"Брексит": развод по-европейски, или кто и кому сколько должен

Главный переговорщик по "брекзиту" от ЕС Мишель Барнье Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Автор рекомендаций, главный переговорщик по "брекзиту" от ЕС Мишель Барнье предлагает сначала договориться о правах граждан ЕС в Великобритании и о сумме, которую Лондон должен Брюсселю.

Газета Financial Times на основе собственных расчетов сообщила, что счет за "брексит" подскочил с ранее озвученных 50-60 млрд евро до 100 млрд евро из-за ужесточения требований со стороны стран-членов союза.

Это примерно 4% британского ВВП за 2016 год.

Документ, содержащий рекомендации по процессу "брексита" для стран Евросоюза, опубликован главным переговорщиком о выходе Британии из ЕС со стороны объединения Мишелем Барнье.

Десятистраничный документ содержит три главных вопроса, по которым в первую очередь должны быть достигнуты удовлетворяющие обе стороны договоренности:

  • защита прав граждан ЕС в Великобритании;
  • финансовые обязательства Великобритании перед остальными странами Союза;
  • оборот товаров на рынках ЕС до завершения процесса выхода Великобритании из ЕС.

Урегулирование этих вопросов - это первая фаза переговоров, без которого "упорядоченный выход" Великобритании из Евросоюза невозможен, сообщает документ.

По третьему пункту особых разногласий с Брюсселем у Лондона, по всей видимости, не возникнет. Однако присутствие граждан ЕС в Соединенном Королевстве - тема очень болезненная, прекратить неконтролируемую миграцию в страну обещают лидеры всех политических партий, и накануне выборов эти обещания приобретают дополнительную важность и вес.

Что же касается урегулирования финансовых претензий ЕС к Великобритании, британский министр по выходу из Евросоюза Дэвид Дэвис уже заявил, что 100 млрд - сумма фантастическая, и платить ее Лондон не будет.

Риторика обеих сторон в последнее время ужесточается с каждым днем. Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, согласно просочившимся в прессу сведениям, заведомо считает переговоры по "брекзиту" почти провальными и полагает, что британский премьер-министр Тереза Мэй живет "в другой галактике". Мэй, в свою очередь, заявила, что Брюсселю будет "дьявольски трудно" вести с ней переговоры.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption На публике Тереза Мэй и Жан-Клод Юнкер производят впечатление добрых друзей. Но идти на уступки друг друг не собираются

Представленный сегодня план внешне соответствует господствующим настроениям: по прочтении его складывается впечатление, что Соединенное Королевство - это вечный должник Евросоюза, в то время как Брюссель должен Лондону разве что рождественскую открытку. Для более тщательного прочтения документа обозреватель Би-би-си Михаил Смотряев обратился к доценту кафедры европейского права МГИМО МИД России, кандидату юридических наук Николаю Топорнину.

Николай Топорнин: Помимо положений теоретического характера - задачи, цели, природа соглашения, - в документе есть и директивные целевые ориентировки для делегации, которая будет представлять ЕС на переговорах с Великобританией. И здесь уже четко обозначены те маркеры, которыми будут руководствоваться переговорщики. Это все-таки позиция 27 государств-членов ЕС, и в документе отражен их единый подход к переговорному процессу. Очевидно, что этот документ призван защитить интересы только одной стороны - ЕС.

Да, в нем говорится о необходимости достичь взаимопонимания, а также озаботиться правовым статусом британцев, живущих и работающих на территории континентальной Европы. Говорится о необходимости плодотворного сотрудничества - все эти слова в документе присутствуют. Но в целом он отвечает интересам "ЕС-27" - остальных стран-членов союза, которые нашли свое отражение в главных принципах переговорного процесса, изложенных Дональдом Туском еще в конце марта.

Би-би-си: Когда дело доходит до конкретики, первое крупное положение документа - это права граждан ЕС после "брексита". Второе - финансовые взаиморасчеты между сторонами, грубо говоря, кто кому и сколько должен, а как именно эта сумма будет выплачиваться.

Н.Т.: Даже не как именно она будет выплачиваться, а как она будет рассчитываться. Главное - это же не выплата, главное - это рассчитать сумму финансовых претензий, в данном случае, со стороны Брюсселя. Подход Евросоюза здесь изложен достаточно четко.

В пункте 24 говорится, как будут достигаться параметры финансового соглашения. Первое: будет учитываться бюджет Евросоюза и взносы в него Великобритании - в среднем это 12-13 миллиардов евро ежегодно. С другой стороны, из бюджета ЕС Лондон получал деньги на те или иные программы в Великобритании.

Второе: Великобритания является участником различных финансовых институтов Евросоюза, например, Европейский инвестиционный банк, Европейский центральный банк. Это очень важные органы, хотя они финансируются не только из бюджета ЕС, но и за счет взносов, налоговых отчислений. Европейский инвестиционный банк как раз и был создан для того, чтобы вкладывать деньги в развитие экономик стран-членов. То есть в Брюсселе посмотрят, сколько этот банк выплатил денег Великобритании.

Третий момент - это различные специализированные фонды и финансовые образования, связанные с реализацией политики Европейского союза, например, Европейский фонд развития, Европейское управление по беженцам. Есть определенные цифры, которые фигурируют в бюджетах этих организаций, их тоже можно предъявить Великобритании: мол, вы за время существования Европейского фонда развития получили от него столько-то миллиардов евро, пожалуйста, верните эти денежки обратно.

То есть вполне можно указать конкретные суммы, и когда все они складываются, получается финальная сумма, которую Соединенное Королевство должно выплатить Евросоюзу. По мнению Брюсселя, разумеется. В самом тексте о конкретной сумме, разумеется, не говорится. Интересно, что прошлой зимой говорили о 30 млрд евро, потом, когда позиция Великобритании стала проявляться более выпукло, стали говорить о 60 млрд, теперь это уже порядка 100 млрд. То есть даже в Брюсселе пока нет понимания, сколько же Великобритания должна выплатить.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Британские фермеры получают от Евросоюза немалые дотации. Деньгами ЕС финансируются и другие проекты

Би-би-си: 29-й пункт соглашения, кстати, содержит положение о том, что все это должно происходить таким образом, чтобы Евросоюз потерпел минимальные неудобства от того, что Великобритания больше не вносит в него взносы. В следующем пункте, помимо всего прочего, даже предусмотрены компенсационные механизмы за будущие финансовые разногласия. По эту сторону Ла-Манша, однако, популярен тезис, что все это время Великобритания состояла в ЕС не бесплатно, и вообще никому ничего теперь не должна. Министр по делам "брексита" Дэвид Дэвис считает, что платить по счетам надо, но сколько именно, решать будут в Лондоне, а не в Брюсселе. Тут возникает правовая коллизия: кто здесь главный?

Н.Т.: Я тоже обратил на это внимание. Мне, как юристу, тоже было интересно, какое право и какие процедурные аспекты таких юридических соглашений будут здесь применяться. Насколько я понял, Брюссель справедливо полагает, что до тех пор, пока Великобритания не вышла из состава Европейского союза (то есть пока не завершился предусмотренный статьей 50 двухлетний этап переговоров), то применятся право Европейского союза. Согласитесь, это логично.

Иначе говоря, если возникнут какие-то разногласия - а они обязательно будут, - будет применяться право ЕС, и высшим судьей будет Европейский суд в Люксембурге. Мне кажется, это принципиально: здесь Великобритания вряд ли сможет возразить, потому что она ведь формально является членом ЕС, и будет им как минимум до 29 марта 2019 года. Соответственно, она руководствуется действующим европейским законодательством, той его частью, которая закреплена учредительными соглашениями, в первую очередь, Лиссабонским договором.

Так что с юридической точки зрения, на мой взгляд, все просто и понятно: последнее слово будет оставаться за Европейским судом в Люксембурге.

Би-би-си: Тут возникает вопрос, как быстро это слово будет произнесено - ведь разногласия, как мы уже понимаем, безусловно, возникнут, а европейская бюрократия заслуженно пользуется репутацией неповоротливой…

Н.Т.: Есть определенные стандарты так называемого "нормального правосудия". Я думаю, у суда есть дела, которые должны рассматриваться в первоочередном порядке. Я думаю, в связи с тем, что срок выхода Великобритании четко оговорен, значит и суд, если такие дела к нему поступят, должен будет их рассматривать вне очереди. Другой вопрос, как к этому отнесется Великобритания, но с правовой точки зрения здесь все понятно: будучи членом Евросоюза, она должна руководствоваться решениями суда ЕС, иное здесь невозможно.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Решения Европейского суда по-прежнему остаются для Великобритании обязательными

Если бы, к примеру, Россия спорила с Евросоюзом, то она могла бы не принимать решения суда ЕС, он для нас не имеет юрисдикции. Тогда мы могли бы говорить либо о каком-то международном суде, типа Стокгольмского арбитража, или о третейском разрешении конфликта. Но Великобритания-то является страной Евросоюза, она же не заявила о том, что с момента объявления "брексита" европейское право на них не распространяется. Это даже сложно себе представить.

Би-би-си: Тем не менее, попробуем. С правовой точки зрения, может ли сложиться ситуация, когда Лондон заявляет: "Все, мы с вами договориться не можем, мы выходим из ЕС немедленно и в одностороннем порядке". Может ли это действительно быть сделано быстро, в одностороннем порядке и, понятное дело, не считаясь с последствиями. Возможно ли такое решение, и будет ли оно юридически признано?

Н.Т.: Если Великобритания заявляет, что право и договоренности с ЕС не имеют для нее никакого значения, и она в одностороннем порядке его не применяет и не будет им руководствоваться - это в чистом виде правовой и политический дефолт. Откровенно говоря, я мало в это верю. Великобритания - страна, которая очень уважительно относится к международному праву.

Теоретически, такая возможность есть - в сфере права и политики нет ничего невозможного. Посмотрите, как вольно относится к международному праву Дональд Трамп. Какими международно-правовыми документами он руководствовался? Да никакими!

Так же и здесь: если в результате выборов 8 июня к власти придут не консерваторы, а, скажем, UKIP, они могут сказать: "Да вообще ничего платить не будем! Выходим из ЕС - и до свидания!" Конечно, такое возможно, но вероятность этого крайне мала. Иначе правовые конструкции в Европе просто рухнут.

Новости по теме