Архитекторы Марва и Гассан в поисках будущего для Сирии

Марва ас-Сабуни и Гассан Янсиз
Image caption Марва Сабуни и Гассан Янсиз

Когда-нибудь кажущаяся бесконечной гражданская война в Сирии закончится. И тогда перед сирийцами встанет задача восстановления разрушенной страны. Два архитектора, семейная пара Марва Сабуни и Гассан Янсиз, думают об этом уже сейчас.

"Восставать из пепла очень не просто, очень", - вздыхает Марва Сабуни. Мы стоим в прохладной глубине хаммама - общественных бань, построенные еще римлянами в старом квартале Хомса. Толстые каменные стены тонут во мраке, и лишь в нескольких местах лучи яркого солнца пробиваются сквозь дыры в каменном куполе крыши.

История этих стен еще мрачнее.

"Здесь шли тяжелые бои", - говорит мне Марва, ведя меня через главный зал хаммама, в центре которого еще сохранились остатки фонтана.

Сирийская армия отбила город у повстанцев в 2014 году после двух лет почти беспрерывных боев, и с тех пор развалины домов медленно расчищают.

"Многие из нас даже не подозревали до войны, что в нашем городе есть этот прекрасный хаммам и другие исторические здания, - говорит Марва. - О них забыли, а затем разрушили, прежде чем мы узнали о них".

Марва Сабуни написала об этом книгу "Битва за родной дом", в которой она рассказывает о том, чем стала война для ее семьи. Но это еще и мечта архитектора о том, как перестроить разрушеную страну и избежать ошибок прошлого.

У Марвы есть единомышленник - архитектор Гассан Янсиз, который, кстати, является ее мужем. Они познакомились в студенческие годы на почве общих представлений о роли архитектуры.

Вместе с двумя детьми они пережили все события последних лет, оставаясь в Хомсе, - от начала протестов до самых ожесточенных боев три года назад.

Хаммам, которому более двух тысяч лет, стал первой остановкой на нашем пути по старом городу, по которому нас ведет Марва. Следующая остановка - крытый рынок, который был деловым центром древнего Хомса.

Лабиринт окружающих его узких улочек остается пока в запустении - большая часть лавок и магазинов здесь либо закрыты владельцами, либо вообще разрушены.

Гражданская война расколола Сирию на куски, но начиналось все с множества маленьких трещин. Одной из них, считает Сабуни, была архитектура.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

"Конечно, я не говорю, что архитектура стала единственной причиной войны, но архитектура вполне осязаемо ускорила и усугубила конфликт", - говорит она.

В своей книге Сабуни описывает, как за прошедшее столетие однообразные коробки многоквартирных домов раздробили город на обособленные гетто, разрушив институт общественного городского пространства, который испокон веков была сердцем и сутью сирийского общества.

Сабуни считает, что новая городская среда стала катализатором социальных конфликтов, которые привели к гражданской войне.

Прогулка по старому рынку Хомса является и путешествием во времени - сквозь столетия сирийской истории, которая видела множество сменявших друг друга империй. В этой истории Марва видит уроки, которые должен усвоить архитектор, мечтающий о совершенно ином стиле жизни.

"Определенные архитектурные элементы из разных исторических эпох часто сосуществуют в одном строении и не противоречат друг другу", - говорит она, подводя меня к зданию, которое она называет "скрытым домом".

Image caption Марва Сабуни с Лиз Дюсет

Длинный плохо освещенный коридор выводит нас в элегантный внутренний двор, усаженный апельсиновыми деревьями. Внезапный взрыв ярких красок посреди руин - своего рода символ будущего возрождения.

"Видишь! Об этом я и говорю в своей книге", - восклицает Сабуни.

"У нас было что-то прекрасное, что-то очень старое и гармоничное, что было частью нашей жизни", - говорит Марва. Она считает, что значение Сирии для мировой культуры заключается не только в таких знаменитых памятниках древней архитектуры как город Пальмира, но и в сохраняющихся общественных связях.

"Мы разрушили многое из этого, мы забыли о многом - возможно, это наш шанс начать все заново", - размышляет она.

В другом углу рыночной площади Янсиз показывает мне еще один хаммам, который относится к периоду Османской империи.

Его сводчатые потолки со множеством отверстий создают затейливые узоры из солнечных бликов на каменных стенах и полу.

Именно эта игра света от продырявленной пулями и снарядами металлической кровли хаммама вдохновила Янсиза на создание новой крыши для рынка - первого проекта по возрождению Старого города при финансовой поддержке Программы развития ООН.

Мы застали сторительные работы в самом разгаре. Рабочие в синих комбинезонах заканчивают возведение новой арки, поднявшейся над одним из входов на площадь.

"Возрождение города - это не только восстановление зданий, - замечает Янсиз, который был ведущим архитектором на первом этапе проекта. - Рынок был не только местом, где покупали и продавали товары. Он был также местом, где люди из всех слоев общества и вероисповеданий общались друг с другом".

И Янсиз, и Сабуни озабочены тем, что урон, нанесенный сирийскому обществу, отнюдь не ограничивается бесконечными руинами разбомбленных кварталов.

"Все рабочие, которых вы видите, - они местные, из Хомса. Они чувствуют этот город и его боль", - уверен Янсиз.

Image caption Новая крыша рынка в Хомсе - проект архитектора Гассана Янсиза

Длинные ряды заколоченных магазинов наглядно иллюстрируют охватывающее вас в Хомсе ощущение утраты: из почти пяти тысяч некогда существовавших в городе магазинов сейчас открыто лишь около тридцати.

Их владельцы либо разорились, либо ждут, когда им подключат электричество и другие коммунальные услуги. Некоторые встали на сторону повстанцев, были вынуждены бежать из города и теперь не могут или не хотят вернуться.

Пока войне не видно конца, крупные западные доноры отказываются вкладывать средства в восстановление районов, которые вернулись под контроль правительства Башара Асада.

"Пока что мы занимаемся частичным восстановлением, чтобы дать людям надежду и поддержку", - говорит директор Программы развития ООН в Сирии Самуэль Ризк.

И все же в последнее время Европейский союз дает понять, что готов обсуждать финансирование будущих восстановительных работ - конечно, при условии, что в мучительных переговорах с оппозицией удастся добиться существенного прогресса.

А еще на этой неделе в Дамаске побывала китайская делегация, которая обсуждала перспективы будущих инвестиций в восстановление промышленности и инфраструктуры.

Уже сейчас намечаются конфликты, которые могут вскоре вспыхнуть из-за различий во взглядах на послевоенное развитие Сирии.

Даже первый этап небольшого проекта по восстановлению крыши рынка в Старом городе Хомса вызвал разногласия.

Марва Сабуни считает, что сирийцам пора задуматься о том, как будет жить страна после войны.

"Может быть, сейчас разговоры об архитектуре кажутся неуместными или слишком смелыми, - говорит она. - Но если мы не будет об этом думать, мы упустим возможность на этот раз сделать все так, как надо".

Похожие темы

Новости по теме