрация Трампа ведет себя непоследовательно? Возможно, что нет.

Выполнение Ираном своей части договоренностей не мешает пересмотру основ американской политики в отношении этой страны. Это было бы естественно для любой новой администрации. А учитывая ее состав при Трампе, она далека от симпатий по отношению к Тегерану.

Когда Трамп был еще кандидатом в президенты, он назвал договор с Ираном одной из худших сделок, когда-либо заключенных. Пока это соглашение еще действует, и, насколько мы можем судить, оно может просуществовать еще долго.

Проблема для США состоит в том, как противостоять Ирану по трем направлениям его политики.

Во-первых, это проблема ядерных амбиций Тегерана. При всей противоречивости сделки с Ираном она действительно налагает ограничения на иранскую ядерную программу в обмен на реальные экономические преимущества. Поэтому Иран в настоящее время не столь уж "неподконтролен", как выразился Тиллерсон.

Многие западные эксперты поддерживают этот договор, даже если особого энтузиазма по его поводу и не испытывают. Даже высокопоставленные чиновники в структурах безопасности Израиля, выступавшие против переговоров администрации Обамы с Тегераном, молчаливо признали, что достигнутое соглашение создает условия для решения этой проблемы.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption 11 апреля в Иране началась регистрация кандидатов на президентских выборах, намеченных на 19 мая

По некоторым сообщениям, даже саудовцы, долгое время противившиеся этому соглашению, советовали Трампу от него не отказываться. Конечно, все это не будет продолжаться вечно. Один из самых сильных аргументов критиков этой сделки следующий: что произойдет через 15 лет после заключения договора, когда истечет срок некоторых из заложенных в нем ограничений в реализации иранской ядерной программы?

Некоторые надеялись, что этот договор станет основной для улучшения отношений между Тегераном и Вашингтоном. Этого не случилось. Напряженность в районе Персидского залива растет, и общий хаос в регионе приводит к тому, что США и Иран неизбежно оказываются по разные стороны конфликта.

Жесткая риторика Тиллерсона может в итоге повлиять на предвыборную президентскую кампанию в Иране - и не самым лучшим образом. По крайней мере, с точки зрения западных интересов. Надежды на то, что к концу действия условий иранского соглашения Вашингтон будет иметь дело уже с другим Ираном, сейчас призрачны как никогда.

Региональная держава

Кроме ядерной программы и двусторонних отношений есть еще одна проблема - роль Ирана в регионе.

Иран сейчас - ключевой игрок в различных конфликтах - в Сирии, Ливане, Йемене. Он оказывает большое влияние на ситуацию в регионе Персидского залива в целом. Иран принимает активное участие в противостоянии с Израилем, и Рекс Тиллерсон особо отметил то, как Тегеран поддерживает "Хезболлу" в Ливане и некоторые палестинские группировки в секторе Газа.

Даже в Ираке Тегеран представляет проблему для Вашингтона. Обе столицы поддерживают нынешнее иракское правительство, но Иран через военных, советников и лояльных ему бойцов на местах стимулирует шиитский изоляционизм в иракской политике. По крайней мере, он этому не противится.

Ирония, конечно же, состоит в том, что именно действия США в Ираке - свержение Саддама Хуссейна - привели к усилению роли Ирана в регионе.

Опасная политика

Учитывая опасения союзников США в Персидском заливе, существует опасность того, что Трамп может увеличить военную помощь руководимой саудовцами военной кампании в Йемене.

При этом непосредственные переговоры с Тегераном - столь же отдаленная перспектива для нынешней администрации в Вашингтоне, как прямые контакты с руководством Северной Кореи.

Все это совсем не значит, что нет вопросов, по которым Вашингтон может обоснованно выступать против действий Ирана. Но Иран - часть региона. У него есть собственные опасения и проблемы. Тегеран часто чувствовал себя отодвинутым на обочину мировой политики, считал, что его точку зрения игнорируют.

Контролировать поведение Ирана - очевидно, вполне разумная цель политики администрации Трампа, в которой, впрочем, может присутствовать и элемент сдерживания.

Но трудно представить, каким образом пересмотр ядерной сделки с Ираном хоть как-то улучшит положение дел. Это ведь не двустороннее соглашение между Ираном и США, это международный договор с участием России и ведущих европейских стран.

Торговый оборот Ирана с Европой заметно растет, и глава внешней политики ЕС Федерика Могерини недавно подчеркнула, что соглашение с Тегераном работает.

Если США решат пересмотреть сделку, между Вашингтоном и некоторыми из его ключевых союзников могут начаться серьезные трения. Еще более важно то, что восстановить в полном объеме существовавшие в отношении Тегерана санкции будет очень сложно. При этом нужно отметить, что санкции пусть и усложнили жизнь Ирану, но мало повлияли на ядерную программу страны.

Задача команды Трампа - разработать действенный план "Б". План, который представляет собой комплексный подход к иранской проблеме во всей ее сложности.

Страсти предвыборной президентской кампании далеко позади, а внешняя политика - дело очень тонкое. Интересы, принципы, а также позиции союзников должны быть взвешены и сбалансированы. Политика Трампа должна учитывать эти реалии.

Новости по теме