Книги Марины Эйбрамс расскажут детям о Центральной Азии

обложка книги Правообладатель иллюстрации Marina Abrams

Центральную Азию последние несколько лет чаще всего вспоминают, когда речь идет о миграции, нестабильности на границах с Афганистаном и угрозе терроризма. При этом мало кто задумывается, что этот регион с 65-миллионным населением богат историей и культурными традициями, уходящими корнями в глубокую древность.

Но одно дело - рассказывать о Центральной Азии взрослым людям, совсем другое - детям, которые живут за тысячи километров от нее.

Американская писательница Марина Эйбрамс запустила уникальную серию книг "Барзу и его мир", который познакомит детей от 3 до 12 лет в разных уголках планеты с культурным многообразием и историческим богатством региона Центральной Азии.

В интервью корреспонденту Русской службы Би-би-си Аноре Саркоровой автор проекта Марина Эйбрамс рассказала, что сейчас идет сбор народных средств на издание первой книги из этой серии под названием "Голубые купола и оранжевые крыши". Стоимость проекта оценивается в 18 тысяч долларов.

Image caption Марина Эйбрамс: "Центральная Азия не может не вдохновлять"

Марина Эйбрамс: Две кружки с графикой известного таджикского художника Фарруха Негматзаде, привезенные мужем из Таджикистана, стали началом истории, вдохновившей меня сесть за написание книги о Центральной Азии.

До этого было мое детство, прошедшее в маленьком уйгурском городке в Казахстане, путешествия по миру, год жизни в Таджикистане и большая любовь к Центральной Азии. Все это как части мозаики, которая вдруг собралась в одну картину, когда в доме появились эти кружки.

Я сочинила несколько восточных историй и рассказывала сыну перед сном. Он попросил рассказать ему еще. Ага, - думаю - значит, интересно ребенку. А может быть и другим детям будет интересно?

Правообладатель иллюстрации Marina Abrams

Центральная Азия не может не вдохновлять! Все там для меня родное и близкое - вода, горы, отношения людей. И ощущаешь это еще острее, когда поживешь за пределами региона, а потом прилетаешь обратно, едешь утром в такси из аэропорта и готова расцеловать каждый побеленный ствол дерева - ведь только здесь их белят! Даже хочется обнять каждого дворника - так люблю этот звук подметающей метлы в 6 утра.

К тому же, когда путешествуешь, то на всё уже смотришь с любопытством исследователя и постоянно задаешь вопросы: а почему вот здесь так, а там вот так? И твое восприятие места и времени меняется и развивается по спирали.

Центральная Азия - это кладезь для рассказчика! Более ста этнических групп, которые проживали в регионе веками, перемешивались, но все-таки каждая сохранила какую-то свою уникальность.

Один таджик, узнав, о чем я пишу книгу, спросил меня: "А разве это кому-то интересно?"

Конечно, интересно! Главное, чтобы уже в детстве привить эту заинтересованность и любопытство ко всему окружающему: к своей улице, городу, стране, региону, миру. Ведь удивительное рядом!

В своей книге я хочу показать самим выходцам из Центральной Азии, что не всегда нужно ехать за тридевять земель, чтобы познать что-то новое и интересное.

В Таджикистан я попала уже будучи взрослым человеком. Я бы сравнила жизнь в нем с реабилитационным санаторием после двух лет напряженной учебы в Калифорнии. Тихий уютный Душанбе с добрыми соседями. Мимо дома проезжали троллейбусы, автобусы, во дворе играли мальчишки, какой-то старик продавал веники, женщины в восемь утра приносили по два-три ведра малины.

Не успевали мы зайти домой, как через пять минут раздавался звонок в дверь - это нам принесли плов. Всем двором пекли лепешки в тандыре, готовили плов, мешали сумалак на Навруз. Правда, двора этого уже нет. Все снесли под новую постройку.

Моя книга может заинтересовать не только детей, но и взрослых. Уверена, даже жители Таджикистана и Узбекистана откроют для себя много нового, прочитав ее.

Би-би-си: Что нового вы узнали о месте, знакомом с детства?

Марина Эйбрамс: об этом я весьма подробно написала в своей книге. Я была удивлена тем фактом, что городские таджики и узбеки мало знают о том, как изготавливаются тандыры (национальные печи для выпекания лепешек - прим. Би-би-си). А ведь тандыр, горные таджики его называют танур, - основа основ.

Правообладатель иллюстрации Marina Abrams

Я спрашивала друзей, но никто не мог толком мне рассказать. Я просила найти мастера, что делает печи. Но никто не знал, где его найти. Многие отправляли меня на Youtube. Дошло до того, что один человек сказал мне: "У нас их вообще уже никто не делает. Все везут из Китая". Не может такого быть! Страна лепешек и нет тандырных мастеров? Как такое может быть?

Пришлось ехать, разыскивать, расспрашивать в Душанбе и в моем родном казахском городе Жаркенте. Сами мастера чрезвычайно были удивлены таким вниманием и множеством подробных вопросов. Всё выяснила! Так интересно! У каждого мастера свои секреты, свои технологии, начиная от выбора материалов и заканчивая обжигом.

Легенда бабушки о том, как купец из города с голубыми куполами отправился в Индостан, потребовала от меня поисков информации о местных племенных танцах Раджастана, потому что на иллюстрациях должен был быть настоящий этнографический материал. Легенду, конечно, я сама выдумала, но опять же, опираясь на реальные факты.

Би-би-си:Иллюстрации к вашей книге подготовил известный таджикский художник Фаррух Негматзаде, который специально прилетел в США из Таджикистана. Не проще ли было найти в Америке художника для книги?

Марина Эйбрамс: Графика Фарруха Негматзаде меня вдохновила, поэтому я решила, что иллюстратором должен быть именно он. Мне хотелось рассказывать о Центральной Азии глазами людей, которые там выросли. Фаррух Негматзаде поверил в проект, бросил все дела и прилетел в Америку. Для книги он создал 35 прекрасных ярких иллюстраций. Как два творческих человека мы почти над каждой иллюстрацией горячо спорили и обсуждали малейшие детали. Для Фарруха Негматзаде были важны сочетания цветов, образность, сказочность. Для меня же были важны этнографические моменты, наличие в иллюстрациях тех или иных предметов, соответствие тексту и действительности.

Би-би-си:После Таджикистана вы жили и работали в Москве. Сейчас там трудятся миллионы трудовых мигрантов из стран Центральной Азии, многие из которых до сих пор воспринимают Россию не как заграницу, а считают ее своей родиной. В России, напротив, отношение к мигрантам изменилось. Они стали чужими.

Правообладатель иллюстрации Farrugh Negmatzade
Image caption Фаррух Негматзаде поверил в проект, бросил все дела и прилетел в Америку

Марина Эйбрамс: Для меня это очень больная тема. Когда я жила в Центральной Азии, то считала себя русской, но приехав впервые из тихого Душанбе в Москву, вдруг осознала, что я до мозга и костей - среднеазиатский человек. И сразу же, ведомая каким-то инстинктом, я нашла таджиков на базаре, подружилась с ними. Возможно, для москвичей они просто трудовые мигранты. Для меня - родные люди! Я знала, что вот, например, эта женщина из Самарканда продает сейчас фрукты и овощи, но по образованию она преподаватель русского языка и литературы, а ее одиннадцатилетний сын не может даже мусор вынести из квартиры - местные мальчишки бьют его с криками "черный!"

Я понимаю и надеюсь, что не все россияне так относятся к жителям Центральной Азии. Но также знаю и ужасающую статистику случаев избиений и издевательств над мигрантами. А это значит, что существует некое равнодушие со стороны общества и политиков к такой ситуации.

Правообладатель иллюстрации Marina Abrams

Я из Казахстана, где казахские женщины спасали заключенных Акмолинского лагеря жен изменников Родины (А.Л.Ж.И.Р.) от голода, бросая им белые шарики. Охранники думали, что это камни, а это был курт - затвердевший творог. Сколько узбекских и таджикских семей приютили русских эвакуированных во время войны. Ведь это - совсем недавняя наша общая история. Не от хорошей жизни люди едут далеко от дома и родных на заработки. Им и так тяжело.

Мне хотелось бы, чтобы моя книга стала мостиком взаимопонимания и уважения между народами.

Новости по теме