Чаплин, Быков и Алехина - о приговоре блогеру Соколовскому

  • 11 мая 2017
блогер Руслан Соколовский Правообладатель иллюстрации Donat Sorokin/TASS
Image caption Ролик Соколовского с покемонами собрал в YouTube более 1,9 млн просмотров

Суд вынес условный приговор блогеру Руслану Соколовскому за видеоролик, в котором тот играет в Pokemon Go в церкви. Его признали виновным по статье об "оскорблении чувств верующих". Би-би-си спросила сторонников и противников этой статьи, как приговор может отразиться на отношениях церкви и молодежи.

Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга приговорил Соколовского к трем с половиной годам лишения свободы условно. Суд признал его виновным в оскорблении чувств верующих, разжигании розни и незаконном обороте специальных технических средств.

В августе 2016 года Соколовский разместил в интернете ролик, в котором он играл в Pokemon Go в Храме-на-Крови в Екатеринбурге. Этот ролик собрал в YouTube более 1,9 млн просмотров.

Русская служба Би-би-си попыталась выяснить, как приговор известному блогеру может повлиять на отношения молодежи и общества в целом к Русской православной церкви, задав вопросы как представителям РПЦ, так и тем, кого относят к ее критикам.

Всеволод Чаплин, протоиерей

Молодежь после этого дела должна понять, что есть вещи важнее, чем жизнь: святыни, освященное Божье имя, которое Соколовский оскорбил.

Вся та степень распущенности, которая возникла за последние несколько десятилетий сначала на Западе, а потом у нас, бесспорно, будет отыграна назад. Лучше, если это произойдет через судебные приговоры (относительно гуманное действие государства), чем через войны, бедствия и катаклизмы, которые вернут людям молодым или пожилым мозги на место.

Не научатся сейчас через разумные ограничения, которые накладывает закон - научатся, когда будут гибнуть их близкие из-за прямого божьего действия. Оно разрушит все их мелкие и ничтожные мечтания о том, что они якобы обладают абсолютной свободой и могут делать, что хотят.

Приговор, бесспорно, полезен, но слишком мягок. Будем надеяться, что он сработает в том смысле, что никто больше не повторит того, что сделал Соколовский.

А если "подвиг" Соколовского кто-то повторит, то нужны будут гораздо более жесткие меры. Иначе будет действовать сам Господь, посылая смерть и страдания.

Мария Алехина, участница группы Pussy Riot

Я, конечно, рада, что Соколовский не был приговорен к реальному сроку. Но вообще сам факт его уголовного дела я считаю абсурдом и позором. РПЦ еще раз стала посмешищем, в том числе для тех людей, которые еще не знали о деятельности этого института.

Теперь что касается тех молодых людей, которые смотрели Соколовского и следили за его делом. Когда нас [участниц Pussy Riot] сажали, о нас мало кто знал, а спустя два года по всему миру я вижу людей, которые носят балаклавы, футболки, другую символику.

Произойдет ли это с покемонами - да уже происходит. Вера - она не связана с теми, кто считает, что человек должен сидеть в тюрьме за то, что он ловит покемонов в церкви. Я, например, не атеистка, но мне совершенно не хотелось бы, чтобы все это было представлено как выступление против Христа.

Христианство - про свободу, а не про то, чтобы кого-то сажать или сжигать за шутки. Люди, которые изучали основы атеизма в СССР, сейчас надевают маску истово верующих и пытаются именем Российской Федерации закрывать людей за решетку. Это лицемерие. И, глядя на дело Соколовского, многие поняли, что к чему - вне зависимости от того, верующие они или нет.

Андрей Кураев, протодиакон Русской православной церкви

Руслана Соколовского осудили по статье, которая запрещает возбуждение вражды к некой социальной группе. Однако под действие этой статьи с большими основаниями попадают действия самой Екатеринбургской епархии, которая причастна к этому судебному преследованию.

Очевидно, что до задержания Соколовского о его существовании знала только его мама и узкий круг друзей. Епархия сделала все для того, чтобы раздуть это дело.

Следствия этого раздувания оказались очень разные для разных людей. Среди тех, кто услышал о приговоре, думаю, будет немало людей, которые сделают вывод не в пользу нравственной и интеллектуальной репутации РПЦ и ее руководителей. Особенно много таких людей, я полагаю, будет среди ровесников Руслана.

Скажу еще со своей колокольни: я, что называется, профессиональный православный, я все время хожу в православной "спецодежде". Я не хочу, чтобы теперь во мне видели какого-то ряженого полицейского, который ходит и людей бросает в тюрьму, если кто косо посмотрит. Для меня это вопрос собственного выживания.

Меня оскорбляет этот приговор и судебное следствие, а не действия Руслана. Вопрос теперь в том, когда циничные политтехнологи патриархии смогут признать, что Акела промахнулся, когда патриарх потребовал введения этой ужасной статьи [об оскорблении чувств верующих] в 2012 году.

Дмитрий Быков, писатель

Дело Соколовского на отношения церкви и общества никак не повлияет - эти отношения и так из рук вон плохи.

Сейчас происходит терминальная стадия путинской эпохи, состояние это может длиться долго, как длится состояние больного, который подключен к аппарату жизнеобеспечения. Но отношения уже изменить нельзя, это касается и церкви, и власти в целом.

Церковь - это идеологический отдел путинского обкома. Отношения не станут хуже, потому что их испортить уже нельзя. Собственно, никаких отношений и нет.

Верующая молодежь сторонится церкви, неверующей безразлична, она издевается над ней. Поэтому проблема катехизации и богословия в России как были в чудовищном состоянии, так они в нем и остаются.

Просто Руслан Соколовский стал одним из символов этого дикого взаимного непонимания между людьми XXI века и людьми из пещер. Когда на глазах у всей страны по-идиотски мучили молодого, может быть в чем-то ошибавшегося, но ни в чем не виноватого человека - это, вы знаете, войдет анналы довольно быстро.

Все запомнят, как Соколовский обнимает мать после того, как он получил условный срок. Это зрелище и трогательное, и душераздирающее и отвратительное. Потому что когда человека мучают на глазах у страны - это всегда противно.

Патриарх Кирилл, все эти разговоры о том, что нормальным состоянием человека является война, что наша церковь воинская, что мы благословляем православное воинство, все эти попы с байкерами в обнимку, вся эта ложь на всех уровнях - господи, о каких отношениях мы можем говорить?

Молодежь бежит от церкви, как черт от ладана - в данном случае, как ладан от черта. И правильно делает.

Алексей Фомичев, активист движения "Православная оборона"

Я бы рассматривал дело Соколовского не в том ключе, как оно повлияет на отношения церкви и общества, а в том, как оно повлияет на судьбу всей России. Человек, оскорбивший вечного творца и Бога, получается, остается безнаказанным.

Бог дал государству право карать преступников. Богохульники - это, безусловно, преступники. Они должны понести наказание и в этой жизни, и следующей. Государство этим правом, к сожалению, не пользуется.

Когда богохульство государством узаконивается, наказание может понести весь народ. Вот это проблема.

Что касается отношений с молодежью - молодежь молодежи рознь. Я знаю много православной молодежи и знаю много безбожников - у них разные отношения с церковью. Я считаю, что дело [Соколовского] никак на них не повлияет.

Тому, кто готов прийти к Богу, не помешают пиарящиеся мальчики, которые хотят выехать на эпатаже, их это дело не интересует. Они идут приобщаться к вечной благодати и за спасением.

Алексей Уминский, настоятель храма Святой Троицы

Сама истерия по поводу того, что за оскорбление чувств людям грозят реальные тюремные сроки, она не созидательная и отнюдь не консолидирует общество.

Парень на процессе сам сказал, что он идиот, а не преступник, и это всем понятно. Нехорошо оскорблять людей ни по религиозному, ни по национальному, ни какому-либо другому признаку, хотя он, без всякого сомнения, позволил.

Это действительно так - его ролики были оскорбительными. Но, мне кажется, если человек не воспитан, его надо воспитывать, причем реальными вещами. Есть возможность созидательного труда, помощи больным в госпиталях или хосписах, престарелым.

Но когда за человеческую глупость все время грозят репрессиями и уголовным наказанием, это в обществе может вызывать только напряжение, особенно у молодых людей, и желание сопротивляться.

Молодость всегда ищет бунтарские способы противодействия, это вообще свойственно молодым, в том числе Соколовскому. Потому что нет жизненного опыта, нет достаточной меры ответственности за свои поступки, но есть горячее желание отстаивать справедливость хотя бы в своем собственном понимании этой справедливости.

Часто эти методы носят характер, который не укладывается в норму поведения взрослого человека. Но я, конечно, рад, что ему не дали реального срока. Условный приговор очевидно сгладил напряжение. Слава Богу!

Новости по теме