Эксперты: Бибилов во главе Южной Осетии - "понятная и предсказуемая фигура"

бибилов Правообладатель иллюстрации Valery Sharifulin/TASS

В пятницу в Цхинвали состоялась инаугурация Анатолия Бибилова, который победил на президентских выборах в отколовшейся от Грузии Южной Осетии.

С вступлением в должность Бибилова поздравил помощник президента России Владислав Сурков и представители непризнанных республик.

Власти Грузии считают выборы в Южной Осетии незаконными, сравнивая их с аннексией Крыма Россией в 2014 году.

С такой оценкой солидарны большинство государств, которые поддерживают территориальную целостность Грузии и отказываются признавать независимость Южной Осетии и Абхазии, в отличие от Москвы, которая пошла на такое признание после августовской войны 2008 года.

Сам новоизбранный президент самопровозглашенной республики, бывший председатель парламента Бибилов не раз заявлял о намерении "присоединить" Южную Осетию к России. Вскоре после выборов он повторил, что вероятность того, что Южная Осетия войдет в состав России почти стопроцентная, оговорившись впрочем, что без желания российской стороны ничего не произойдет.

Русская служба Би-би-си спросила экспертов и политологов, как могут измениться отношения между Тбилиси и Москвой после вступления в должность нового президента непризнанной республики.


Николай Силаев, старший научный сотрудник центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО

Я не могу согласиться с мнением, что Россия однозначно поддерживала кандидатуру Тибилова, потому что, если вы проследите за всеми комментариями по поводу этих выборов, то заметите, что был иной подход. Отмечалось, что есть два кандидата, успех которых наиболее вероятен, и кого предпочтет избиратель, с тем и будет работать Москва.

Бибилов провел более энергичную кампанию, чем Тибилов. Тибилов действовал немножко в номенклатурном стиле - вот он пожилой, уважаемый человек, который, уже занимая должность президента, призывал проголосовать за него просто в силу того, что он уже давно здесь. Кроме того, в Южной Осетии завершено восстановление, но сказать, что там решены все экономические проблемы, мягко говоря, нельзя. Поэтому, конечно, есть определенный фон недовольства избирателей, совершенно естественный, которым сумел воспользоваться Бибилов. Избиратели проголосовали за перемены.

Бибилов вполне устраивает [Москву]. Он в свое время, в 2011 году, выдвигался кандидатом в президенты и тогда получил, гораздо более недвусмысленно, поддержку Москвы. Он несколько лет был спикером, и в этом смысле всем людям, которые отвечают за внешнюю политику на югоосетинском направлении, известен. Это понятная и предсказуемая фигура.

Что касается изменений, я полагаю, что есть какой-то остаточный эффект от той кампании, которую провел Бибилов, когда его партия заняла большинство мест в парламенте. Он выступал тогда под лозунгом присоединения к России. Но, как все могли заметить, выборы были выиграны под этим лозунгом в том числе, но присоединения к России так и не произошло. Я думаю, ему достаточно сложно отказаться от предвыборного обещания, которое он когда-то давал.

Но дело в том, что есть совершенно ясное высказывание Путина и не только Путина. Мне кажется, на этом можно точку поставить. Так что присоединения я не ожидаю.

Мне кажется, в Грузии сильно преувеличивают степень управляемости югоосетинских политиков со стороны Москвы, тем более степень управляемости югоосетинского общества. Я могу вас заверить, что таких инициатив из России там нет.

Сам по себе лозунг присоединения к России, которого нет, например, в Абхазии, возник, когда в январе 1992 года был проведен референдум, один из вопросов которого было присоединение к России. Это очень давняя традиция политической элиты Южной Осетии, это мотив, который повторяется на протяжении многих лет, если не десятилетий. И, конечно, он существует в значительной степени помимо того, есть или нет на это воля московских чиновников.


Торнике Шарашенидзе, профессор Грузинского института общественных дел

По-моему, все эти затеи - референдум и все заявления о присоединении к России - служат одной цели. Так называемая южноосетинская элита хочет доказать, что она более лояльна, чем абхазская элита. Это так и есть. Но присоединение зависит, конечно, не от Бибилова, и он это прекрасно понимает.

Я думаю, у России есть свой долгосрочный план аннексии этих двух образований. Но эта инициатива о присоединении, я думаю, лично Бибилова для того, чтобы доказать, что он лояльный. Москва не против этих заявлений и телодвижений, который делает Цхинвали, но, логически Москве не нужно сейчас формальное присоединение, она и так все там контролирует.

Правообладатель иллюстрации Valery Sharifulin/TASS
Image caption Жители республики выбирали президента и выражали свое мнение по вопросу смены ее названия. Предлагался вариант "Республика Южная Осетия - Государство Алания".

Во-вторых, Москва все еще надеется использовать Южную Осетию, как рычаг влияния на Грузию. Пока Россия не присоединила Южную Осетию, в Грузии у некоторых все еще есть иллюзии, что Москва вернет Южную Осетию и Абхазию в Грузию взамен чего-нибудь, например, отказа от будущего членства в НАТО. Конечно, это ерунда, но Москва надеется, что такие настроения в Грузии присутствуют, и это действительно так, так что формальное присоединение Южной Осетии Москве сейчас ни к чему.

С другой стороны, Москве не нужно было и признание этих двух образований [Абхазии и Южной Осетии] в 2008 году, но, она это сделала, так что все можно ожидать и исключать [присоединение Южной Осетии Россией] невозможно, учитывая, что случилось в августе 2008 года.

Обострения ситуации я все же не ожидаю, учитывая позицию грузинских властей, которые пытаются не быть спровоцированными Россией. Пока им это кое-как удается, это нужно признать. Никому сейчас конфликт не нужен, даже России сейчас конфликт с Грузией не нужен, потому что ей и так хватает головной боли.

О конфликтах в Грузии забывают из-за того, что Грузия сейчас пытается не обострять ситуацию. Вот, например, когда американский госсекретарь недавно встречался с Путиным в Москве, грузинский вопрос не был затронут. Кто знает, может это и к лучшему, что про нас забыли. Грузинские власти сейчас проводят такую политику, что лучше, чтобы про нас забыли. В краткосрочной перспективе, пока, во всяком случае, это себя оправдывает.

С другой стороны, вне зависимости от действий грузинских властей, Россия не отступит от признания этих территорий, если только Грузия не согласится вступить в таможенный союз, отказаться от интеграции в НАТО и Евросоюз. Но даже, если Грузия на это пойдет, Россия, скорее всего, предложит проект некоторой конфедерации Южной Осетии с Абхазией, в которой Россия будет все-равно иметь решающий голос, так как будет контролировать и Сухуми, и Цхинвали.

Что касается перспективы переговоров между Тбилиси и Цхинвали, я думаю, еще до 2008 года это было возможно, но после войны шансов я не вижу, потому что сейчас там все полностью контролируется Россией. Если с Сухуми еще кое-как можно наладить отношения, с Цхинвали это почти исключено, даже если Бибилов этого очень захочет.


История конфликта

Южная Осетия объявила о выходе из состава Грузии в начале 1990-х годов. В 2008 году Грузия попыталась восстановить контроль над республикой, независимость которой к тому моменту не была признана никем.

Это привело к вооруженному конфликту, в который вмешалась Россия. По итогам нескольких дней военных действий между сторонами конфликта было подписано соглашение о прекращении огня.

После этого Россия официально признала независимость Южной Осетии.

Помимо России, независимость Южной Осетии после войны 2008 года признали Венесуэла, Никарагуа и два островных государства Науру и Вануату.

Ни одна другая входящая в ООН страна независимость Южной Осетии не признала.

Новости по теме