Возрождение фарфорового завода в Таджикистане

  • 19 мая 2017
National dishes_1

Знатоки таджикской национальной кухни знают, что вкус еды зависит не только от продуктов, из которых она готовится, но и посуды, в которой она подается.

Ароматный зеленый чай вкуснее, если пьешь его из пиалы, наваристый суп-шурпа - если ешь его из коса, а плов - из тарелки-лаган. Пиала, коса, лаган, чайник - вся эта кухонная посуда непременно есть в каждой таджикской семье.

National dishes_2

Единственный в Таджикистане фарфоровый завод "Вежа" производит национальную посуду, пользующуюся большим спросом на местном рынке. Он был построен еще в советские времена. В 1988 году завод выпустил 16 млн единиц продукции, а работали на нем полторы тысячи человек.

National dishes_3

Однако после распада Советского Союза и начала гражданской войны в Таджикистане (1992-1997) завод долгое время простаивал. Оборудование было частично разрушено, разграблено и устарело. Спустя 10 лет завод стали восстанавливать. И хотя объем выпускаемой продукции трудно сравнить с советским периодом (15-20 тысяч ежемесячно), сотрудники предприятия рады, что фарфоровый завод наконец-то заработал.

Risolat_Alimardonova

Рисолат Алимардонова, начальник производства, пришла на завод после окончания института и всю жизнь проработала на этом заводе.

"Завод в советские времена был спроектирован на выпуск посуды европейского стиля, а потом мы настояли на выпуске национальной посуды, чтобы обеспечить потребность местного рынка. Мы используем национальный восточный орнамент и цвета. Рисунок повторяет орнамент чакана и атласа. Посуда сравнительно недорогая, доступность играет важную роль".

National dishes_4

Вначале все эти красивые пиалы, расписные тарелки были камнями и глиной. Дробление камней и перемешивание глины в специальных барабанах длится более 20 часов. Затем формирование и обжиг. Основное сырье добывают в Таджикистане, часть привозят из России и Китая.

Narzullo_Norboev

Нарзулло Норбоев пришел на завод всего пять месяцев назад. Он обжигальщик. В печи для сушки посуды температура достигает более 1280 градусов. "Раньше я ездил в Россию. Теперь работаю на родине. Я рад, что не пришлось оставлять семью, детей и уезжать на заработки".

Work

Сейчас на заводе работают порядка ста человек. Продукция предприятия неплохо зарекомендовала себя на местном рынке, но ее экспорт требует повышения качества изделий. Планы по расширению есть, кадры тоже, но нет финансовых средств, потому большая часть некогда огромного завода пока простаивает.

Rozihon_Kaumova

Художница Розихон Каюмова работает на фарфоровом заводе более 20 лет. В день она расписывает до 1500 штук пиал, косушек, чайников. Он очень переживала, когда предприятие прекратило работу, поэтому после его восстановления без раздумья приняла приглашение на работу.

"Люблю рисовать. Моя работа приносит мне удовольствие, за которое я еще получаю деньги, что очень важно в наше время. Мой заработок (около 67 долларов в месяц - Би-би-си) - весомый вклад в семейный бюджет. Через год я ухожу на пенсию, но если будут силы, продолжу работать".

Painting_1

Национальные рисунки и орнаменты на продукцию наносят вручную. Такая посуда - настоящее украшение любого стола и дома. Методов нанесения орнамента много. Узоры пишут кистью, стальным пером и даже вырезают иглой.

Taj_painting_2

Мастера используют цвета, которые всегда пользовались особой популярностью в Таджикистане - красный, белый, зеленый, желтый. Цвета жизни должны поднимать настроение у людей, отпугивать темные силы и привлекать добрых ангелов.

Rukiya_Khasanova

26-летняя Рукия Хасанова пришла на завод девять месяцев назад. До этого она не имела никакого представления о производстве фарфоровой и керамической посуды.

"Я формирую чайники, приклеиваю к ним носики и ручки. Я долго искала работу. После окончания 9-го класса нигде не училась. Очень хотела учиться, но у родителей не было денег. Пришла на завод. Мне понравилось. Коллектив меня принял".

Фото и текст корреспондента Русской службы Би-би-си Аноры Саркоровой.