Общественная палата: кто эти люди и зачем они нужны?

Заседание Общественной палаты Правообладатель иллюстрации Dmitriy Serebryakov/TASS
Image caption Общественная палата существует с 2005 года, а идея ее создания появилась после трагедии в Беслане и отмены губернаторских выборов

В среду завершилось формирование нового состава Общественной палаты России. Этот орган появился 12 лет назад. По замыслу Кремля он должен был стать самым заметным институтом гражданского обществ. А что получилось в итоге и почему критики называют его имитацией, Русская служба Би-би-си спросила экспертов.

Общественная палата формируется в три этапа. Сначала президент Владимир Путин назначает 40 членов палаты, еще 85 выдвигают региональные общественные палаты, а потом они вместе избирают последних 43 членов. Этот этап и завершился в среду.

Первый состав был сформирован по федеральному закону "Об Общественной палате" в 2005 году по инициативе Владислава Суркова, занимавшего тогда должность первого замглавы администрации президента и курировавшего внутреннюю политику. Цель ее работы сформулирована в законе: защита прав и свобод граждан и общественный контроль за органами власти.

В 2014 году часть членов избирались интернет-голосованием, что привело к скандалу - независимые от власти правозащитники утверждали, что их соперники победили за счет накрутки голосов.

В этот раз обошлось без скандалов. Однако, как сообщил Би-би-си на условиях анонимности собеседник в Общественной палате, члены палаты получили из Кремля инструкцию, за каких именно 43 членов из третьей части состава нужно голосовать.

Руководитель пресс-службы Общественной палаты Наталья Галанина сказала Би-би-си: "Мне неизвестно ни о каком списке из администрации президента".

В итоге места в палате лишились телеведущий Николай Дроздов, глава проекта "СтопХам" Дмитрий Чугунов, бывший московский префект Александр Музыкантский и другие. А вошли в палату, в частности, член президентского совета по правам человека Мария Каннабих, поэт Андрей Дементьев и руководитель фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам" Елена Альшанская.

Критики считают, что власть создала Общественную палату, чтобы подменить настоящие институты гражданского общества органом, который будет симулировать активность граждан. Что об этом думают бывшие и действующие члены палаты, а также эксперты, и зачем вообще нужен этот орган, выясняли корреспонденты Русской службы Би-би-си.

Глеб Павловский, политолог

Впервые концепция Общественной палаты обсуждалась на Гражданском форуме в Кремле еще в 2001 году. Идея была в том, чтобы ввести новую, общественную, силу в политику.

Предполагалось создать независимый коллективный консультант как власти, так и самого гражданского общества, и партий и отдельных чиновников, объединяющий в себе возможность вести общественную работу, контролировать власти общественными силами и доносить результаты и до властей, и до общества.

Но в 2004 году идея воскресла уже в другой форме - как идея лишения гражданских союзов собственной политики.

Общественная палата не имела статуса какого-то независимого гражданского контролера для власти. В этом вопросе Владислав Сурков всегда был противником независимого контроля - это часть его политической философии.

О многом говорит момент появления [Общественной палаты] - одновременно с аннулированием всей прежней политической выборной инфраструктуры после Беслана. "Да, мы запретили выборы губернаторов, идите дискутировать в Общественную палату". Это был, конечно, имитационный механизм.

Кандидатуры членов палаты тогда обсуждались на совещаниях в администрации президента, но если Сурков не боялся включать туда независимых правозащитников, то с приходом в администрацию президента Вячеслава Володина это было прекращено. Последний состав был рептильным - рептильная Общественная палата, которая работала по повестке дня, которую ей спускали.

Елена Тополева-Солдунова, член Общественной палаты

Общественная палата определенно является неким ресурсом. Другое дело, кто и как этим ресурсом распоряжается.

Если ты человек активный, хочешь работать на благо общества, то с этим статусом у тебя больше возможностей, чем у рядового активного гражданина: выступать в СМИ в качестве члена Общественной палаты, проводить общественные слушания, общаться с чиновниками.

К сожалению, всегда были и будут люди, которые получили статус (члена палаты) и больше их никто не видел.

Кто-то вносит предложения в законопроекты. Я пытаюсь продвинуть тематику НКО, чему-то их научить, познакомить их с лучшим опытом.

Мы убедили дружественное министерство труда, что необходима реформа психоневрологических интернатов, и они создали рабочую группу с участием общественности. Пока, правда, в работе группы некоторая пауза. Но я уверена, что работа будет продолжена.

Андрей Колесников, политолог

Мне кажется, что это абсолютно имитационая структура, которая существует исключительно на правах элемента корпоративного государства - то есть государства, которое желает контролировать все с помощью квази-общественных структур.

Собственно, это государство само себе придумывает воображаемое гражданское общество и пытается с ним наладить отношения. Если в этой системе имитационный даже парламент, так почему бы структурам гражданского общества не быть имитационными?

Эта модель совершенно неработоспособна, она не имеет отношения к собственно гражданскому обществу. Степень ее эффективности такова, что никто не слышал о результатах ее [Общественной палаты] работы: чтобы она когда-то кого-то защитила, кому-то помогла.

Андрей Колядин, политолог, бывший сотрудник администрации президента

В условиях, когда большинство подобных общественных структур симуляционные, говорить о великой роли Общественной палаты неправильно.

У нас Дума пытается вернуть себе конституционные права и возможность влияния на общество, а политические партии вместо борьбы за власть (в чем, собственно, и состоит их основная задача) всяческим образом демонстрируют политическую поддержку власти.

И свободная пресса в настоящий момент не настолько свободна, чтоб не управляться политическими и экономическими элитами.

В этих условиях говорить о том, что Общественная палата обладает невиданными функциями, нельзя.

Но и говорить, что это какая-то ненужная организация, тоже нельзя, особенно в случае изменения или реформы политической системы.

В последнее время власть выбрала риторику возвращения гражданских институций, и, если это произойдет, Общественная палата может стать настоящим драйвером политических или гражданских процессов.

Кристина Потупчик, бывший член Общественной палаты, бывший пресс-секретарь движения "Наши"

Конечно, Общественная палата не идеальная институция. Палате как представительному органу и общественному институту есть куда развиваться, и я не могу сказать, что она эти возможности игнорирует.

Действительно, многие критикуют Общественную палату за то, что каких-то "вау-результатов" она не показывает.

Однако дело в том, что в России и общественные, и государственные институты устроены таким образом, что победить ошибку неповоротливых забюрократизированных структур и ведомств можно только еще большей бюрократией и "аппаратничеством".

Даже будучи членом палаты, к сожалению, очень сложно добиться признания ошибки, отмены уже вынесенных решений, какими бы подчас странными они ни выглядели, и привлечь виновных к ответственности.

Так, власть озабочена созданием образа будущего, молодежной политикой, высокими технологиями, IT. Путин встречается с Виталиком Бутериным, ключевой фигурой блокчейн-индустрии. А в СИЗО продолжает сидеть преподаватель математики, программист Дмитрий Богатов, чья единственная вина в том, что он установил у себя дома узел Tor, стремясь сделать свой вклад в технологический прогресс общества. Продолжаются антиэкстремистские суды за репосты и лайки в соцсетях.

Вообще, вопрос эффективности палаты - это вопрос лоббистских возможностей и бюрократического опыта ее членов.

Но это не отменяет того, что палате и многим ее членам действительно удается в таких условиях чего-то добиваться. Это, безусловно, заслуживает уважения.

Николай Сванидзе, бывший член Общественной палаты, журналист

Как сейчас работает Общественная палата, я не знаю - я в ней уже три года не состою. В публичном пространстве такое ощущение, что Общественная палата выполняет функцию запасной законодательной власти - она поддерживает все начинания исполнительной власти, подкрепляет их с общественной стороны.

Я ее бывший член, и не дай бог, если мои слова будут восприняты как запоздалая ревность с моей стороны, но сейчас я не понимаю, для чего она [нужна].

В свое время она создавалась как определенный выход пара, как мнение общественности, и не только официальной. Там были серьезные публичные фигуры, достаточно независимые, чтобы не работать по приказу.

Понемножку влияние Общественной палаты снижалось. В любом случае, она никогда не могла заменить ни нормальную законодательную власть, ни нормальные общественные интституты.

Но, повторяю, там были люди, которые могли у микрофона высказать свое независимое мнение. Сейчас их там осталось совсем мало - их можно пересчитать буквально по пальцам одной руки.

Новости по теме