Адвокаты семьи Немцова отказались давать советы присяжным

  • 6 июня 2017
Бахаев Правообладатель иллюстрации Красильников Станислав/ТАСС
Image caption Хамзат Бахаев обвиняется в том, что перевозил на своей машине предполагаемых исполнителей убийства Немцова

В Московском окружном военном суде на процессе по делу об убийстве Бориса Немцова продолжились прения сторон - во вторник выступали прокурор Алексей Львович, адвокаты дочери Немцова Ольга Михайлова и Вадим Прохоров, а также защитник одного из подсудимых Заурбек Садаханов.

Главным событием второго дня прений стало заявление представителей потерпевшей стороны о том, что в ходе процесса государственному обвинению так и не удалось представить убедительных доказательств причастности к убийству Немцова Хамзата Бахаева.

"Мы не уверены что Следственный комитет представил достаточно доказательств виновности Бахаева, в связи с чем мы сомневаемся в доказанности его вины", - сказала адвокат Ольга Михайлова.

"Следствию не удалось собрать достаточных данных для привлечения к ответственности Бахаева. Возможно, уважаемый Хамзат Бахаев знал о готовящемся преступлении и в чем-то помогал остальным обвиняемым, но доказательств этому мы не увидели", - в свою очередь заявил Вадим Прохоров.

В целом адвокаты Жанны Немцовой, дочери убитого политика, оценили работу следствия как неудовлетворительную, так как, по их мнению, до сих пор не установлены заказчики и организаторы убийства.

Удобное место для убийства

В отличие от прокурора Марии Семененко, выступавшей в минувший четверг почти семь часов, ее коллега Алексей Львович ограничился небольшой часовой речью, в которой лишь еще раз напомнил присяжным основные доказательства обвинения и противоречия в позиции защиты.

По словам Львовича, нет никаких сомнений в том, что убийство Немцова тщательно готовилось - злоумышленники знали, что преступление вызовет большой общественный резонанс.

С одной стороны, известность Немцова облегчала поиск информации о нем, но с другой, считает обвинение, "хаотичный" образ жизни политика затруднял преступникам выбор времени и места для исполнения убийства.

"Как ни странно прозвучит, самым удобными местом была пешеходная дорожка Большого Москворецкого моста в самом центре Москвы", - сделал неожиданный вывод прокурор Львович.

Он повторил главный тезис своей коллеги Семененко о том, что "еще до признательных показаний следствите знало, кто совершил преступление".

Третий представитель обвинения, военный прокурор Антуан Богданов решил не принимать участия в прениях.

Молчание вызывает сомнения

Представитель пострадавшей стороны адвокат Михайлова начала свое выступление с признания присяжным: по ее словам, она не может дать им совет, какой вердикт вынести по этому делу, так как совершенно не удовлетворена тем, как проведено следствие.

Тем не менее, Михайлова согласилась с гособвинением в том, что вниманию присяжных был представлен целый ряд весомых доказательств причастности подсудимых - за исключением Хамзата Бахаева - к этому преступлению.

В числе этих доказательств - генетические следы Заура Дадаева, Анзора и Шадида Губашевых, а также погибшего при задержании Беслана Шаванова, найденные в машинеZAZ Chance, которая использовалась для слежки за Немцовым.

"Имея такие данные, говорить, что они не имеют к нему [автомобилю] отношения, нет никаких оснований", - считает Михайлова.

У адвоката нет сомнений в том, что двое мужчин, следивших за Немцовым у ГУМа перед убийством, это Беслан Шаванов и Анзор Губашев.

Адвокат Михайлова подчеркнула, что признательные показания Дадаева и Губашевых подтверждают, что они причастны к убийству Немцова.

Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption Непосредственным исполнителем преступления следствие считает Заура Дадаева

Представитель стороны потерпевших вообще предпочитала использовать весьма неконкретное выражение "причастны к преступлению", тем самым оставляя присяжным судить о том, в чем именно заключалась роль в преступлении каждого из подсудимых.

По словам Михайловой, подсудимые имели возможность представить свою версию событий, но не воспользовались ей.

"Нежелание подсудимых отвечать на вопросы неизбежно вызывает сомнения. На мой взгляд, подсудимые не были честны, не были убедительны. Они не сумели убедить в своей непричастности к убийству Немцова", - сделала вывод Михайлова.

Как и прокурор Семененко, адвокат законичила свое выступление рассуждением о прямых и косвенных доказательствах, однако была менее категорична в своем обращении к присяжным.

"Да, мы видим только косвенные доказательства. Вопрос, достаточны ли эти доказательства, можете решить только вы, и мы ждем вашего ответа", - заключила Михайлова.

"Кадыровский Джеймс Бонд"

Адвокат Вадим Прохоров посвятил большую часть своего выступления обличению плохой, по его мнению, работы следствия, которое не смогло, а возможно и не хотело выяснить всю правду об убийстве Немцова.

"К великому сожалению, это убийство стало закономерным следствием ситуации, когда травля оппозиции стала обыденной. На Немцова часто нападали и до этого. Но никто за это не был привлечен к ответственности. Все это породило чувство полной безнаказанности. В широком политическом смысле ответственность лежит на действующем режиме", - заявил адвокат Прохоров.

По его мнению, не может быть никаких сомнений в том, что единственным мотивом заказчиков убийства было пресечение политической общественной деятельности Немцова.

"Следствие потерпело фиаско - заказчики не задержаны и не установлены", - напомнил Прохоров.

Правообладатель иллюстрации Huw Evans picture agency
Image caption Гособвинение считает доказанной вину всех пятерых подсудимых

В своей речи Прохоров заострил внимание на личности Руслана Геремеева, имя которого постоянно звучит в связи с этим делом.

"Кто такой этот Руслан Геремеев, о котором тут много говорилось?" - задалася он вопросом и сам ответил: некий солидный человек, чей авторитет признавали все обвиняемые, а не только Заур Дадаев, бывший непосредственный подчиненный Геремеева в чеченском батальоне "Север".

Дадаев и Руслан Мухудинов (организатор преступления по версии обвинения) возили Геремеева на его "Мерседесе" в качестве водителей. Прохоров напомнил присяжным номер его машины - 007 - и тут же пошутил: Геремеев - это "кадыровский Джеймс Бонд на спецоперации в Москве".

Прохоров вслед за адвокатом Михайловой выделил из всех подсудимых Хамзата Бахаева, вина которого, по мнению адвоката, так и не была убедительно доказана.

Остальных подсудимых он считает причастными к преступлению, но также не стал вдаваться в подробности того, кто в чем конкретно виноват.

"Распределение ролей в преступлении Дадаева и Шаванова мне кажется не исчерпывающе расследованым. Мне кажется, что Дадаев пригласил своего такого же тренированного друга Шаванова принять участие в преступлении. По крайней мере он пригласил его в Москву, послал Шадида Губашева за ним в аэропорт", - напомнил Прохоров.

Выступление свое он закончил признанием, что "нам больше всего хотелось бы, чтобы на этом месте [на скамье подсудимых] сидели организаторы и заказчики данного преступления, и я уверен, что когда-нибудь они там будут".

"Факты отказываются подчиняться обвинению"

На фоне вречи Прохорова выступление адвоката Заурбека Садаханова, представляющего интересы Хамзата Бахаева, выглядело менее выигрышным, однако Садаханов буквально по полочкам разложил перед присяжными прозвучавший до этого уже дважды тезис о недоказанности вины его подзащитного.

В первую очередь адвокат процитировал обвинительное заключение: все, что следствие вменяет в виду Бахаеву. И тут же обратил внимание присяжных, что ни по одному из пунктов гособвинение доказательств не представило - ни в части "вступления в приступный сговор не позднее сентября 2014 года", ни в части сбора информации о Немцове и "перевозке" других членов группы по Подмосковью.

Садаханов напомнил присяжным результаты нескольких экспертиз, которые однозначно установили, что следов Бахаева не найдено ни в машине ZAZ Chance, ни в квартирах на улице Веерной. Нет, по его словам, следов Бахаева и в других машинах, на которых ездили остальные подсудимые, - ни в "Мерседесе" Геремеева, ни в БМВ Шадида Губашева.

Собственная же машина Хамзата Бахаева "Лада Приора" даже не была направлена на экспертизу. По мнению адвоката Садаханова, следователи понимали, что не найдут в ней ничего инкриминирующего Бахаева, поэтому решили с ней просто не связываться.

"Это означает, что Бахаев не перевозил членов ОПГ на своем автомобиле по Подмосковью и эта машина не использовалась для совершения преступления", - сделал вывод Садаханов.

По его словам, маршруты перемещений Бориса Немцова и Хамзата Бахаева по Москве и Подмосковью никогда не совпадали, это же подтверждает сравнение биллинга их мобильных телефонов.

"Факты и доказательства отказываются подчиняться обвинению", - резюмировал Садаханов.

В заключение своей речи адвокат пожелал присяжным мужества.

"Было бы бесчестно, если бы я сейчас это не сказал. Власть в этом деле боролась не за истину, власть защищала интересы политического режима. Когда Бахаев выбирал суд присяжных, он надеялся на то, что вы восстановите справедливость, потому что государственной власти давно нет никакого доверия. Я вам желаю мужества, потому что дело это нелегкое", - считает Садаханов.

Прения сторон продолжатся в среду 7 июня.

Новости по теме