Бунт пятиэтажек: могут ли массовые протесты быть неполитическими

Алексей Навальный на митинге против реновации Правообладатель иллюстрации Stanislav Krasilnikov/TASS
Image caption Оппозиционер Алексей Навальный пришел на проспект Сахарова, но его вывела с митинга полиция

В Москве прошла многотысячная акция против реновации - сноса старых домов и переселения их жителей. Полиция выпроводила с митинга оппозиционера Алексея Навального. Организаторы говорили, что хотят провести митинг без политики. Русская служба Би-би-си разбиралась, возможно ли это.

В митинге на проспекте Сахарова приняли участие около 20 тысяч человек с разными политическими взглядами. Одна из организаторов акции - журналистка портала Znak.com Екатерина Винокурова - настаивала на том, что мероприятие не является политическим. Из-за этого на сцену так и не поднялись известные оппозиционные лидеры вроде Алексея Навального и Григория Явлинского.

"Мы, вообще, строили всю эту историю как историю про гражданский протест, про то, что это аполитичные люди защищают свои дома", - объясняла Винокурова.

Полиция вывела Навального вместе с семьей за территорию, на которой проходил митинг, после чего в социальных сетях начались ожесточенные споры, а главной мишенью для критики стали Винокурова и сам Навальный.

При этом часть лозунгов, произнесенных со сцены и написанных на плакатах участников, носили политический характер. В частности, собравшиеся неоднократно призывали к оставке мэра Москвы Сергея Собянина.

Русская служба Би-би-си спросила у политологов и социологов, возможны ли массовые протестные акции без политической составляющей.

Екатерина Шульман, доцент Института общественных наук РАНХиГС

Неполитических массовых акций не бывает. Массовые мероприятия - это политическое действие. Его смысл - в требовании учета своих интересов, своих гражданских, экономических, трудовых или иных прав. Это вопрос о властных ресурсах. Если ваши права и требования учитываются, у вас есть некоторая часть политической власти.

Когда люди говорят, что они хотят "неполитическую акцию", они имеют в виду, что хотят провести ее вне выборного контекста, чтобы она не стала частью чьей-то предвыборной кампании. Это понятное требование, но оно бывает рационально, а бывает не очень рационально.

Основное достоинство таких мероприятий - массовость. Соответственно, все, что способствует массовости, выгодно организаторам. Если привлечение политических спикеров увеличивает количество участников, значит надо давать им участвовать - и наоборот.

В России под политическими требования часто подразумевают кадровые требования: снять одного, выбрать другого, этого назначить, этого уволить. Это очень детский, примитивный взгляд на политическое пространство и политическую систему.

Люди неопытные либо не очень разбирающиеся в контексте пугаются слова "политика", поскольку долгие годы к нему прививались страх и отвращение силами государственной пропаганды.

Но как только они немного оглядываются по сторонам, начинают понимать, как это работает и какие именно действия приводят к выполнению их требований, эта детская боязнь политического довольно быстро пропадает.

Глеб Павловский, политолог

Массовые акции могут быть неполитическими. Например, это может быть флешмоб или арт-акция. Но если речь идет о протесте, то это всегда политика.

Протест - это конфликт. А политика это и есть работа с конфликтом интересов, конфликтом позиций. В случае с протестами против реновации мы избегаем назвать политическую акции своим именем.

Я думаю, что если бы речь с самого начала шла о политическом митинге, на него пришло бы значительно меньше людей. Пришли бы сторонники партий и лидеров, но не пришли бы очень многие жители пятиэтажек, потому что политика чрезвычайно скомпрометирована в России.

Media playback is unsupported on your device
В Москве прошел многотысячный митинг противников программы реновации

Двадцать лет велся курс на осознанную деполитизацию населения. Оно считает политику чем-то непристойным и грязным. Это не так быстро лечится.

Если изначально было решено, что на митинге не выступают политики, значит, они не должны были выступать. Если мы [оппозиция] собственные процедуры начнем коррумпировать в пользу тех, кто нам нравится, мы очень быстро вернемся туда, где сейчас находимся.

Так что я думаю, что выбранный формат был правильным. Хотя, конечно, можно понять Навального, которому было интересно выступить перед такой мощной аудиторией. Но совсем необязательно, что она бы его приняла.

Что происходит? В стране расширяется поле реальной политики. В страну вернулась политика. Теперь нужно решать, куда двигаться дальше, например, с проблемой реновации: требовать отмены закона, как считают одни, требовать детальной корректировки, как считают другие, и так далее. Здесь уже нет места общим призывам "Долой!" и "Да здравствует!".

Идея, что надо обязательно собирать массовые митинги и другого инструмента нет, - это мысль старой эпохи, когда не было других инструментов.

Я думаю, что сейчас нужны более развитые инструменты, надо выдвигать позиции, людей, в том числе гражданских политиков, таких как женщины, которые собрали этот митинг (активистка Юлия Галямина, муниципальный депутат Елена Русакова, Екатерина Винокурова, создатель группы против сноса пятиэтажек в Facebook Кэри Гуггенбергер - Би-би-си). Они должны понять, что несут политическую ответственность и теперь не могут просто отойти в сторону.

Фаза политизации, о которой я упорно говорил последние полтора года, перешла в фазу политики. Теперь надо формировать инструменты и площадки, где люди будут защищать свои интересы. Эту площадку надо раздвинуть: сейчас она целиком в руках власти. Это аномалия, так не должно быть.

2017 год - это рубежный год, когда придется вернуть в страну политику в более-менее демократической форме. А если власть будет упорствовать, она подготовит [социальный] взрыв.

Григорий Юдин, профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук

Само слово "политика" было запачкано за последние 17 лет и в первую очередь усилиями Кремля, который занимается его сознательной дискредитацией. Людей тошнит от политики, которая в их представлении связана с маскарадом и клоунадой.

Требования, которые выдвигаются на такого рода акциях, являются политическими. Политика - это искусство жить вместе в разделяемом людьми сообществе.

Когда люди собираются и обсуждают общие дела, это и есть политика. В данном случае таким сообществом стал город Москва.

В городе Москва есть некоторые общие для всех проблемы. Сегодня ей является идея с насильственным переселением людей из их жилья. Некоторые люди против, некоторые - за. Это нормальный политический вопрос.

Естественно, люди пытаются избавиться от ярлыка политики, который вызывает скверные ассоциации. Хотя, конечно, такого рода акция не может не быть политической по определению.

Есть два типа требований. Первый - когда собравшиеся обращаются к некой признаваемой власти и требуют у нее что-нибудь изменить или учесть чьи-то интересы. Второй - это когда протестующие сами себя определяют как власть.

Это две немного разные истории. Вторая дает понять тем, кто в данный момент контролирует аппарат насилия, что они делают это нелегитимно и на самом деле властью являются не они, а люди - в данном случае жители Москвы.

Люди пытаются избежать этого - излишней конфликтности, ситуации, которая, наверное, можно было бы договориться и не ставить радикальных условий, попытаться отстоять свою позицию.

Это, конечно, заблуждение. Сделать это в российской ситуации невозможно. Последовательный учет каких угодно интересов (а не только отдельные подачки) возможен только в условиях, когда власть будет принадледжать народу.

Новости по теме