Жена журналиста Мухтарлы: никогда не думала, что его похитят в Грузии

Лейла Мустафаева
Image caption Лейла Мустафаева считает, что ее мужа похитили в Тбилиси и передали Азербайджану

Журналисты, общественные организации и международные партнеры Грузии требуют от властей страны ответа на вопрос, как азербайджанский журналист Афган Мухтарлы, который с 2015 года находился в Грузии, оказался под арестом в Баку.

Афгана Мухтарлы последний раз видели в центре Тбилиси перед тем, как он оказался в Азербайджане, где был обвинен в нелегальном пересечении границы, контрабанде и сопротивлении властям.

Грузинские журналисты и активисты подозревают, что Мухтарлы могли похитить из-за его профессиональной деятельности, и полагают, что власти Грузии содействовали Азербайджану в его вывозе из страны.

В знак протеста журналисты пришли на заседание грузинского парламентского комитета по правам человека и гражданской интеграции с черными пакетами на голове и лозунгами "Освободите Афгана" и "Вам это не сойдет с рук".

До настоящего времени власти Грузии говорили лишь, что они расследуют обвинения в похищении азербайджанского журналиста. Грузинское МВД повторило версию, озвученную азербайджанскими властями.

Президент Грузии выразил озабоченность в связи с сообщениями о похищении, а премьер-министр страны осудил тех, кто обвиняет грузинские власти в сговоре с целью похищения.

Ответов от грузинских властей ждет и супруга Афгана Мухтарлы Лейла Мустафаева, которая также работает журналистом и живет в Тбилиси вместе с малолетней дочерью.

В последний раз она говорила с мужем вечером 29 мая. Именно в тот вечер, по ее словам, он не вернулся домой и был похищен в центре Тбилиси.

С Лейлой Мустафаевой встретилась корреспондент Русской службы Би-би-си в Грузии Нина Ахметели.

Би-би-си: Лейла, могли бы вы повторить версию вашего мужа относительно того, что произошло в тот вечер?

Лейла Мустафаева: Он был похищен в Тбилиси, и он считает, что обе страны (Грузия и Азербайджан - Би-би-си) сотрудничали в этом. В ином случае было бы невозможным похитить журналиста в дневное время в центре Тбилиси.

Он сказал, что приехала машина, срезав ему путь и подтолкнув его к стене, и там были четыре человека. Трое из них были в форме криминальной полиции, а один в гражданском. Потом они сменили машину дважды по дороге. Это то, что он сказал своему адвокату. Они надели ему мешок на голову уже когда покинули Тбилиси.

Люди, которые его взяли в Тбилиси и повезли в Баку, говорили на грузинском языке. Они докладывали кому-то выше. Когда они его передали азербайджанской стороне, там уже говорили по-азербайджански.

Би-би-си: Это происходило около семи часов вечера в центре Тбилиси. И никто этого не видел, нет никаких свидетелей?

Лейла Мустафаева: Мы не знаем. Там, в том месте, ведется строительство, рабочие там работают, и они обязательно должны были видеть его.

Би-би-си: Когда вы забили тревогу по поводу его исчезновения?

Лейла Мустафаева: Рано следующим утром. Потому что были случаи, когда он засиживался с друзьями. Я никогда не могла подумать, что его могут похитить в дневное время. Поэтому я не очень волновалась. Я звонила несколько раз, но телефон был отключен. Он мне сказал, что батарейка садится, и я подумала, что телефон просто сел, он с друзьями, и я не хотела его беспокоить. Я никогда не думала о том, что похищение возможно в Грузии.

Би-би-си: Какая информация у вас о его состоянии здоровья на данный момент?

Лейла Мустафаева: Он страдает, во-первых, от диабета. Он должен получать еду, воду и лекарства вовремя. Они доставили ему лекарства и все нормально. Еще его беспокоит сердце. То есть вот эти две проблемы.

Би-би-си: Что касается вас и вашей дочери, вы чувствуете себя сейчас здесь в безопасности ?

Лейла Мустафаева: Министр внутренних дел убедил нас, что все нормально и степень риска снизилась. Уже из его заявления следует, что степень риска была выше. Я все-таки беспокоюсь, но они меня уверили в том, что я буду в безопасности, и даже предложили меры безопасности.

Би-би-си: Вы отказались от получения грузинского гражданства. Могли бы вы объяснить почему?

Лейла Мустафаева: Было три причины. Первая - в 2016 году, в сентябре, они отказали мне в предоставлении вида на жительство, сказав, что я занимаюсь опасной деятельностью и это против государственных интересов Грузии. Это было подобно травме для нас. До этого я была вызвана в антитеррористический департамент, и там меня допрашивали о моем приезде в Грузию, что я делаю в Грузии.

Вторая причина отказа в том, что мой муж был похищен здесь. Я не могу позволить себе принять это предложение как дар, потому что наши права были здесь нарушены.

И третье, я думаю, они собираются каким-то образом реабилитировать имидж страны, сказав: "Cмотрите, мы уже предоставили ей и ее дочери гражданство". Я не согласилась, потому что это выглядит как шоу.

Проблема Афгана сейчас гораздо приоритетнее моей - он под угрозой, его жизнь под угрозой, его свобода уже была ограничена. Если премьер-министр был бы искренним, если бы они были искренние, они должны были предложить гражданство не мне и моей дочери, а моему мужу. Но они этого не сделали. Поэтому я отказалась.

Би-би-си: Вы переехали в Грузию с мужем и дочкой в январе 2015, что стало причиной переезда тогда?

Image caption Некоторые журналисты и активисты в Грузии обвинили власти в сговоре с целью похищения их коллеги

Лейла Мустафаева: Меня тогда приняли в Грузинский институт общественных дел, но я должна была приехать 19 января 2015 года. Он приехал сюда пятого января, из-за притеснений - Хадиджа [Исмаилова] была арестована, представители неправительственных организаций, и он был допрошен в связи с "Радио Свобода". Немного позднее он получил информацию о том, что они его тоже собираются арестовать. И он приехал в Грузию первый, раньше меня и дочери.

Би-би-си: Намерение его арестовать, если это не слухи, могли быть связаны с какой-то его статьей. Тогда он работал на "Радио Свобода"?

Лейла Мустафаева: Нет, он не работал на "Радио Свобода", он просто тогда согласился оставаться с Хадиджой в качестве телохранителя, потому что она его попросила и сказала, что верит только ему и хочет, чтобы он был с ней в течение всего дня. Он был допрошен в связи с этим.

Би-би-си: В то время он работал также журналистом или только "телохранителем"?

Лейла Мустафаева: К тому время он уже сделал расследования, которые касались министерства обороны. Если бы Хадиджа не попросила, он бы продолжал работать журналистом.

Это был короткий период, когда он оставался с ней в течение всего дня, и было невозможно продолжать журналистскую деятельность. Это было очень недолго, и позднее он вернулся [в журналистику].

Би-би-си: Его выбор тогда, в 2015 году, пал на Грузию, потому что вы здесь учились?

Лейла Мустафаева: Нет, не поэтому. Грузия была более-менее безопасной страной, поэтому он бежал вначале сюда.

Би-би-си: Вы действительно чувствовали себя здесь в безопасности?

Лейла Мустафаева: В тот период, в 2015 году, да. Но после того, как его статья (о предполагаемом бизнесе семьи президента Азербайджана Ильхама Алиева в Грузии - Би-би-си) была опубликована, ситуация осложнилась, он всегда чувствовал, что за ним следят. Слежка стала интенсивной, а позднее мне отказали в виде на жительство здесь.

Би-би-си: Вы думаете, что его похищение было как-то связано именно с этой статьей?

Лейла Мустафаева: Никто до этого не писал о его [президента Азербайджана] бизнесе здесь, к тому времени никто не думал, что Алиевы инвестировали в Грузии. Его [Афгана Мухтарлы] расследования из Грузии были первыми о бизнесе Алиевых. И они были очень злы.

Афган также был очень активен здесь и даже организовал протест перед посольством Азербайджана с требованием свободы политическим заключенным и журналистам.

Это портило имидж Азербайджана. Ну и его [Афгана] посты в "Фейсбуке". Он был очень открытым и открыто критиковал власть. Он был арестован по этим трем причинам.

Би-би-си: Вы сказали, что они были злы. Были ли какие-нибудь сигналы, указывающие на это, или кто-то просто говорил, что они раздражены его статьями?

Лейла Мустафаева: Нет, они никак не комментировали статьи. Но слежка - это серьезно. Это значит, что за тобой следят весь день и знают каждый твой шаг. Я считаю, этого достаточно. Они просто следовали за ним, и нашли хорошую возможность схватить его.

В последний день он уже не чувствовал, что за ним следят. Это означает, что они уже спланировали операцию.

Би-би-си: Эта история вызвала уже большой скандал не только в Азербайджане, но и в Грузии… Вы думаете, это было решением президента Азербайджана?

Лейла Мустафаева: Никто не может похитить или даже арестовать журналиста без информирования Алиева. И никому он не был нужен, кроме семьи Алиева, потому что он расследовал здесь бизнес членов семьи Алиева. Это личный приказ Алиева, я уверена на 100% в этом.

Би-би-си: Какие у вас требования к грузинским властям сегодня?

Лейла Мустафаева: Я требую только честного и объективного расследования этого дела. Моим адвокатам до сегодняшнего дня не была предоставлена информация о ходе следствия, хотя и прошла уже неделя. Это означает, что они медленные и тянут время намеренно. Они должны доказать, что он был похищен в Грузии, и мы на 100% уверены в этом, потому что Афган говорил об этом.

Они должны предоставить нам факты. Вначале они говорили, что он сам пересек границу, тогда они должны показать, что он поехал в Азербайджан сам, а не под принуждением.

Они все еще повторяют слова азербайджанской стороны. Даже в первый день, после похищения, они тянули намеренно с расследованием и принятием обращения о его похищении. Они ждали позиции азербайджанской стороны, а потом повторили в точности слова азербайджанской стороны.

После этого были небольшие изменения, но это не означает, что они все делают как надо. У нас все еще нет информации об этом похищении, фактах и кадрах с камер видеонаблюдения.

Я думаю, они не ожидали, что этот вопрос может дойти до такого уровня - уровня имиджа Грузии, который они создавали годами и который разрушился в несколько секунд.

Би-би-си: Как известно, одно из требований - расследование этого дела прокуратурой, а не МВД Грузии.

Лейла Мустафаева: Да, конечно, потому что полиция была вовлечена в это дело, и полиция не может расследовать это. Это будет конфликт интересов. И это не мелкий вопрос - это похищение. Конечно, прокуратура должна расследовать это.

Би-би-си: И каков был ответ?

Лейла Мустафаева: Пока мы не получали ответа от прокуратуры. Адвокат послал этот документ вчера [в понедельник].

Би-би-си: Каким будет ваш следующий шаг?

Лейла Мустафаева: Следующий шаг - это следовать правовым процедурам и подталкивать их к расследованию, мы не собираемся стоять в стороне. Мы будем держать этот вопрос в фокусе как с правовой, так и с публичной точки зрения.

Би-би-си: Мы видели протесты журналистов в Грузии, но есть ли у вас надежды на то, что азербайджанские власти освободят Афгана?

Лейла Мустафаева: Нет, я думаю, они этого не сделают… Что касается журналистов - да, все грузинское общество выражает солидарность с нами. Я не могу даже ходить по улицам, люди сожалеют об этом, им стыдно из-за их властей, чиновников.

Ведь даже если они не были вовлечены в эту историю, это все-таки позор Грузии, что кто-то может пересечь границу, похитить на территории Грузии, кого хочет. Это означает, что не все гладко и с безопасностью грузинского народа.


Что известно о случившемся?

Существуют две противоречащие друг другу версии произошедшего с Афганом Мухтарлы: одна - его, другая - азербайджанских властей.

В своем первом заявлении власти Азербайджана 1 июня заявили, что Афган Мухтарлы незаконно пересек грузинско-азербайджанскую границу 29 мая в 23:40, не имея действительного удостоверения личности. Во время задержания он якобы ранил офицера пограничной службы Азербайджана. Во время обыска, по версии генпрокуратуры и пограничного ведомства Азербайджана, у журналиста были найдены 10 тысяч евро.

И хотя изначально ему вменялось в вину незаконное пересечение границы и контрабанда, затем было выдвинуто дополнительное обвинение в агрессивном поведении.

Однако, по словам Афгана, все произошло не так: после встречи с другом неподалеку от дома, где он жил в Тбилиси, приблизительно в 19:30 из остановившейся рядом с ним машины вышли четверо мужчин. Трое из них были в форме сотрудников полиции, четвертый - в штатском.

По словам журналиста, его избили, надели на него наручники и затолкали в машину. Напавшие на него якобы говорили по-грузински. Сначала они надели ему на голову мешок, а затем, по его словам, вместо этого обмотали голову футболкой и закрепили ее скотчем.

После двух часов в дороге автомобиль остановился в тихом месте, где Мухтарлы пересадили в другую машину. Проехав в этой машине какое-то время, его пересадили в третий автомобиль.

Находившиеся в нем люди уже говорили по-азербайджански. По словам журналиста, один из этих людей позвонил и сказал кому-то: "муллу привезли, скажи генералу, что он может прийти на похороны".

Затем они приехали и завели его в здание, где с его головы сняли футболку. Журналист утверждает, что он понял, что находится на пограничном переходе, и что при досмотре пограничники подбросили ему 10 тысяч евро.

Затем его доставили в Баку, где наконец позволили встретиться с адвокатом поздно вечером 30 мая.

У Афгана Мухтарлы не было паспорта во время его предполагаемого похищения, документ остался у него дома в Тбилиси.

31 мая районный суд в Баку распорядился оставить его на три месяца под стражей на время расследования дела по обвинению его в незаконном пересечении границы, контрабанде и агрессивном поведении.

6 июня Апелляционный суд Баку отверг апелляцию журналиста на это решение.

Новости по теме