Борьба с глобальным потеплением: справится ли мир без Америки?

Фрекиновое предприятие в Калифорнии Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Сумеет ли мир без Америки преодолеть углеводородную зависимость?

Президент США Дональд Трамп пересматривает участие страны в Парижском соглашении по изменению климата.

Соглашение было подписано 197 странами в декабре 2015 года. На сегодняшний день его ратифицировали 147 стран, в том числе и Соединенные Штаты.

Соглашение предусматривает:

  • ограничение выбросов парниковых газов до уровня, когда их будут полностью поглощать растения и океаны, до конца текущего столетия
  • замедление роста среднегодовой температуры с тем, чтобы она не превышала более чем на два градуса среднегодовую температуру планеты в доиндустриальные времена
  • создание финансового фонда, с помощью которого богатые страны будут помогать бедным переходить на более чистые виды энергии

В поддержку Парижского соглашения вновь выступил Китай, который в партнерстве с ЕС сможет теперь возглавить движение по борьбе с глобальным потеплением и переходом на чистую энергию. Совместное заявление по изменению климата и чистой энергии согласовывалось в Пекине и Брюсселе больше года.

Для Дональда Трампа выход США из Парижского соглашения - это реализация на практике лозунга "Америка превыше всего" и выполнение предвыборного обещания.

Националисты от экономики в команде Трампа, например, старший советник президента Стив Бэннон, видят в этом сигнал миру о том, чьи интересы Америка блюдет в первую очередь.

Консерваторы в принципе недолюбливают защитников окружающей среды, считая их загримированными социалистами.

Что означает выход из Парижского соглашения для мира и для Соединенных Штатов?


Алексей Кокорин, директор программы "Климат и энергетика" Всемирного фонда дикой природы:

Ситуацию надо рассматривать с нескольких сторон. Во-первых, насколько это повлияет на долгосрочный ход глобальных выбросов парникового газа? Повлияет слабо, потому что ход выбросов в США все равно определяется в основном коммерческими причинами и трендами развития экономики страны.

Сейчас выбросы на 17% ниже, чем в 2005 году, когда начали вести учет. Задача на 2025 год - это 26%, но, наверно, без стимулирующих действий, которые планировало правительство Обамы, эта цифра будет несколько меньше, скажем, 24%. Но нисходящий тренд все равно должен остаться.

Если к этому добавить, что в 2023 году конвенции по климату будут пересматриваться, в США в это время, скорее всего, будет совсем другая администрация. Главное - это низкоуглеродный тренд, то есть упор не на расширение производства, а на высокотехнологичные продукты. Вряд ли в США что-то кардинально изменится от решения Трампа.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Недавно акционеры Exxon Mobil проголосовали за то, чтобы руководство оценило, как борьба с климатическими изменениями скажется на доходах компании

Другой момент: как это повлияет на работу американских компаний за рубежом. Я думаю, тоже вряд ли повлияет. Это вопрос экономический, просчитанный, не зря многие американские компании решение Трампа не поддерживают. Инвестиции в низкоуглеродное развитие развивающихся стран могут быть засчитаны как климатическое финансирование.

Теперь о тех моментах, где решение о выходе из Парижского соглашения окажет далеко не нулевой эффект. Во-первых, это уменьшение грантовой помощи наиболее слабым и бедным странам - это здравоохранение, сельское и водное хозяйство. То, что на коммерческой основе сделано быть не может.

С выходом США из соглашения общая сумма, которую эти страны могут получить, снижается примерно на 25%, а это около пяти миллиардов долларов ежегодно. И это не кредиты, это именно гранты.

И еще один момент: психологически это окажет большое влияние на все мировое сообщество, прежде всего, на те слои населения, которые не очень задумываются о том, что происходит, что Парижское соглашение - лишь отражение глобального тренда. Это, конечно, произведет впечатление, что в нем как-то не все чисто, раз уж Америка в нем не участвует.

Да и сама проблема климата будет отнесена ими к разряду спорных. Вряд ли они задумаются о том, что Трамп в борьбе против Обамы и в угоду популизму пообещал выйти из Парижского соглашения, а теперь вынужден выполнять обещанное. Больше за этим не стоит ничего.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Парижское соглашение впервые накладывает на подписавшие его страны определенные юридические обязательства

Анатолий Швиденко, ведущий научный сотрудник Международного института прикладного системного анализа:

Конечно, это печально, потому что это первая экономика мира. Но я бы не стал чрезмерно драматизировать ситуацию. Во-первых, президенты нигде не вечны, тем более в Соединенных Штатах. Во-вторых, в Америке сильно развито гражданское общество, и как это будет воспринято, как будут реагировать отдельные штаты и города, - это отдельный вопрос.

Борьба с глобальным потеплением - это только в первом, примитивном приближении борьба с вредными выбросами. На самом деле, это вопрос глобального развития. Эта борьба ведет к существенным технологическим усовершенствованиям, к все меньшему использованию грязных источников энергии. Борьба с глобальным потеплением - это столбовая дорога цивилизации.

Есть мнение, что все это придумано, что Межправительственная группа экспертов по изменению климата - политизированная организация. Я лично принимал участие в составлении трех докладов МГЭИК и глубоко убежден, что это единственное место, где есть доказательства, пусть и не стопроцентные, что потепление есть и будет продолжаться в соответствии с представленными научным сообществом причинами.

Я убежден, что в долгосрочной перспективе выход США из Парижского соглашения большого значения не имеет. Тем более, что Россия, Китай и Европейский Союз это соглашение поддерживают.


Алексей Байер, американский экономист и политолог:

Это решение, несомненно, политическое, основанное на не слишком долгосрочных расчетах Трампа. С точки зрения макроэкономики, никакой разницы в экономике США мы не увидим.

Во-первых, даже при самом быстром и оперативном выходе из Парижского соглашения, этого не произойдет до 2020 года, а окончательно сам выход случится уже после следующих президентских выборов.

Во-вторых, для американской экономики разницы не будет никакой. ВВП Соединенных Штатов уже давно растет за счет сферы услуг, а потребление нефти, газа, угля не увеличивается. Эта тенденция будет продолжаться, и экономика вряд ли начнет развиваться более энергоинтенсивно.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Трамп обещал американским угольщикам новую жизнь. Но угольной индустрии США это вряд ли поможет

Угольная отрасль, которую Трамп пытается возродить, не восстановится. Уголь - это дорогое и грязное топливо, но главное, в угольной индустрии занято очень небольшое количество работников. В одной Калифорнии больше людей занято в сфере чистой энергии, чем угольщиков во всей стране.

Даже в Америке, которая немного отстает от Европы в использовании новых видов энергии, этот процесс уже прошел точку невозврата, и в отрасль вложено достаточно денег, чтобы она продолжала развиваться.

То же самое происходит с инновациями: огромные деньги крутятся в американских венчурных фондах, в фондах развития, в разных стартапах, которые занимаются именно этим вопросом. Сюда деньги, скорее всего, будут приходить и дальше.

Я думаю, мы увидим краткосрочный отток капитала, просто потому, что с выходом из Парижского соглашения увеличиваются политические риски, но все вернется на прежние позиции буквально через несколько недель.

И еще один момент: например, Калифорния - огромная, важнейшая административная единица Соединенных Штатов, практически отдельная страна, - не собирается ничего менять, включая даже требования к экономичности новых автомобилей, принятые еще при Обаме.

Трамп собирается его отменить, но в Калифорнии оно все равно останется. Поскольку Калифорния - очень важный рынок для американского автопрома, он будет и дальше увеличивать энергоэффективность своих автомобилей.

Похожие темы

Новости по теме