Пресса Британии: королевы оказались кровожаднее королей

Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Евросоюз решает судьбу Британии?
  • Единая Ирландия на горизонте?
  • Первые 100 дней Дональда Трампа
  • Воинственные королевы

Как быть хорошими соседями

Daily Telegraph в своей редакционной статье напоминает, что в субботу критически важные решения, касающиеся будущего Великобритании, будут приняты в Брюсселе. Причем на заседании не будет ни одного британского представителя.

Главы остальных 27 стран Европейского союза соберутся в бельгийской столице для того, чтобы выработать общую позицию перед переговорами о "брексите". Отсутствие британских представителей понятно, учитывая результаты референдума по выходу из ЕС.

Но параметры переговоров, которые будут разработаны на этом саммите, затронут Британию больше, чем остальной блок, пишет газета.

Переговоры будут сложными с самого начала, если ЕС будет требовать согласия Британии заплатить "штраф за "брексит" еще до того, как начнутся сами переговоры. Канцлер Германии Ангела Меркель сказала вчера германским парламентариям, что "твердые финансовые обязательства" Британии будут приоритетным вопросом с самого начала переговоров.

Да, мы можем быть готовы платить за доступ к определенным институтам и расплатиться за взятые на себя в прошлом обязательства, как, например, вклады в пенсионный фонд.

Но ЕС до сих пор всегда настаивал, что во время любых переговоров не будет договариваться ни по каким вопросам будущих отношений, пока не достигнуто соглашение об условиях выхода.

В конце концов, пишет газета, после "брексита" мы можем быть хорошими соседями ЕС, рынком для их товаров, рукой помощи в случае необходимости.

Но, гласит заголовок Daily Telegraph, хочет ли сам ЕС, чтобы мы были хорошими соседями?

Евросоюз и возможное воссоединение Ирландии

Financial Times пишет, что лидеры Европейского союза готовы одобрить идею возможности объединения Ирландии в составе ЕС.

Другими словами, Северная Ирландия, которая сейчас входит в состав Соединенного Королевства, сможет без проблем вернуться в ЕС после "брексита", в случае если эта провинция путем референдума выразит желание отколоться от королевства и воссоединиться с Ирландской Республикой.

Если это произойдет, то это будет аналогом воссоединения Германии в 1990 году, пишет FT. Кроме того, подобный сценарий уже предусмотрен условиями "договора Страстной пятницы", который положил конец десятилетиям вооруженных столкновений в Северной Ирландии.

Согласно этому договору, вопрос о воссоединении Северной Ирландии с Республикой Ирландия может быть вынесен на референдум, если имеются основания полагать, что большинство населения выступает за это.

Великобритания и Ирландия остаются гарантами "договора Страстной пятницы".

Но все более частое упоминание возможного воссоединения всего ирландского острова лишь укрепляет опасения тех в Британии, кто беспокоится о том, что "брексит" подстрекнет тех, кто надеется на распад Соединенного Королевства. Первый министр Шотландии Никола Стерджен уже призывает к проведению очередного референдума по вопросу о независимости от Великобритании.

Лидеры ЕС еще не решили, каким будет текст окончательного коммюнике субботнего саммита и будет ли в нем идти речь о возможном воссоединении Ирландии.

Скорее всего, воссоединение будет упомянуто в сопровождающих коммюнике документах, так как это считается скорее разъяснением уже существующего законодательства, а не вопросом, который будет обсуждаться на переговорах между ЕС и Великобританией.

Тем не менее, упоминание того, что Северная Ирландия в случае отделения от Соединенного Королевства может без проблем вернуться в состав ЕС, может быть не включено в текст из-за опасений Испании по вопросу о возможной независимости Шотландии и Каталонии.

Премьер-министр Ирландии призывает к тому, чтобы в окончательном договоре по "брекситу" прозвучали слова об "объединенной Ирландии", и если нечто подобное будет озвучено еще до начала переговоров, то это будет считаться его серьезным достижением.

Ирландия, однако, может пострадать от "брексита" больше, чем все остальные страны ЕС, и она надеется избежать полного разрыва отношений между Британией и Евросоюзом, пишет Financial Times.

Трамп натолкнулся на реальность

Times публикует статью своего обозревателя Эдварда Лукаса, посвященную первым 100 дням президентства Дональда Трампа.

Изначально, пишет он, его считали клоуном, настолько психологически неподготовленным быть президентом, что он просто бы не знал, что делать.

Высказывались опасения, что в самой стране он подогреет национализм белых, проигнорирует конституцию и превратит Америку в фашистскую антиутопию. За рубежом он должен был разрушить созданные десятилетия назад оборонные альянсы и начать торговые войны, что привело бы к депрессии, наподобие той, которая произошла в 1930-х годах.

Его первые 100 дней президентства демонстрируют, что все эти опасения были беспочвенны.

Да, ежедневная рутина президента не выдает в нем человека, чрезмерно озабоченного своей работой.

Он проводит приятные выходные в своем поместье в Мар-а-Лаго. Он часто играет в гольф. Он предпочитает не совершать заграничных вояжей. Он регулярно смотрит новости по телевизору. Он предпочитает, чтобы решения принимали другие, в особенности его дочь и его зять. Он постоянно кого-то ругает в "Твиттере". Его первая реакция на любые провалы - угрозы и неправда, пишет обозреватель Times.

Все это скандализирует традиционных политиков в Вашингтоне. Но это не фашизм.

Да, расследования странных и вызывающих беспокойство связей между окружением Трампа и Россией еще могут обнаружить какие-то устрашающие улики. Но особо на это рассчитывать не стоит.

Да, пока что его администрация работает слишком медленно. Но полупаралич - не новость для американской политической системы. Спросите любого другого предыдущего президента.

Суть в том, что громогласный радикализм Трампа столкнулся с реальностью, и, в основном, реальность одержала верх.

Он больше не считает НАТО устаревшей организацией. Он больше не думает, что сделка с Владимиром Путиным разрешит мировые проблемы. Он больше не собирается вести торговые войны.

Вместо этого он претворяет в жизнь некоторые из своих обещаний, и забывает о многих других. Вместо того, чтобы разрушить Европейский союз, он теперь хочет заключить с ним торговый договор. Он все более дружественно относится к Китаю (чью торговую политику он называл во время предвыборной кампании "изнасилованием"), чтобы тот оказал давление на Северную Корею.

Возглавляемая США коалиция продолжает борьбу с ИГ в Сирии и Ираке.

Если все это звучит знакомо, то потому, что это практически та же политика, которую проводила администрация президента Барака Обамы.

Администрация Трампа все меньше и меньше похожа на некую аберрацию.

Как и все предыдущие республиканские администрации, она возмущает демократов. У демократов есть полное право жаловаться и критиковать отношение Трампа к охране окружающей среды и профсоюзам, его тесные связи с Уолл-стрит, его непотизм и конфликты интересов.

Но мы, не американцы, должны смотреть на все это по-другому. Следующие 1300 дней, скорее всего, будут такими же, как и первые 100.

Нам следует сконцентрировать внимание на том, что президент делает, а не на том, как он об этом говорит, резюмирует Эдвард Лукас в Times.

Королевы любят войны

Times пишет, что королевы гораздо опаснее королей.

Согласно недавно опубликованному исследованию, за последние 500 лет королевы чаще начинали войны, чем монархи мужского пола, и они чаще завоевывали новые территории.

Исследование также установило, что несмотря на мирное поведение теперешней британской королевы, которая уже опоздала завоевывать и громить врагов Британии, самыми воинственными оказались замужние королевы.

По словам Оэиндрилы Дюбе и С.П.Хариша, между 1480 и 1913 годами, шансов на то, что королевы начнут войну, было на 27% больше, по сравнению с королями.

Они считают, что успехи королев в территориальной экспансии объясняются стилем их правления.

Замужние королевы часто объявляли войны вместе с союзниками - обычно со странами, откуда были родом их мужья. Мужья им также помогали в деле управления государством. Короли же обычно не допускали своих супруг к браздам правления.

Королевы занимались войнами и иностранными делами, а их супруги концентрировали свое внимание на управлением государством.

Подобное разделение труда позволяло королевам проводить более агрессивную военную политику.

Авторы исследования говорят, что речь не идет о том, что королевы лишь следовали указаниям своих мужей.

Они изучили поведение так называемых "одиноких королев", которые или вообще не были замужем, или же чьи мужья не считались корегентами, и обнаружили, что они были не менее агрессивными, чем замужние королевы, пишет Times.

Обзор подготовил Борис Максимов, Русская служба Би-би-си