Закат или расцвет Европы: эксперты "Валдая" о будущем Евросоюза

Граффити Бэнкси в городе Дувр: флаг ЕС с 11-ю золотыми звездами Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Граффити Бэнкси в городе Дувр: флаг ЕС с 11-ю золотыми звездами - символ "брексита"

Несмотря на трудности, ЕС останется реальностью, с которой России предстоит иметь дело. Это главная мысль доклада "Неопределенное будущее Евросоюза: что делать России?", который обсуждался в четверг в московском отделении международного дискуссионного клуба "Валдай".

Основной докладчик, директор Центра европейских исследований Высшей школы экономики Тимофей Бордачев рассказал, что сперва он и его коллеги собирались озаглавить доклад "Кризис Европы: неясные перспективы выздоровления", но затем смягчили формулировку. Причем случилось это еще до голландских и французских выборов.

"Признание наличия проблем у партнера не означает отрицания его существования", - согласился председатель совета фонда развития клуба "Валдай" Андрей Быстрицкий.

50 на 50

Бордачев оценил шансы на укрепление и упадок единой Европы как равные. Остальные эксперты были еще оптимистичнее.

Пик миграционного кризиса, ослабившего единство ЕС и веру в европейские институты, позади, возобновился экономический рост на здоровой основе структурных преобразований, сказал профессор МГИМО Марк Энтин.

История развивается по спирали, массовое сознание, как одежда, подвержено моде. После увлечения глобализацией наблюдается крен в сторону идеи национальных отечеств, который во многом вызвали своими действиями институты ЕС, но им под силу восстановить свои позиции, говорили участники дискуссии.

События, происходящие перед нами, всегда кажутся значительнее, чем они есть. Временных колебаний общественного мнения недостаточно, чтобы закрыть проект с 60-летней историей, считают эксперты.

Европейский полюс

Выступавшие на заседании клуба, в особенности замминистра иностранных дел России Алексей Мешков, всячески стремились развенчать тезис о заинтересованности России в крахе единой Европы.

"Когда говорят, что Россия заинтересована в развале ЕС - это неправда. Нам проще работать с сильной и сплоченной Европой", - заявил высокопоставленный дипломат.

Мешков заметил, что Евросоюз как самостоятельная сила необходим для многополярности мира.

В западном экспертном сообществе распространено мнение, что Москва органически заинтересована в распаде ЕС, потому что маленькие, разобщенные и эгоистически настроенные государства, оставшись один на один с ядерным и газовым восточным гигантом, склонятся перед ним.

В Москве, однако, опасаются противоположного эффекта: европейские страны в поисках защиты теснее прильнут к Соединенным Штатам. Вместо консолидированной Европы Россия столкнется с консолидированным Западом.

"Двухслойная" Европа

Еще одна идея, судя по ходу обсуждения, популярная среди российских международников - это формирование внутри ЕС более узкого альянса государств, настроенных на скорую и тесную интеграцию.

Мешков напомнил про империю Карла Великого, в которую ни Британия, ни Восточная Европа не входили, и про то, что идеи "твердого ядра" и "Европы разных скоростей" постоянно обсуждались в ЕС с 1980-х годов, но до сих пор последовательно отвергались.

Выступавшие не скрывали, в чем здесь интерес Москвы: иметь дело с Францией, Италией, Германией удобнее, чем с помнящими старые обиды восточными европейцами, которых неплохо бы по возможности вывести за скобки процесса принятия решений.

Сейчас "отношения выстраиваются по нижней планке", посетовал Мешков.

Больше не друзья?

Много лет главным партнером России в мире и образцом особых отношений считалась Германия. Этому способствовали многие факторы: от масштабной взаимной торговли до "дрезденского периода" в жизни Владимира Путина.

Московские аналитики хвалили "немецкий прагматизм" в пику "идеологической зацикленности англосаксов" и выражали уверенность, что при любом кризисе на кого-кого, а на Берлин можно положиться: он все сгладит и всех успокоит.

Теперь, судя по всему, это не так.

Представляя доклад, Бордачев из Высшей школы экономики упомянул "кризис лидерства" и "кризис легитимности" в ЕС.

Отвечая на вопрос Би-би-си, что конкретно имеется в виду, эксперт пояснил, что дело, оказывается, в чрезмерной роли Германии и отсутствии противовесов ей внутри ЕС. Кризис зоны евро и миграционный кризис остальные европейцы восприняли как следствие немецкого диктата, считают авторы доклада.

Возможные "противовесы" они видят в лице Франции, а также Польши.

В теории решить проблему демократической легитимности институтов ЕС могла бы ответственность Еврокомиссии перед Европарламентом, но такое кардинальное ограничение национального суверенитета сегодня менее вероятно, чем прежде, полагают эксперты.

Континент и остров

Разумеется, говорили о "брексите". Один из журналистов спросил, не окажется ли он, в конечном итоге, лекарством для ЕС?

Замминистра Мешков сказал, что в отсутствии Лондона с его особым мнением интеграция действительно может пойти легче.

По словам российского дипломата, британцы не забыли о своей былой глобальной роли, им психологически трудно осознать себя частью чего-то большего. Давно нет Британской империи, но события в Африке, на Индостанском полуострове, в Австралии жители Альбиона все равно принимают ближе к сердцу, чем дела континентальной Европы.

"Трудно вступали, трудно уживались, сейчас будут трудно выходить", - резюмировал Мешков.

Бордачев заметил, что после "брексита" проблемой для Евросоюза может стать успешная Британия, демонстрирующая, что "есть жизнь за пределами Рима".

Восстановлению не подлежат

О внутренних проблемах ЕС, в конце концов, думать европейцам. Для московских экспертов ключевое значение имел вопрос, вынесенный в название доклада.

"Возвращение к хорошим отношениям невозможно", - сказал, как отрезал, Алексей Мешков. По мнению замглавы МИДа, курирующего европейское направление, обеим сторонам надо привыкать к новой реальности и спокойно выслушивать друг от друга неприятные вещи.

При этом, по мнению Мешкова, по-настоящему хороших отношений никогда и не было. Украинский кризис - не единственная причина охлаждения, считает он: и раньше между Россией и Европой не было единства взглядов, а лишь больше утомительного взаимного притворства.

Дипломат напомнил, что недавний приезд в Москву высокого представителя ЕС по внешней политике Федерики Могерини - первый с 2012 года, и визит ее предшественницы Кэтрин Эштон уже тогда прошел в прохладной атмосфере.

По словам Бордачева, главный совет экспертов - максимальная гибкость. Договариваться с Брюсселем или с отдельными странами, в чем уступать, а где твердо стоять на своем, должно зависеть от конкретной ситуации.

Независимо от субъективного отношения друг к другу, Россия и ЕС остаются незаменимыми партнерами, прежде всего в экономике, уверены эксперты.

Германия уступила первое место в российских внешнеэкономических связях Китаю, но совокупный ЕС остается далеко впереди, отвечая примерно за 40% товарооборота. По оценкам экспертов, структура российской экономики такова, что ниже 30% этот показатель опуститься не может.

Объем взаимной торговли драматически упал: с 437 миллиардов долларов в 2014 году до 2017 в 2016-м, как из-за санкций, так и в силу снижения цен и спроса на энергоносители. Однако I квартал 2017 года показал рост на 43% по сравнению с аналогичным периодом года прошлого.

Ожидаемая новость

В разгар дискуссии один из ведущих ответил на звонок и оповестил собравшихся, что совет Европейского союза утвердил безвизовый режим для Украины.

Большой неожиданностью известие ни для кого не стало.

Замглавы МИДа Мешков напомнил, что полученная украинцами льгота не означает разрешения работать в Европе, и что положение россиян, имеющих пятилетние шенгенские визы, практически ничем не будет отличаться от статуса украинцев.

Новости по теме