Збигнев Бжезинский: от эмигранта до главного советника в Белом доме

  • 28 мая 2017
Збигнев Бжезинский Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Збигнев Бжезинский был одним из титанов внешней политики США

Как и его предшественник на посту советника президента по национальной безопасности Генри Киссинджер, приехавший в США из Германии, Збигнев Бжезинский был европейским эмигрантом. Он родился в Варшаве 28 марта 1928 года в семье польского аристократа. Его отец Тадеуш был дипломатом и, работая во Франции и Германии, отдавал сына в местные католические школы.

Накануне Второй мировой войны Тадеуш Бжезинский был направлен польским генконсулом в Монреаль и осел в Канаде с женой и двумя сыновьями, Збигневом и Лехом, который пережил брата.

После войны дипломат получил благодарность от Израиля за спасение евреев из нацистских концлагерей. Заступники его старшего сына Збигнева приводили это обстоятельство, когда защищали его от обвинений в антисемитизме. Сторонники Израиля иногда обвиняли Збигнева Бжезинского в излишней симпатии к арабам.

Бжезинский, окончивший университет в Канаде и защитивший докторскую диссертацию в Гарварде, был по убеждениям демократом и в 2008 году горячо поддерживал Барака Обаму. Он не голосовал за Трампа и считал его внешнеполитический курс бессвязным.

Киссинджер, с другой стороны, всегда ассоциировался с республиканцами и иногда неофициально консультирует Трампа.

По американской терминологии оба были внешнеполитическими реалистами, в частности, относились к Советскому Союзу крайне недоверчиво. Будучи ястребом, Бжезинский часто выглядел белой вороной в Демократической партии США, которая обычно была настроена к Москве более благожелательно, чем Республиканская, пока не разлюбила ее летом прошлого года и с тех пор ругает ее безостановочно.

Неприязнь к СССР

По части неприязни к СССР Бжезинский стоял даже правее многих республиканцев, включая Ричарда Никсона и Киссинджера. Будучи с 1977 года помощником президента Джимми Картера по национальной безопасности, он ратовал за многомиллиардную помощь афганским повстанцам, боровшимся против советской оккупации.

Правообладатель иллюстрации White House
Image caption Збигнев Бжесинский был чрезвычайно влиятельным человеком в администрации президента Картера

Бжезинский, насколько известно, убедил Картера начать развертывание мобильных межконтинентальных баллистических ракет МХ. Критикуя советские действия во Вьетнаме, Африке и на Кубе и вторжение в Афганистан, он сумел затормозить претворение в жизнь американо-советского договора 1979 года о сокращении ядерных вооружений.

Самым большим своим достижением Бжезинский считал установление дипломатических отношений с Китаем, почву для которого подготовили до него Никсон с Киссинджером. Несмотря на возражения госдепартамента, в мае 1978 года он полетел в Пекин и начал переговоры, которые семь месяцев спустя принесли плоды.

Бжезинский часто переигрывал своего оппонента Сайруса Вэнса, бывшего у Картера госсекретарем. В апреле 1980 года, воспользовавшись тем, что Вэнс был в отпуске, он настоял на рейде для освобождения американских дипломатов, захваченных в 1979 году в Тегеране последователями аятоллы Хомейни.

Рейд, носивший кодовое обозначение Desert One, закончился катастрофическим провалом. Три участвовавших в нем вертолета были выведены из строя из-за поломок. Когда командование дело отбой, один вертолет врезался в стоявший на земле транспортный самолет С-130. Погибли восемь десантников.

Вэнс, который, по его словам, был потрясен и зол, подал после этого в отставку.

Главный советник

Критики говорят, что причиной опрометчивой операции была всегдашняя зацикленность Бжезинского на советской угрозе: он доказывал, что если США пойдут по пути санкций и дипломатического нажима на Иран, то тот переметнется на сторону Москвы.

Скептики считали это маловероятным в свете фундаменталистского мировоззрения правивших в Тегеране мулл.

Бжезинский также надеялся, что если операция увенчается успехом, это вдохнет в Америку новые силы, в которых она, по его словам, сильно нуждалась уже лет двадцать. Бжезинский имел в виду последствия плохо кончившейся для США Вьетнамской войны. Он неоднократно сетовал, что под влиянием этого конфуза Демократическая партия стала давать слабину на внешнеполитическом фронте.

Провал рейда в Иране сделал переизбрание Картера на второй срок маловероятным. Иран отпустил заложников за день до инаугурации Рональда Рейгана.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Збигнев Бжезинский (справа) и тогдашний премьер-министр Израиля Менахем Бегин (слева) играют в шахматы в Кемп-Дэвиде

Бжезинский сыграл роль в вознесении Картера, который был сначала мало известен в стране. В 1973 году Дэвид Рокфеллер создал так называемую Трехстороннюю комиссию, которая должна была служить форумом для политиков и видных бизнесменов Северной Америки, Западной Европы и Японии. Бжезинский сделался ее первым директором и год спустя пригласил в комиссию Картера, который был тогда губернатором Джорджии и растил на своей ферме арахис.

Картер победил более известных демократов и потом республиканца Джеральда Форда и стал президентом. Бжезинский сделался его помощником по нацбезопасности и быстро растолкал локтями других сановников, став главным советником Картера по внешней политике.

После ухода с госслужбы он продолжал влиять на умы десятками книг, преподаванием, публичными лекциями и выступлениями по телевидению. У него был сильный польский акцент и пронзительный взгляд.

Рассуждая о внутренних делах, Бжезинский проповедовал сокращение имущественного разрыва между богатыми и бедными, перестройку финансовой системы США с тем, чтобы она перестала играть на руку "алчных спекулянтов с Уолл-стрит", и борьбу с изменениями климата.

У него осталась вдова, скульптор Эмили Бенеш, внучатая племянница бывшего президента Чехословакии Эдварда Бенеша, дочь Мика, ведущая утренней передачи кабельного телеканала MSNBC, и сыновья Марк и Иан.

Похожие темы

Новости по теме