Российские эксперты спорят об опасности импортозамещения

Сельское хозяйство Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Сельское хозяйство выиграло от процесса импортозамещения

Концепция импортозамещания в России практически не сработала, к таким выводам пришли участники диспута, организованного Ассоциацией независимых центров экономического анализа. Выиграли в основном лишь фармацевтика и сельскохозяйственные производители.

В диспуте участвовали, в частности, профессор Российской экономической школы Наталья Волчкова и заместитель гендиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников.

И Волчкова, и Сальников согласились с тем, что от агрессивной политики импортозамещения для российской экономики больше вреда, чем пользы.

Однако Сальников допускает острожное применение такой политики в секторах, связанных с безопасностью России, например, в оборонно-промышленном комплексе или сельском хозяйстве.

Волчкова полагает, что импортозамещение замедляет экономику и снижает благосостояние граждан.

"Продовольственная безопасность - это не про продовольственную самодостаточность. Это обеспечение доходов населения достаточное, чтобы покупать на мировом рынке самую разнообразную корзину продовольствия", - объясняет она.

Оба экономиста видят проблемы в структуре экспорта страны, в котором преобладает сырье. Но видят разные решения этой проблемы.

Волчкова выступает за либерализацию торговли. По ее словам, в России есть 6 тысяч несырьевых компаний, который успешно экспортируют на внешний рынок.

В пример она приводит завод "Монокристалл", который производит кнопки для Iphone. Завод встроен в мировые цепочки поставок, хотя находится в Ставрополе, объясняет она.

Сальников видит необходимость в промышленной политике и защите производителей от торговых барьеров, которые созданы в том числе в других странах.

Кто выиграл от импортозамещения?

По мнению Сальникова, небольшой прогресс в импортозамещении есть. Он сравнивает соотношение импорта товаров и добавленной стоимости. Это индикатор объема работ, произведенных российскими компаниями.

В основном от импортозамещения выиграли сельскохозяйственные производители, некоторые виды химического производства и фармацевтика.

Правообладатель иллюстрации ЦМАКП
Image caption Отрицательный показатель означает, что отрасль увеличила выпуск внутри страны

В пищевом секторе главным победителем стало производство мяса и мясопродуктов, хотя Сальников оговаривается, что это касается в основном курицы. Например, производство говядины полностью сосредоточить в России нельзя и все равно придется часть ее импортировать, полагает он.

В числе выигравших оказались производство молочной продукции и растениеводство.

А вот консервированных овощей и фруктов, наоборот, в Россию стали завозить больше.

В секторе производства машин и оборудования небольшой позитивный эффект заметен в сельхозоборудовании и бытовых приборах.

Производство большинства остальных видов оборудования, скорее, пострадало от импортозамещения или оно на него никак не повлияло.

Правообладатель иллюстрации ЦМАКП
Image caption Отрицательный показатель означает, что отрасль увеличила выпуск внутри страны

Сальников объясняет, что многим компаниям все равно приходится покупать импортные материалы или различное оборудование, которые подорожали из-за снижения курса рубля. Это и мешает импортозамещению в некоторых областях.

Еще одна причина неудачи заключается в том, что многие российские производители после девальвации предпочли не использовать это конкурентное преимущество, а вслед за иностранцами подняли цены.

Волчкова считает, что концепция импортозамещения в России не сработала в принципе. По ее мнению, ни одной причины проводить подобную политику в России не было и до сих пор нет.

По ее расчетам, если политика импортозамещения в России действительно сработала бы, это лишь замедлило бы рост экономики. Правительство, чтобы защитить отдельные отрасли, повысило бы торговые тарифы.

Это бы ударило по другим отраслям экономики, производство которых бы снизилось. По расчетам экономиста, в целом эффект был бы отрицательный - экономике в целом был бы нанесен ущерб. Выиграли бы отдельные отрасли, а в целом экономика проиграла бы, уверена эксперт.

Импортозамещение может быть вредным

Оба эксперта полагают, что проблемы связаны со структурой экспорта России, перекошенного в сторону сырья.

Россия сильно интегрировалась в мировую экономику за последние 25 лет, но у нее сложилась очень узкая специализация, объясняет Сальников.

"То, что мы интегрировались, меня не расстраивает, расстраивает то, как мы интегрировались. Как самые чернорабочие в мировой экономике. Мы специализируемся на грязной работе по добыче ресурсов", - объясняет он.

Волчкова отмечает, что в мире созданы цепочки поставок и создания продукции: товар придумывают в одной стране, детали для него деляют в другой, а собирается он в третьей.

В таких цепочках Россия, за редкими исключениями, участвует как поставщик сырья.

"Нет тех инвесторов, нет тех компаний, которые управляют этими цепочками", - объясняет Волчкова.

По ее мнению, для того, чтобы Россия начала участвовать в таких цепочках, нужны либерализация торговой политики, снижение тарифов и снятие различных барьеров, в том числе и для импорта.

По ее мнению, свободный импорт необходим, чтобы встроиться в такие цепочки, а барьеры на его пути лишь снижают эффективность экономики.

По ее подсчетам, экспортеры, которые также активно импортируют различные товары, в среднем на 85% эффективнее тех экспортеров, кто ничего не импортирует. Волчкова поясняет, что эти компании ввозят оборудование и технологии, которые и делают их более производительными.

Политика либерализации против безопасности

Сальников и различные экономисты, пришедшие на диспут, не согласились с призывами к либерализации. Некоторые опасаются, что повторится опыт 1990-х годов, а кто-то боится, что российские компании будут не защищены.

Сальников считает, что политику импортозамещения стоит проводить, например, в сфере обороны или продуктовой безопасности. Это, по его словам, не связано с экономическими соображениями.

"Надо удержать территорию и обеспечить стабильность развития на этой территории. Если для нас это так, то нам нужен ОПК. Если для нас это не так, то нам не нужен ОПК, а нужна максимальная интеграция в мировую экономику", - объясняет он.

Правообладатель иллюстрации Ruslan Shamukov/TASS
Image caption На заводе "Монокристалл" производят сапфировое стекло. Оно используется в продукции Apple

Он подчеркивает, что в мире идет жесткая конкуренция, и другие страны используют широкий набор инструментов для создания торговых барьеров.

"Но когда мы просто интегрированы, открытость повышает уязвимость, если, конечно, мы не размером со слона", - уверен он.

По его мнению, от санкций Россию мог бы защитить лишь размер экономики. Если бы экономика России была бы размером с китайскую, санкции против России не были бы введены.

Волчкова полагает, что санкций можно было бы избежать, если бы Россия, наоборот, была бы глубоко интегрирована в мировую экономику. Этого не позволил бы бизнес. По ее мнению, деловые интересы всегда опережают политику.

"Бизнес не хочет ни санкций, ни контрсанкций. Чем больше интеграционные интересы бизнеса, тем меньше вероятность политических осложнений. С этой точки зрения, мы недостаточно интегрированы, чтобы сегодня предотвратить эти санкции или контрсанкции", - уверяет она.

Большинство экономистов в целом поддержали Сальникова. Кто-то опасался за продовольственную безопасность, кто-то переживал, что российская промышленность без поддержки просто не выдержит конкуренцию, а кто-то переживал, что если не помочь сельхозпроизводителям, то можно остаться без свежей курицы.

"Надо сильно толкаться локтями, чтобы хотя бы какую-то щель занять", - объяснял Сергей Агибалов из Института энергетики и финансов. По его мнению, российская промышленность вряд ли сможет самостоятельно занять место в мировых цепочках поставок.

Александр Широв из Института народного хозяйства и прогнозирования РАН полагает, что цепочки производства можно создать и внутри страны. Он, как и другие экономисты, боится повторения ситуации 1990-х годов.

Наталья Смородинская из Института экономики РАН, напротив, боится другого: мировое производство изменилось, а многие в России этого не понимают.

"Либо вы встраиваетесь в правила игры, либо проиграете", - предупреждает она.

Новости по теме