"Брексит" Терезы Мэй: триумф эмоций над разумом?

  • 2 мая 2017
Тереза Мэй и Жан-Клод Юнкер Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Тереза Мэй, очевидно, была рада Жан-Клоду Юнкеру. Сблизить переговорные позиции это не помогло.

В немецкую прессу просочились утечки, из которых ясно следует, что президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заведомо считает переговоры по "брекситу" почти провальными.

"Тереза Мэй совершенно сбита с толку и как будто живет в другой галактике", - приводит Daily Telegraph слова Юнкера, якобы сказанные им в телефонном разговоре с Ангелой Меркель. Сама Меркель не раз говорила, что "брексит" - это самообман Британии.

По мнению многих европейских политиков, британский премьер рисует неоправданно радужную картину жизни Великобритании после выхода из состава ЕС, хотя уже понятно, что Британия не сможет остаться членом таможенного союза.

Договор о свободной торговле тоже под вопросом: Брюссель ожидает, что Лондон заплатит так называемый "штраф за развод" в 50 млрд фунтов стерлингов. Тереза Мэй настаивает, что Британия не должна ЕС ни пенни, и соответственно, Брюссель не получит ничего.

При этом Тереза Мэй пытается показать, что все идет хорошо, хотя и нелегко. Разумеется, накануне спешно объявленных досрочных выборов принято демонстрировать оптимизм, тем более что излишне жесткая позиция премьер-министра, по мнению многих аналитиков, в первую очередь предназначена домашнему электорату.

Но есть ли смысл в том, чтобы представлять сложную проблему в упрощенном свете? Обозреватель Би-би-си Михаил Смотряев спросил об этом профессора кафедры международных отношений Университета Кента Елену Коростелеву.

Елена Коростелева: Мы часто воспринимаем принятие решений на таком высоком политическом уровне как какую-то рациональную игру. На самом деле, принятие ключевых решений, даже таких, как "брексит" - зачастую достаточно иррационально, и Тереза Мэй как раз это и демонстрирует. Они, конечно, готовятся к "брекситу", к переговорам. У них, возможно, и сформулировано видение того, чего они хотят, но, к сожалению, у них не хватает понимания того, как это соотнести с требованиями Европейского союза. Плюс, как мне кажется, у них не хватает понимания самого процесса, понимания того, как в принципе подобного рода переговоры могут происходить.

Ну и конечно, отсутствие опыта: у Терезы Мэй его не хватает, поскольку она отвечала за совершенно другую отрасль. Все это и привело к такой реакции со стороны Жан-Клода Юнкера, сказавшего, что госпожа Мэй находится не просто на другой планете, а в другой галактике.

Би-би-си: Его можно понять, особенно когда ему было предложено, например, достичь соглашения по правам граждан ЕС в Великобритании и британцев в ЕС едва ли не за месяц - уже к следующей встрече в июне. Конечно, такие заявления очень хорошо выглядят на страницах британских газет, особенно тех, которые активно поддерживали "брексит", но на практике это трудноосуществимо.

И тут возникает вопрос: даже при общих популистских тенденциях в политике и даже в рамках предвыборной кампании такие заявления смотрятся не слишком выигрышно. В кабинете Мэй не могут не понимать, как устроен Евросоюз - в конце концов, Великобритания была его членом с 1973 года. За неделю или даже за месяц ни одну проблему решить невозможно - зачем это обещать?

Е.К.: Я начала говорить о рациональности как раз потому, что очень многие принимаемые сейчас кабинетом Мэй решения при ближайшем рассмотрении выглядят, как будто они принимаются на недостаточно рациональном, или даже на эмоциональном уровне. Такого рода популизм, который обещает "брексит" любой ценой, "жесткий брексит", или даже "брексит Терезы Мэй", не имеет под собой никакого рационального обоснования.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Тереза Мэй пользуется самой высокой поддержкой электората за последние 40 лет. Пока...

Если уйти от переговоров с Евросоюзом, да еще не достигнув никаких результатов, и вернуться на переговоры в формате ВТО, то это повредит бизнесу не только в Британии, но и на глобальном уровне. Мне кажется, Тереза Мэй должна это понимать. Но ее лозунг "или выгодное для нас соглашение, или никакого" показывает, что у нее нет понимания переговорного процесса.

Или же оно, возможно, есть, она понимает всю глубину будущих проблем и она просто "прячет голову в песок" в попытке уйти от этих проблем или отложить их решение, а популизм в рамках предвыборной кампании ей в этом помогает.

Би-би-си: Безусловно, популизм помогает, но одно дело - предвыборные манифесты и обещания, но если выиграть выборы и потом провалить "брексит", то избраться на следующих выборах будет гораздо сложнее. И угрожать европейским партнерам, например, созданием зоны льготного налогообложения в Великобритании, или отказываться платить европейские взносы - мне думается, ничего, кроме отторжения, по ту сторону Ла Манша это вызвать не может.

И мне кажется, это обострение ситуации, на которое Мэй идет, по всей видимости, сознательно - это или какой-то хитрый план, детали которого нам не известны, или большая стратегическая ошибка…

Е.К.: Мне кажется, в кабинете Мэй планируют развитие ситуации. Сейчас все эти новости с фронтов помогают формировать позицию электората. Естественно, сейчас, когда идет такая негативная волна, и, как говорит премьер-министр, все 27 стран-членов ЕС "восстали" против Великобритании, - все это на эмоциональном уровне играет на руку правительству страны и поможет консерваторам и лично Терезе Мэй на выборах. Но, как вы верно сказали, выборы выборами, но что дальше? Как потом вести переговорный процесс?

Мне кажется, Мэй затеяла всю эту игру с досрочными выборами потому, что хочет заручиться поддержкой электората. Всегда легче потом оправдывать свои промахи в будущем, когда есть образ возможного врага, противника, который отказывается понимать позицию партнера. И сегодня Евросоюз и представляется таким огромным монстром, который не только не хочет выпускать Великобританию из своих объятий, но еще и требует от нее какие-то деньги за выход. Естественно, любые проблемы в будущем можно будет списать на это. И тогда весь этот ресурс электората можно использовать для давления и нажима на Евросоюз, дескать, люди требуют, а вы нас не слушаете.

Мне кажется, в правительстве Мэй понимают, насколько сложными будут переговоры и как мало у него рычагов, чтобы добиться выгодных для Великобритании результатов. И таким образом в кабинете пытаются эмоционально подготовить тот потенциальный взрыв, который переговоры по "брекситу" наверняка вызовут. Идет подготовка.

Би-би-си: Но ведь Брюсселю, и уж тем более брюссельским бюрократам - а ведь именно на этом уровне будет решаться судьба "брексита", - глубоко безразлично мнение британского электората: мало ли, что народ у вас там думает, да и победа сторонников выхода из ЕС на референдуме, как мы помним, была отнюдь не убедительной, голоса разделились примерно поровну.

Да и вообще, электорат - это девушка ветреная. Случись к следующим выборам провал переговоров по "брекситу", да еще и связанные с ним экономические трудности подтянутся - электорат и скажет: "Нет, госпожа Мэй, мы вас больше не хотим, вы не сумели вывести страну из Европейского союза!" Мне думается, что хотя бы на уровне советников премьер-министра это должны понимать?

Е.К.: Возможно, они и понимают. Великобритания не сможет одолеть Евросоюз в переговорах потому, что опыт таких переговоров у ЕС, огромная машина для их ведения дают союзу все преимущества. Поэтому они и пытаются задействовать такой ненадежный и эмоциональный ресурс, как электорат, и апеллируют к нему.

Но посмотрите, что происходит и в Великобритании, и в самом Евросоюзе: вот этот популизм, который и является результатом эмоциональной апелляции к людям, создание образа врага, или обещанного будущего, которое базируется на каких-то совершенно непонятных формулах успеха - все это огромный ресурс. И он может в некотором смысле повредить тем переговорам, которые в принципе должны проводиться на экспертном, техническом уровне.

Мнение толпы в некоторые моменты может быть решающим, и именно этот политический нюанс, как мне кажется, сейчас пытается задействовать Тереза Мэй.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Победу сторонников выхода из ЕС на референдуме прошлого года вряд ли можно считать убедительной.

Би-би-си: Пока из Брюсселя мы слышим довольно взвешенные заявления. Но ресурс толпы, о котором вы говорили, может, и более того, наверняка будет использован и по другую сторону баррикад. И тут надо понимать, что, что бы ни говорили европейские политики о том, что они не собираются "наказывать" Великобританию и стремятся достигнуть выгодного для всех решения проблемы, разумеется, все хотят наказать Великобританию, причем прямо сразу - просто потому, что дурной пример заразителен, а у французов и немцев на носу свои выборы. Грех не задействовать свой электоральный ресурс в борьбе с "отщепенцами". Но одно дело - 70-миллионная Великобритания, и другое - Евросоюз с его полумиллиардным населением. Похоже, тут Соединенному Королевству тоже ничего не светит?

Е.К.: Я с этим полностью согласна. Но тут важно, кто начнет первым. Задача Терезы Мэй сейчас - на базе электоральной консолидации построить свою позицию на переговорах с ЕС. Однако перевес в любом случае будет на стороне Евросоюза, и в технике ведения переговоров, и в использовании ресурса электората. Мне кажется, кабинет Мэй сейчас хватается за соломинку. Евросоюз сегодня требует поэтапного подхода: давайте сначала разберемся с прошлым, со всеми долгами, а также со всеми гарантиями для граждан ЕС в Британии, прежде чем мы сможем с вами договориться о светлом будущем.

Это технократический подход, переиграть его Великобритания не сможет. Поэтому правительство и апеллирует сейчас к эмоциям электората. Возможно, это поможет консолидации внутренней политической позиции консерваторов. Насколько это потом поможет консерваторам вести страну по пути "брексита" - это большой вопрос. По состоянию на сейчас шансов достичь того, чего они собирались, у них немного.

Новости по теме