Пресса Британии: изберут ли французские левые Марин Ле Пен

Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Макрон: Брюссель слишком рано радуется
  • Франция выбирает надежду
  • Левые на помощь Ле Пен?
  • Экономическое неравенство в России

Макрон и "брексит"

Многие британские газеты продолжают комментировать результаты первого тура президентских выборов во Франции.

Daily Mail в редакционной статье пишет, что накануне из Дувра можно было буквально услышать звук откупоривания бутылок шампанского в Брюсселе.

Все радовались победе проевропейски настроенного бывшего банкира Эммануэля Макрона. Но чему собственно радовались в Брюсселе, вопрошает газета, учитывая, что почти половина французских избирателей проголосовала за евроскептиков?

На самом деле, результат первого тура должен заставить элиты всего континента хорошо задуматься.

Марин Ле Пен отдали голос 7,6 миллионов избирателей. Это лучший в истории результат для кандидата от крайне правой партии.

Согласно опросам общественного мнения, во втором туре 7-го мая она может рассчитывать на 40% голосов.

Газета оговаривается, что она никак не поддерживает Ле Пен, и считает, что в "Национальном фронте" есть просто отвратительные элементы.

Но и Макрон, и его сторонники в Брюсселе будут совершенно не правы, если они проигнорируют чаяния миллионов французских избирателей, которые требуют более строгого контроля над границами и иммиграцией.

Если Макрон и в самом деле одержит победу над Ле Пен, то ему стоит заняться склеротической экономикой Франции, безработицей и экстремизмом, а не произносить пустые угрозы, как он накажет Британию за "брексит", пишет Daily Mail.

Daily Mirror публикует статью аналитика Джейсона Битти, который пишет, что если британский премьер-министр Тереза Мэй хочет понять, что может означать для "брексита" вероятная победа Эммануэля Макрона в мае, то ей стоит посмотреть на фотографии его последнего митинга, на котором было столько же флагов Евросоюза, сколь и трехцветных французских флагов.

В каком-то смысле победа Макрона приведет к стабильности в ЕС, что хорошо для Великобритании, если она хочет провести успешные переговоры о выходе из Евросоюза.

Но это также приведет к ужесточению позиций ЕС во время переговоров.

Макрон уже дал понять, что хотел бы, чтобы Франция выиграла от выхода Британии из состава ЕС, и убедить банкиров и программистов переселиться на другую сторону Ла-Манша.

Он также заявляет, что Британия не получит никаких льгот.

Этот "галльский чаровник" может оказаться ужасным соседом, пишет Джейсон Битти в Daily Mirror.

Надежда против страха

Financial Times публикует редакционную статью под заголовком "Франция избирает надежду, а не нагнетание страха".

Если не произойдет какой-нибудь скандал или не случится нечто чрезвычайное, то во втором туре президентских выборов во Франции победит Эммануэль Макрон, так как избиратели, судя по всему, предпочитает разум, а не страхи, и, как и в 2002 году, они объединятся для того, чтобы не допустить победы крайне правого кандидата.

Но сейчас не время для благодушия, продолжает газета. Умеренно настроенный левоцентристский кандидат одержал совсем незначительную победу в первом туре.

Тот факт, что это рассматривается многими как причина для празднеств, лишь указывает на то, насколько эффективно националисты отражают широко распространенное недовольство статусом-кво, и насколько серьезную опасность они представляют устоявшемуся порядку в Европе и других странах Запада.

Да, в отличие от остальных кандидатов, кампания Макрона была полна оптимизма. Но он сам выходец из той самой элиты, от которой отворачиваются все больше избирателей.

Тем не менее, он представляет собой лучший шанс для обновления Франции и заслуживает поддержки, пишет Financial Times.

Times в редакционной статье пишет, что абсолютно неверно представлять выбор между Макроном и Ле Пен как выбор между надеждой и гневом.

Надежда в политике должна поддерживаться чем-то конкретным, а значительная часть программы Эммануэля Макрона до сих пор никому не известна. А гнев избирателей никуда не исчезнет, пишет газета.

На первый взгляд, борьба Макрона и Ле Пен похожа на битву глобалиста с националистом.

Макрон, бывший банкир, представляющий себя аутсайдером, может быть и одержит победу. Но из этого не следует, что в конце концов либералы одержат верх во Франции, да и в остальной Европе.

Сейчас становится ясно, что популисты вроде Марин Ле Пен не заманивают неизвестно куда ничего не подозревающих избирателей. Они скорее следуют на поводу у недовольных и разочарованных частей общества, людей, которые чувствуют, что в быстро меняющемся мире они больше никому не нужны.

И оба кандидата в президенты Франции должны как-то ответить на эти страхи избирателей, пишет Times.

Французские левые играют с огнем

Guardian публикует статью Натали Нугайред, в которой та пишет, что левые могут привести к победе крайне правых, если они не поддержат Эммануэля Макрона.

Франция, по ее словам, спасла свою честь в прошедшее воскресенье. В эпоху "брексита" и Трампа этот результат голосования рассматривается как серьезный отпор силам, которые угрожают фундаментальным демократическим принципам Запада.

Тем не менее, желание французов голосовать против истеблишмента и против глобализации никуда не делись.

Опасно, например, то, что крайне левый кандидат Жан-Люк Меланшон все еще отказывается сказать, кого он поддерживает - Макрона или Ле Пен. Это политическая игра с огнем.

Но выбор, представший теперь перед Францией, абсолютно ясен: между открытым либерализмом и закрытостью антилиберализма. Между платформой толерантности и платформой нетерпимости и националистической ненависти. Между обещаниями укрепить Европейский Союз путем реформ и желанием закрыть границы, ввести протекционизм и выйти из евро-атлантических структур.

Это также выбор между кандидатом, который твердо критикует президента Путина, и кандидатом, которая постоянно хвалит российского автократа и зависела от его финансовой помощи.

Считать Макрона и Ле Пен одинаково неприемлемыми лишь потому, что Макрон бывший банкир и, соответственно, остается слугой дьявольского капитализма, просто смешно, добавляет колумнист.

Политический центр должен объединяться, когда единственной альтернативой оказываются крайне правые.

Недовольство истеблишментом можно понять, но если это недовольство не обращает никакого внимания на результаты, то это просто нигилизм, а не обновление.

Никто не может себе позволить считать, что для создания утопии необходима политическая катастрофа, пишет Натали Нугайред в Guardian.

Россия - лидер по экономическому неравенству

Guardian публикует статью об экономическом неравенстве в России. Как пишет газета, последнее время экономисты предпочитают измерять уровень экономического неравенства, а не данные об абсолютной бедности, и некоторые считают, что именно неравное распределение доходов и собственности приводит к политическим волнениям и появлению чувства маргинализации по всему миру.

В январе, на Всемирном экономическом форуме в Давосе, глава МВФ Кристин Лагард сказала, что растущее экономическое неравенство стало одним из факторов роста популистских настроений.

В недавнем докладе Credit Suisse говорится, что уровень экономического неравенства в России - самый высокий среди основных экономик мира. 10% самых богатых россиян принадлежит 87% всех богатств страны. В США для сравнения эта цифра достигает 76%, а в Китае 66%.

По данным банка ВТБ, 1% россиян принадлежат 46% всех банковских вкладов страны.

Многие в России, пишет газета, считают, что столь резкий уровень неравенства, частично подпитываемый коррупцией, может привести к тому, что люди будут лишь жаловаться на это у себя на кухне, но это не приведет к политическим акциям. Однако в марте, впервые за несколько лет, около 60 тысяч человек вышли на акции протеста в 80 российских городах. Хотя это небольшой процент населения, создается ощущение, что в обществе растет недовольство.

Постепенный, но постоянный рост уровня жизни в период первого десятилетия правления президента Путина прекратился после 2014 года, когда падающие цены на нефть и западные санкции нанесли серьезный удар по российской экономике.

Примерно 23 миллиона россиян (около 16% населения) официально живут ниже уровня бедности.

Уже появляются признаки того, что концентрация богатств в руках крохотной группы раздражает все больше и больше россиян, в особенности учитывая тот факт, что многие среди самых богатых работают в правительстве, или как-то с ним связаны.

В недавно опубликованном докладе говорится, что 41% жителей России говорят, что им сложно платить за еду и одежду, пишет Guardian.

Обзор подготовил Борис Максимов, Русская служба Би-би-си