Как устроен РИСИ и мог ли он повлиять на победу Трампа

  • 21 апреля 2017
Силуэт человека у компьютера Правообладатель иллюстрации Getty Images

План вмешательства России в президентские выборы в США в 2016 году был разработан Российским институтом стратегических исследований (РИСИ), сообщило агентство Рейтер со ссылкой на слова четверых бывших чиновников администрации США.

Согласно исследованию Рейтер, этот план был создан по просьбе российского президента Владимира Путина. Его основные рекомендации - через социальные медиа при поддержке гигантов иновещания RT и Sputnik вести пропаганду среди американцев с тем, чтобы они выбрали кандидата, который повел бы более мягкий, чем администрация Обамы, курс по отношению к Кремлю.

Дальнейшей задачей был подрыв доверия к избирательной системе США из-за опасений в победе Хиллари Клинтон, утверждается в материале Рейтер. Его авторы ссылаются на семерых бывших и действующих высокопоставленных чиновников администрации и разведки США, видевших оба документа.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков посоветовал не доверять сведениям в публикации Рейтер, указав на то, что она строится на анонимных источниках.

Нынешний директор РИСИ Михаил Фрадков назвал материал агентства конспирологией, объяснив его появление попыткой привлечь внимание к "уходящей из общественного восприятия темы участия России в предвыборной кампании в США".

19 апреля, за несколько часов до публикации Рейтер, от имени РИСИ появилось заявление, в котором просьба западных СМИ прокомментировать предполагаемую рекомендацию института Кремлю по поводу вмешательства в американскую президентскую кампанию была названа "шуткой, а не чем-то большим".

Ранее Владимир Путин неоднократно отвергал причастность России к хакерским атакам и другим действиям, которые могли повлиять на итоги выборов в США.

Русская служба Би-би-си попыталась разобраться в том, как работает Российский институт стратегических исследований и каким влиянием на принятие решений он обладает.

РИСИ: от ПГУ КГБ к администрации президента

РИСИ был создан по указу президента России Бориса Ельцина в феврале 1992 года и являлся аналитическим центром Службы внешней разведки (СВР). Он был преобразован из бывшего Научно-исследовательского института разведывательных проблем Первого главного управления КГБ СССР.

В 2009 году институт был реорганизован и переподчинен администрации президента. Тогда же на смену выпускнику истфака МГУ историку и политологу Евгению Кожокину (возглавлял РИСИ с 1994 года) пришел выпускник харьковского истфака, историк и разведчик Леонид Решетников.

Он перешел в институт с должности начальника информационно-аналитического управления СВР в звании генерал-лейтенанта.

Спустя семь лет, в январе 2017 года, Решетникова сменил отправленный в отставку с должности главы СВР Михаил Фрадков.

Правообладатель иллюстрации Alexei Druzhinin/TASS
Image caption В январе 2017 года РИСИ возглавил Михаил Фрадков, отправленный в отставку с должности главы СВР

По действующему уставу (от января 2012 года) государственное задание для института формируется президентской администрацией и утверждается ее руководителем.

В качестве основной цели деятельности РИСИ в его уставе обозначено информационно-аналитическое обеспечение органов власти при формировании стратегических направлений государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности.

В числе указанных в уставе РИСИ задач есть и такие: "экспертиза и оценка целевых установок и программ формирования госполитики в сфере обеспечения национальной безопасности, анализ и прогнозирование развития событий в отдельных странах и регионах, которые могут привести к кризисным ситуациям, а также разработка предложений о путях и способах урегулирования таких ситуаций".

Схема работы РИСИ

Назначенный в конце 2011 года руководителем президентской администрации Сергей Иванов, также служивший в СВР, по свидетельству двух собеседников Русской службы Би-би-си - бывших федеральных чиновников - имел хороший контакт с РИСИ.

Институт был структурой, которая благодаря этому пользовалась поддержкой администрации президента.

Процесс работы в РИСИ построен по традиционной для любой аналитической структуры схеме: каждый сотрудник изучает проблему по профильной теме, описывает ситуацию и контекст. А в конце предлагается список рекомендаций - "как действовать дальше и что делать", рассказал Би-би-си на условиях анонимности бывший сотрудник института.

Правообладатель иллюстрации Alexander Ryumin/TASS
Image caption У Сергея Иванова, возглавлявшего президентскую администрацию с декабря 2011-го до августа 2016 года, был хороший контакт с РИСИ

Аналитическая записка, по его словам, пишется на основе открытых данных, и далее материалы уходят на Старую площадь. В президентской администрации их уже анализируют и решают, что делать с этими предложениями.

Однако утверждать, что именно аналитические записки РИСИ активно использовались Кремлем при принятии решений, вряд ли верно, добавляет он.

"Несколько лет назад я предлагал целый блок решений по своему блоку тем. Все это ушло в песок. Только сейчас вижу, что единичные идеи начинают воплощаться", - рассказывает собеседник Би-би-си.

Аналитикой занимаются много центров, в том числе негосударственных, добавляет он и называет роль института, которая ему отведена в материале Рейтер, чрезмерно преувеличенной.

"Мечтания пенсионера-разведчика"

"РИСИ до прихода Фрадкова - откровенно слабая структура, чью аналитику уже никто не читал толком", - утверждает бывший сотрудник одного из подразделений администрации президента.

Приходивший из РИСИ готовый продукт действительно зачастую был слабым, подтверждает бывший федеральный чиновник, сталкивавшийся с такой же оценкой со стороны своих коллег. "Думаю, методологически и управленчески там было что-то не так", - сказал он корреспонденту Би-би-си.

Он называет РИСИ "почетной пенсией" для высокопоставленных разведчиков.

"Так ее воспринимали при мне. Чтобы с его помощью проводились какие-то передовые тайные операции - это в лучшем случае их эротические фантазии. Жизнь сложилась по-другому", - резюмирует чиновник.

РИСИ - идеологический центр, который по качеству продукции непригоден даже для пропаганды, считает политолог Глеб Павловский, возглавлявший в 2000-е годы аналитический центр, работавший в интересах администрации президента.

Он называет документы, приходившие из РИСИ, вторичными и глубоко зависящими от того, что в момент их подготовки обсуждается а прессе.

"Это всегда были мечтания пенсионера-разведчика, как бы он построил государственную политику, но это никогда не играло особой роли. И совсем смешно привязывать их работу к информвойнам с участием хакеров, они в этом ничего не понимают", - считает Павловский.

Принцип "эмиссаров Кремля"

Киберсредства - это епархия не РИСИ и даже не СВР, подтверждает и бывший сотрудник Кремля.

Оба собеседника Би-би-си говорят, что не слышали о сильных американистах в штате этого института.

Однако при этом они признают, что низкий средний уровень сотрудников в целом и слабая методологическая организация не исключают того, что там были и сильные профессионалы-аналитики.

"Если оттуда взять отдельного человека и поставить ему задачу, результат мог быть очень неплохим", - вспоминает бывший федеральный чиновник.

В данном случае действует не принцип организаций и структур, а принцип "эмиссаров Кремля" и личных контактов, которые у них сохранились, отмечает бывший сотрудник администрации президента.

"Например, генерал Решетников как балканист общался с болгарами не как представитель РИСИ, а в личном качестве", - говорит собеседник Би-би-си.

Новости по теме