Пресса Британии: Кремль переигрывает Запад в Арктике и на Балканах

  • 19 мая 2017
Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Где и когда Кремль нанесет следующий удар?
  • Манифест консерваторов: Тереза Мэй тянет одеяло на себя
  • Как Франция собиралась "спасать республику" от Марин Ле Пен

Россия обходит Запад в битве за Арктику

Где и когда Кремль нанесет следующий удар? - задается вопросом колумнист Times Эдвард Лукас. Кое-кто из аналитиков, после неудачной попытки Москвы повлиять на исход выборов во Франции, решил, что худшее уже позади.

Да, признает журналист, русские вели себя слишком самоуверенно и потеряли элемент неожиданности, но это вовсе не означает, что можно расслабиться. Ведь в России практикуют дарвинистский подход к политике: или ты сожрешь соперника, или он съест тебя.

В первую очередь, по мнению Лукаса, Западу следовало бы обратить внимание на Арктику, о которой НАТО и думать забыло после окончания холодной войны. Россия уже разместила на Крайнем Севере две бригады, а летом откроет там новую военную базу. И если у США имеется лишь один ледокол в рабочем состоянии, да и тот уже 10 лет как должен был быть списан, то у России таких ледоколов аж 40, и она строит все новые, причем оснащенные пушками и крылатыми ракетами.

По словам начальника Береговой охраны США адмирала Пола Зукунфта, Россия расположила на шахматной доске уже все свои фигуры, а у Запада их только пара, так что они готовы поставить нам мат в самом начале игры.

Пока НАТО рассматривает возрождение атлантического и арктического штабов, упраздненных после холодной войны, министру обороны США Джеймсу Мэттису остается лишь жаловаться на "агрессивные шаги" России, наращивающей свое военное присутствие в Арктике.

Пользуясь апатией и невниманием Запада, Кремль продолжает "наводить порядок" и в некоторых частях бывшей Югославии, пишет автор статьи в Times.

В прошлом году с его подачи в Черногории произошла на удивление наглая попытка переворота, судя по всему в попытке помешать альянсу этой крошечной страны с НАТО.

Активное вмешательство Москвы заметно и в Македонии, где она подогревала антагонизм в отношении албанского меньшинства и подстрекала бандитов на штурм парламента и избиение депутатов.

Эти кремлевские гамбиты не сработали, однако еще более угрожающей, по мнению Лукаса, можно считать историю с Сербией, самой пророссийски настроенной страной региона.

Москва предпринимает решительные шаги с тем, чтобы пост премьер-министра там занял Ивица Дачич, имеющий давние связи с Кремлем и даже открывший в городе Нише российскую правительственную базу, которая формально подчиняется МЧС и призвана бороться с наводнениями и лесными пожарами, однако, по всеобщему мнению, выполняет разведывательные функции.

Но еще больше службы безопасности в граничащих с Россией странах волнуют не масштабные геополитические гамбиты Москвы, а уверенный рост российского влияния, которое достигается через полулегальные организации, привлекающие разочарованную молодежь. Это и клубы байкеров, и футбольные хулиганы, и разного рода дружинники, якобы поддерживающие общественный порядок, а на деле часто притесняющие различные меньшинства. К этому можно отнести и стрелковые и бойцовские клубы, инструкторами в которых работают люди с российским гражданством и связями в спецслужбах.

Все это начинает выглядеть как скоординированный план. После нагнетания страхов и внесения в общество смуты через свои каналы дезинформации Россия приступила к активной поддержке радикальных элементов, которым предлагаются такие заманчивые и благородные (хотя и ложные) цели как, например, защита обездоленных.

Что последует за этим - можно только догадываться, но Россия наверняка намерена воспользоваться грядущими политическими и иными кризисами в этих странах в своих целях. "Так что не удивляйтесь, когда это произойдет, мы вас предупреждали", - пишет автор статьи в Times.

Тереза Мэй тянет одеяло на себя

Тереза Мэй не оставила у избирателей сомнений в том, какую Британию она хочет построить в случае ее избрания на предстоящих выборах, пишет Financial Times в редакционном комментарии, посвященном публикации предвыборного манифеста консерваторов. Премьер-министр дала понять, что она отказывается от прошлой идеологии тэтчеризма и тори в целом и намерена более активно вмешиваться в экономические и социальные аспекты жизни.

Газета видит в этом беззастенчивую попытку премьера занять более центристскую позицию, которая стала ответом на раскол в обществе и его разочарование в политике после референдума о "брексите", а также на радикальный крен лейбористов влево.

Мэй знает, что по-прежнему может рассчитывать на поддержку своих традиционных избирателей, но при этом хочет отобрать дополнительные места у лейбористов в центральной Англии и на севере, где раньше у нее не было бы шансов. И ради этого она готова рискнуть вызвать неудовольствие у старых и состоятельных сторонников партии.

Однако в ключевых вопросах, и в первую очередь в деле "брексита", Тереза Мэй по сути требует себе карт-бланш.

И это понятно, ведь, проводя переговоры с Брюсселем, она не хочет оказаться заложницей разных групп давления, в том числе и в собственной партии. Но одновременно это внушает и опасения. Мэй говорит, что плохая сделка с Евросоюзом может обернуться непредсказуемыми последствиями для экономического положения "простых рабочих людей", которым она стремится помочь.

Но при этом она предпочитает интерпретировать результаты референдума как желание провести бескомпромиссный развод с ограничением свободы передвижения. А это грозит не только жесткими ответными мерами со стороны ЕС, но и плохо вяжется с нуждами экономики, которая еще со времен Тэтчер зависит от глобального положения Британии.

Однако предвыборный манифест места для маневра не оставляет. Признавая необходимость компромисса, Мэй, тем не менее, ясно дает понять, что с таможенным союзом и единым рынком придется распрощаться. Вместо того, чтобы подумать, как это отразится на бизнесе, избирателей оглушают звонким лозунгом: "Лучше никакого договора, чем плохой договор".

По мнению Financial Times, здесь налицо противоречие между обещаниями сильной экономики и пренебрежением интересами бизнеса. А между тем, накануне крупнейших за 40 лет геополитических перемен уверенность бизнеса в завтрашнем дне как никогда важна для экономики.

Но куда большую озабоченность вызывает неспособность авторов манифеста осознать, что затраты предпринимателей растут. Тереза Мэй назвала произвольную и нереалистичную планируемую цифру чистой иммиграции. Достичь этих показателей можно только закручиванием гаек и точечным управлением экономической миграцией. И здесь очень велик риск того, что "брексит" по Терезе Мэй настолько ослабит экономику, что сделает все разговоры о повышении уровня жизни "простых рабочих" бессмысленными.

Как французы собирались "спасать республику" от Марин Ле Пен

Корреспондент газеты Guardian Джон Хенли раскрывает подробности секретного плана по спасению французской республики, разработанного на случай победы на выборах крайне правых.

Этот документ не имел названия и никогда не был записан на бумаге, и тем не менее, как пишет Хенли со ссылкой на французскую прессу, такой детальный план действий на случай избрания президентом Марин Ле Пен существовал.

"Он напоминал многоступенчатую ракету, - сообщил неназванный правительственный чиновник журналу L'Obs. - Его философия и главный посыл заключались в том, чтобы сохранить мир, не нарушая при этом наши конституционные правила".

Информация об этом плане просочилась в прессу, когда по результатам опросов общественного мнения стало понятно, что новое центристское движение, сформированное Эммануэлем Макроном, набирает силу накануне парламентских выборов, которые состоятся в июне, и у него есть все шансы получить большинство в парламенте.

По словам журнала L'Obs, о "плане по спасению республики" ему стало известно даже не из одного, а сразу из трех источников, которые утверждают, что главной целью этого плана было предотвращение серьезных волнений со стороны недовольных победой Ле Пен и стабилизация политической обстановки в стране посредством созыва экстренной сессии парламента.

Подробности плана были известны узкому кругу лиц, в который входили министры, высокопоставленные госслужащие и представители спецслужб, а вырабатывался он неформально по мере того, как в начале года был отмечен резкий рост поддержки Ле Пен, и полиция с разведкой стали опасаться, что все это выльется в акты насилия.

Еще до того, как прошел первый раунд президентских выборов, от региональных начальников полиции потребовали предоставить планы их действий на случай чрезвычайной ситуации, и они обязались задействовать 50 тыс. полицейских и жандармов, а также 7 тыс. военных. А всего за два дня до победы Макрона главное управление внутренней безопасности Франции предупредило, что участники демонстраций протеста могут применить гранатометы и зажигательные бомбы.

L'Obs также пишет, что по плану в случае "национального кризиса" должна была быть созвана внеочередная сессия парламента, на которой всех 577 депутатов призвали бы проявить "республиканскую ответственность" и провести вотум доверия. Конечно, воля народа была бы выполнена, и власть от Франсуа Олланда все равно была бы передана Марин Ле Пен, но "безопасность государства" была бы таким образом обеспечена.

Обзор подготовил Леонид Лунеев, bbcrussian.com