Пресса Британии: почему кибератака на Макрона не сработала

  • 10 мая 2017
Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Пределы возможностей дезинформации
  • Уговорит ли Трамп Ким Чен Ына?
  • Очередь за британскими паспортами

Фейковые новости не коснулись Макрона

Financial Times пишет про кибератаку на предвыборный штаб Эммануэля Макрона. В отличие от американских президентских выборов 2016 года, по мнению газеты, выборы во Франции продемонстрировали скорее пределы возможностей кампаний по дезинформации избирателей, чем их силу.

Да, Эммануэль Макрон победил на выборах, но кампания по дезинформации, подобная той, что была развернута против него, практически наверняка будет задействована в какой-то другой стране, пишет газета.

Пять месяцев назад британская разведка предупреждала об угрозе, исходящей от организованных вбросов фейковых новостей.

Россия вновь оказалась основным подозреваемым. Кампания Макрона не раз обвиняла Кремль в распространении лжи про него при помощи франкоязычных каналов RT и Sputnik.

Обнародованные в интернете незадолго до "дня тишины" имейлы штаба движения Макрона были получены российскими хакерами, пишет газета, ссылаясь на экспертов в области кибербезопасности.

По их словам, хакерская атака была проведена группировкой APT 28, также известной как Fancy Bears, которую ранее обвиняли во вмешательстве в американские президентские выборы. Москва многократно эти обвинения отрицала.

Но почему кампания по дезинформации не сработала во Франции?

Эксперты рассмотрели данные из социальных сетей и указывают сразу на несколько факторов.

Исследователи Оксфордского университета изучили 800 тысяч твитов о французских выборах и обнаружили, что лишь 20% были основаны на нетрадиционных источниках информации, а 60% ссылались на "обычные" СМИ. Те же исследователи выяснили, что во время американских выборов в штате Мичиган, например, соотношение между традиционными и нетрадиционными источниками информация было один к одному.

Антимакроновская кампания по дезинформации также пострадала из-за незнания французской культуры и тактических ошибок.

"Хакерское нападение [на кампанию Макрона] было почти точной копией нападения АРТ 28 [в Америке]", - говорит Давид Гру из парижской компании FireEye, занимающейся вопросами кибербезопасности. "Но во многом оно было странным. Время публикации вызывает много вопросов", - продолжает он.

Похищенная электронная почта была размещена в интернете всего за несколько часов до "дня тишины" перед выборами, и первыми эту информацию заметили крайне правые англоязычные сайты в США.

"Французских националистов характеризуют две вещи: сопротивление доминантной позиции США и английскому языку. Соответственно, реакция на хэштег, исходящий из правых американских аккаунтов, была отрицательной", - цитирует газета Бена Ниммо, специалиста по информационной обороне из Атлантического совета.

Ниммо подозревает, что Россия решила обнародовать украденную информацию в самый последний момент и поэтому была вынуждена полагаться лишь на небольшое число площадок.

"Уже пару месяцев российский подход к выборам [во Франции] отличался спешкой и паникой. До того как кандидатура [относительно про-российского правого кандидата Франсуа] не натолкнулась на множество проблем, кремлевская дезинформационная машина во Франции занимала нейтральную позицию. А затем им в спешке пришлось пытаться дискредитировать Макрона, и это им совсем не удалось", - говорит Бен Ниммо.

Не менее важным был тот факт, что избиратели были в курсе феномена фейковых новостей. Он обсуждался в социальных сетях, и люди ожидали подобной атаки, пишет Financial Times.

Трамп, Пхеньян и Пекин

Times публикует статью своего обозревателя Роджера Бойеса, в которой тот пишет, что политика президента Трампа по отношению к Северной Корее, судя по всему, приносит плоды.

В отличие от президента Обамы, пишет Бойес, Трамп пытается разделить вопросы о смене режима в Пхеньяне и ликвидации ядерной программы Северной Кореи.

Ким Чен Ын больше всего боится, что его свергнут, и этот страх важнее и сильнее временных репутационных потерь от сворачивания своей ядерной программы.

Северокорейский диктатор, очевидно, убежден, что США организовывают целый ряд заговоров против него лично, пишет газета.

Трамп сказал, что для него "было бы честью" встретится с Ким Чен Ыном лишь ради того, чтобы продемонстрировать, что политика стратегического терпения президента Обамы закончена, так как она никак не повлияла на ядерные амбиции Пхеньяна.

Теперешняя стратегия заключается в том, чтобы убедить Ким Чен Ына, что его не ожидает судьба покойного ливийского диктатора Муаммара Каддафи, если он заморозит свою ядерную программу, а затем избавится от ядерного оружия.

Для этого следует симулировать публичное уважение к северокорейскому лидеру, отмечает Times, и подталкивать его в правильном направлении при помощи действенных санкций.

После встречи в Мар-а-Лаго во Флориде между президентом Трампом и лидером Китая Си Цзиньпинем Пекин более серьезно относится к санкциям, наложенным на Северную Корею, полагает издание.

Трамп пытается дать понять Ким Чен Ыну, что разработка баллистических ракет дальнего радиуса действия принесет ему не уважение, а лишь большую изоляцию. Единственный выход - как-то прийти к соглашению с американским лидером, пишет издание.

Но многое зависит от политики Китая. Трамп хочет изменить отношения между Вашингтоном и Пекином и превратить в Китай в сообщника, в каком-то смысле младшего партнера США, причем не только в том, что касается Северной Кореи, но и международной торговли тоже.

Китай в то же время хочет, чтобы США не обращали внимания на то, что Пекин делает в Южно-Китайском море, в обмен на сотрудничество по вопросу о Северной Корее.

При этом Ким Чен Ын слишком уж громогласно осуждает Китай, а Пекин недавно велел всем своим гражданам покинуть Северную Корею. Все это может быть постановочным спором, направленным на то, чтобы обмануть американского президента, считает газета.

Риск состоит в том, что Си Цзиньпин, несмотря на саммит во Флориде и телефонные переговоры, может быть по-прежнему убежден, что Трамп хочет сдержать мощь Китая. В Пекине, может быть, думают, что Трамп хочет "изгнать" Китай с Корейского полуострова.

Если это так, то дружба Вашингтона и Пекина может скоро увянуть, заключает издание.

Однако если, несмотря на все возможные препятствия, Ким Чен Ын и в самом деле согласится заморозить свою ядерную программу и это можно будет проконтролировать, то и Си Цзиньпин, и Дональд Трамп смогут задуматься о Нобелевской премии.

А если всего это не случится, всем нам придется задуматься о строительстве бункеров в своих садах, пишет Роджер Бойес.

Один паспорт хорошо, а два лучше

Financial Times пишет, что все больше и больше живущих в Евросоюзе людей подают прошения на получение британского паспорта.

В прошлом году их число подскочило на 30% по сравнению с 2015 годом, так как многие хотят быть уверенными, что даже после "брексита" у них будет право жить и работать в Великобритании.

Согласно данным паспортного бюро министерства внутренних дел, в 2016 году 13070 человек живущих в странах ЕС впервые подали документы на британский паспорт.

Наибольшее число запросов (2369) пришло из Франции, что на 28% больше, чем в 2015 году, и из Германии (2140), что на 60% больше показателя предыдущего года.

Скорее всего, пишет газета, речь идет о людях, у которых уже есть британское гражданство (так как один или оба их родителей британцы), но которые до сих пор ни разу не нуждались в британском паспорте.

Вопрос о том, что произойдет с британцами, живущими в странах ЕС, и гражданами ЕС в Великобритании, остается одним из самых главных и, возможно, одним из самых сложных аспектов переговоров по вопросу о "брексите".

Но спрос на паспорта работает и в обратную сторону. После референдума по "брекситу" число британцев, пытающихся получить паспорт Ирландии, резко возросло.

Министерству иностранных дел республики даже пришлось увеличить бюджет и число сотрудников своего паспортного бюро.

По словам представителей министерства, число британцев вспомнивших о своих ирландских предках и желающих получить ирландский паспорт, за первые три месяца этого года возросло на 60% и достигло 23 тысяч человек, пишет Financial Times.

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com