Каракас вдали от протестов и риторики Николаса Мадуро

  • 26 апреля 2017
Очередь в банк Правообладатель иллюстрации BBC Mundo
Image caption Десятки людей стоят в очереди, чтобы оплатить пакет продовольственной помощи, предоставляемой правительством.

Вообще-то в час дня Эрика должна быть в офисе: она работает в приемной рентгеновского кабинета. Однако сегодня она проводит рабочее время, покупая продукты

"Мой начальник сказал мне не приходить на работу", - говорит Эрика, пока продавец нарезает и взвешивает куски ярко-оранжевой тыквы, которую в Венесуэле называют "ойама". Мы - в Петаре, одном из самых густонаселенных пригородов столицы Венесуэлы Каракаса.

Среди куч мусора сотни людей продают фрукты, овощи, рыбу и другие продукты, которые как правило невозможно найти в супермаркетах.

Однако на этом рынке за них придется выложить гораздо больше, нежели в государственных магазинах, где цены регулируются сверху. Всеобщая демонстрация против президента Николаса Мадуро, к которой призвала оппозиция, похоже, не оказывает никакого влияния на организованный хаос этой рыночной площади.

"Да нет, оказывает, - говорит продавец, отвесивший тыкву для Эрики. - Мы меньше продаем, потому что люди боятся выходить из дому и просто не идут на рынок".

Правообладатель иллюстрации BBC Mundo
Image caption Продавцы еды на улицах Петаре утверждают, что из-за простестов покупателей стало гораздо меньше

Рядом с ним молодой человек по дешевке продает сардины. Для венесуэльцев они служат самым доступным источником животных белков. Из-за постоянного роста инфляции курица и мясо стали почти недоступны.

Пайки

Наступило время обеденного перерыва. На выезде из Петаре, около небольшого торгового центра, немногочисленные сотрудники закусывают на свежем воздухе. Радом с ними стоит огромная очередь в отделение Банка Венесуэлы. Народ пытается оплатить продовольственную помощь, которую распределяют местные советы по поставкам и производству - CLAP. Таким образом правительство старается решить проблему с нехваткой еды.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Такие продовольственные пайки являются ответом правительства на нехватку продовольствия, но даже их поставки становятся все более нерегулярными.

Это богатство продают по очень выгодной цене, но достается оно не всегда и не всем.

"Я первый раз все это получаю, - говорит одна женщина, нервно поглядывая на часы. - Если не успеешь заплатить до пяти вечера в среду, то пиши пропало, ничего не получишь. Поэтому мне не до демонстраций".

"Народ сидит по домам"

Неподалеку, в районе Ла Урбина, где живут преимущественно представители среднего класса, площадь перед супермаркетом практически пуста. На углу поджидает клиентов одинокий таксист. "Нас в кооперативе 17 человек, - говорит мне шофер по имени Рикардо, которому за весь день удалось подвезти только двух пассажиров. - А работать сегодня вышли только четверо".

"Никто никуда не едет, - продолжает он с грустью в голосе, - Все сидят по домам. Из-за этих протестов многие улицы перекрыты. Я вообще в центр отказываюсь ездить, боюсь, что они мне машину разобьют".

Правообладатель иллюстрации BBC Mundo
Image caption У Рикардо в кооперативе 17 человек, но в этот день работал он один.

Рикардо - убежденный сторонник Уго Чавеса. Он всегда голосовал за Чавеса, а после его смерти - за Николаса Мадуро. Тем не менее, Рикардо признает, что перемены в обществе и экономике назрели уже давно. При этом он возлагает вину как на правительство, так и на оппозицию. Последнюю он винит в поляризации страны.

"Из-за этих протестов растет безработица, люди остаются калеками, злость всех просто переполняет", - заявил он. После чего неожиданно признал, что время от времени и сам подумывает присоединиться к демонстрантам, чтобы внести свой вклад.

У Рикардо три дочери, и две старших уже уехали из страны. Младшая готовится отправиться по их следам. Он с грустью соглашается, что у среднего класса есть основания быть недовольными: в конце концов, они потеряли гораздо больше, чем бедняки. Даже такой убежденный сторонник Чавеса, как Рикардо, понимает, что Венесуэла разделились на два лагеря, которые друг друга совсем не понимают.

"Я раньше любил пойти на пляж, выпить бутылочку виски. В других странах так, поди, богачи живут, да?" - Рикардо смотрит на меня доверчивым вопросительным взглядом. В чистой голубой рубашке он стоит рядом со своей сверкающей чистотой машиной, и с надеждой ждет пассажиров, которые так и не появляются.

"Мне это совсем не нравится"

Из Петаре и Ла Урбины на востоке Каракаса я направляюсь в центр. В спокойное время для этого надо было пересечь скоростную магистраль имени Франсиско Фахардо, главную транспортную артерию столицы, соединяющую запад и восток.

Правообладатель иллюстрации BBC Mundo
Image caption Эмилия говорит, что не ходит на демонстрации, потому что боится столкновений

Но часть трассы уже запружена тысячами сторонников оппозиции, поэтому мы пробираемся обходными путями. Машин мало. Такое впечатление, что сегодня выходной день, а не самый разгар понедельника.

Популярный рынок в центре столицы закрыт, как и всегда по понедельникам, но вокруг идет торговля овощами и фруктами с самодельных прилавков.

"Мне надо кормить четырех детей", - говорит Эмилия, чья небольшая фигурка почти теряется за грудами овощей. Такими словами она отвечает на мой вопрос, не собирается ли она присоединиться к демонстрациям на любой стороне: хоть правительства, хоть оппозиции. Ее дети пошли в школу, но нет никакой гарантии, что уроки не отменят, как это часто бывает в дни массовых выступлений.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Тысячи демонстрантов перегородили доступ к главной магистрали Каракаса..

"Мне это совсем не нравится", - говорит Эмилия, которая боится массовых драк и насилия. Она живет в бедном районе Эль-Валье, где на прошлой неделе прошли массовые протесты, сопровождавшиеся грабежами магазинов. "У нас радом с домом распылили слезоточивый газ, детям стало плохо. Я ничего подобного за все свои 34 года не видела, и меня это все просто пугает", - рассказывает Эмилия.

Ее муж явно похрабрее. "Я бы хотел пойти, - говорит он, обслуживая покупателя, который приценивается к небольшой связке чеснока. - Но приходится быть реалистом - семью-то кормить надо".

Совсем как суббота

Энрике развозит продовольственные товары оптовым покупателям. Ему протесты тоже мешают. "Наши клиенты в основном живут на востоке Каракаса, и сегодня почти никто не приехал", - говорит он, указывая на запруженную демонстрантами магистраль.

Хорошо еще, что метро работает. Как правило, власти его закрывают во время массовых выступлений оппозиции. "А вообще, как будто сегодня суббота, - добавляет Энрике. - Многие родители детей в школы даже и не повели".

Сам он на демонстрации ходить не хочет. "Все всегда заканчивается насилием, а мы платим по счетам", - мрачно подытоживает Энрике.

В прошлую среду, когда на демонстрацию вышли как сторонники правительства, так и оппозиция, фирма Энрике работать просто не смогла. Стоит ли удивляться, что за последние несколько лет число сотрудников сократилось с 60 до 30, и, возможно, это еще не конец.

Правообладатель иллюстрации BBC Mundo
Image caption Эдуардо удалось пордать только один кувшин сока. В обычный день, он к этому времени продал бы уже два

Неподалеку Эдуардо продает свежевыжатый апельсиновый сок. "Сразу видно, когда демонстрации проходят, - говорит он. - Я бы уже к этому времени два кувшина сока продал, а пока что все еще первый не кончился.

Он с грустью смотрит на второй совершенной полный кувшин.

Я решаю задать ему тот же традиционный вопрос:

"А на демонстрации ты ходишь?"

"Да нет, мне зарабатывать надо", - получаю я уже почти традиционный ответ.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Оппозиция заявляет, что не уйдет с улиц, пока ее требования не будут выполнены

АНАЛИЗ

Обозреватель испаноязычной службы Би-би-си Артур Уоллис

Почему оппозиция вышла на улицы? Дело в том, что она считает, что все другие способы протеста себя исчерпали, и демонстрации являются единственным способом решить экономический и политический кризисы, в которых оказалась Венесуэла. И люди полны решимости не уходить с улиц до тех пор, пока ее требования не будут выполнены. Правительство же утверждает, что оппозиция сознательно дестабилизирует страну и пытается организовать незаконный переворот.

В результате мы имеем разделенную страну, в которой жизнь большинства людей крайне тяжела. Не хватает ни еды, ни медикаментов, и народу приходится стоять в очередях иногда ночи напролет. Все необходимое можно найти на черном рынке, но цены будут в разы выше. Не забывайте и о том, что инфляция в стране находится на уровне в 800%.

Но это - далеко не единственная проблема. В стране очень высокий уровень преступности, и один из самых высоких в мире уровень убийств.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В очередях за продуктами приходится проводить многие часы, как днем, так и ночью

Можно ли говорить, что за последние полгода кризис резко усугубился? Он, безусловно, углубился. Дело в том, что ключевой электорат нынешней власти, бедняки, которых правительство активно поддерживало, субсидируя цены на жилье, продукты и бытовую технику, тоже стал испытывать серьезные проблемы.

Следующий момент - это попытка верховного суда узурпировать власть Национальной ассамблеи, которая занималась сбором подписей для проведения внеочередных выборов и смещения Мадуро.

Правительство же ответило тем, что сходу обвинило оппозицию в попытках организовать переворот, и выступило с резкими выступлениями против других латиноамериканских стран, которые выразили озабоченность тем, что происходит в Венесуэле.

Чего же добивается оппозиция? Открыто она говорит о досрочных выборах и освобождении политических заключенных. Однако ее главной задачей, безусловно, является попытка переубедить коренной электорат Мадуро и показать этим людям, что реформы являются единственным выходом для страны. Правительство же пытается как минимум удержаться у власти до следующих выборов, которые теоретически должны состояться в октябре будущего года. Самое интересное, что у него это может получиться в том случае, если найдутся средства на финансовую поддержку беднейших слоев, на которых режим Чавеса-Мадуро и продержался несколько десятилетий. Однако все это будет возможно только в том случае, если армия останется верной Мадуро.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Правительство продержится только до тех пор, пока его поддерживает армия.

Что же ждет Венесуэлу в ближайшем будущем? Скорее всего, в краткосрочной перспективе продолжение протестов, жесткие столкновения проправительственных и прооппозиционных демонстрантов и усиление репрессивного аппарата. Правительство утверждает, что хочет вести диалог с оппозицией, оппозиция разговаривать не желает, потому что в прошлом подобные диалоги ни к чему не приводили. С точки зрения оппозиции, таким образом правительство пытается несколько снизить накал ситуации, ничего при этом не меняя.

Единственное, в чем можно не сомневаться, так это в том, что Венесуэла останется разделенной страной.

Новости по теме