Тихий район Манчестера, где жил Салман Абеди и еще 16 радикалов

  • 24 мая 2017
Район Манчестера, где жила семья Абеди
Image caption Манчестерский район Мосс заселен представителями различных этнических групп

Что может заставить 22-летнего парня, выросшего в Манчестере, организовать в родном городе взрыв, унёсший жизни 22 человек?

Чтобы понять это, я отправляюсь в район, в котором жил Салман Абеди.

"Район Мосс? Вы уверены, что хотите гулять там в одиночку?" - переспрашивает меня таксист.

У этого места в Манчестере - дурная слава. В 90-е здесь орудовали криминальные группировки. Перестрелки, нападения с использованием холодного оружия - все это было вполне обычным делом. Сейчас обстановка стала гораздо спокойнее.

Но жители других районов Манчестера все ещё стараются не заглядывать в Мосс-сайд даже днём.

Многие из местных жителей - небогатые представители различных этнических групп. Много выходцев из Африки и арабских стран.

Их дети могут считаться британцами - пусть даже только по документам.

Работал не один

Родители Салмана, насколько известно, бежали в Британию от режима Каддафи. Сообщается, что его отец - Рамадан Абеди - некоторое время работал в спецслужбах в Ливии. Поначалу семья поселилась в Лондоне, однако позже Абеди перебрались в Манчестер.

По рассказам соседей, семья отличалась высокой религиозностью.

Вскоре после падения режима Каддафи родители Салмана вернулись в Ливию. Салман регулярно навещал их. По некоторым данным, он даже жил в Ливии большую часть времени в последние два года.

Image caption Жители района живут небогато, но особо и не бедствуют

Спецслужбы Британии сообщили, что молодой человек вернулся в Манчестер примерно за две недели до концерта, что служит еще одним подтверждением версии о том, что он готовил нападение не один. По словам полицейских, они ведут расследование "террористической сети", действовавшей в Манчестере.

Салман жил совсем рядом со школой для девочек "Уолли рейндж".

На первый взгляд - обычная школа. Но именно здесь учились сестры Салма и Захра Халани. В 2014 году две 16-летние девочки уехали в Сирию, где вышли замуж за боевиков ИГ.

Отец девочек преподавал в мечети, которая расположена неподалёку. Прихожане говорят, что он негативно относился к радикальному исламу и критиковал действия экстремистов.

Image caption Будучи беженцами, семья Абеди получила квартиру, предоставленную местным муниципальным советом

Полиция считает, что за радикализацией девочек стоял их родной брат Ахмед Ибрагим Халани. В 2013 он внезапно исчез из дома, а затем объявился в Сомали, где присоединился к радикальной группировке "Аль-Шабаб".

В 2014 году ещё один житель этого района - 20-летний житель Манчестера Абдулла Ахмед Джама Фара был арестован и позже осужден за подготовку терактов.

Совсем недалеко от дома Абеди в Уолли Рейндж проживала еще одна группа ливийских диссидентов, также бежавших от режима Каддафи, - членов подпольной "Ливийской исламской боевой группы" (ЛИБГ), признанной террористической в Великобритании и США.

Похожие сценарии

Все эти семьи жили недалеко друг от друга. И истории радикализовавшихся кажутся похожими.

И отец Абдуллы Фара, и отец бежавших в ИГ девочек, и отец Салмана Абеди были беженцами. Жили небогато, но в то же время и не бедствовали. Старались дать детям хорошее образование.

Родители в каждой из трёх семей были "умеренными" мусульманами. Отец Салмана Абеди был муэдзином в Центральной мечети Манчестера в Дидсбери, что к югу от Мосс-сайда.

Уберечь своих детей от радикальных идей родители не смогли.

Image caption По словам знакомых Салмана Абеди, он с юных лет отличался вспыльчивым характером, а также легко поддавался внушению

Судя по открытым данным, в небольшом районе, где жил Салман, за последние годы радикализировалось по меньшей мере 16 человек. Кто-то из них присоединился к боевикам в Сирии и Сомали. Кто-то был арестован.

Знакомые семьи Абеди говорят, что Салман долгое время не был особо религиозным. По их словам, он стал глубоко погружаться в ислам лишь пару лет назад.

Бывший одноклассник Абеди рассказал Би-би-си, что в школе тот был весельчаком и балагуром, но в то же время отличался вспыльчивым характером, мог выйти из себя из-за любой мелочи.

По словам его одноклассника, который просил не называть его имя, Абеди начал проявлять нарастающий интерес к исламу еще в школе, которую он закончил в 2011 году. В старших классах он надолго пропадал с уроков, и где проводил время, было неизвестно.

Image caption Дом в Уолли Рейндж был в числе адресов в Манчестере, где полиция провела обыски

"Он болтался с непонятными людьми и вообще легко поддавался чужому влиянию. Можно было ему сказать что угодно, и он легко покупался на это", - рассказал одноклассник Салмана Абеди.

Из-за произошедших с ним перемен многие его прежние знакомые были вынуждены прекратить общение с ним.

Как рассказывают соседи, из его квартиры не раз доносились звуки мусульманских молитв. Несколько раз его видели читающим вслух суры из Корана прямо на улице.

Но и после этого его почти не видели в мечети в Дидсбери.

Image caption Абеди регулярно наведывался в охваченную гражданской войной Ливию. Чем он там занимался, доподлинно неизвестно

Имам этой мечети Мохаммед Саед аль-Саети вспоминает Абеди как опасного экстремиста. "Салман показал мне лицо ненависти после того, как я выступил с проповедью, осуждающей ИГИЛ, - рассказал имам газете Daily Telegraph. - Он не раз показывал мне это исполненное ненависти лицо, и не было сомнений в том, что этот человек меня не любит".

По словам имама, после его проповедей, осуждающих экстремизм, Салман почти перестал заходить в мечеть.

Скорее всего, Салман черпал большую часть своих знаний из интернета и из общения со сверстниками.

Правообладатель иллюстрации PA
Image caption В небольшом районе, где жил Салман, за последние годы радикализировалось по меньшей мере 16 человек

Распутывая сеть

Полиция Великобритании в среду заявила, что за атаками на Манчестер стоит сеть людей.

Спецслужбы пытаются распутать эту цепочку.

Манчестер имеет довольно большое мусульманское сообщество - по данным последней переписи населения (2011 год), около 9% населения исповедовали ислам. Правда, большая часть мусульман представлена не арабами, а выходцами из Пакистана.

Image caption Имам мечети в Дидсбери говорит, что давно смотрел на Абеди с подозрением

В Манчестере есть несколько кварталов, где компактно проживают этнические меньшинства. Но люди в них группируются и общаются в большей степени по национальному, а не религиозному признаку.

Ливийская диаспора в Лондоне разделилась в оценках произошедшего. И, кажется, разделение это лежит в политической плоскости.

Бывший сотрудник ливийской разведки, работавший на Каддафи, сказал Би-би-си, что исламский центр и мечеть Дидсбери известны своими радикальными настроениями. Он уверен, что молодёжь из арабской диаспоры Манчестера радикализируется именно там.

Но та часть диаспоры, которая всегда выступала против режима Каддафи, говорит что семья Абеди была далека от фундаменталистских течений ислама. А мечеть не может быть под подозрением, ибо туда ходят представители различных национальностей.

Отрицают обвинения в радикализме и представители мечети. Они подчеркивают, что всегда открыто выступали против любых экстремистских воззрений.

Но когда мы попросили их прокомментировать заявления отставного сотрудника ливийской разведки, они отказались.

Новости по теме