Убийство Немцова: адвокат Дадаева каталогизировал ошибки обвинения

Media playback is unsupported on your device
Кто убил Бориса Немцова? Восемь месяцев процесса, казалось бы, должны были дать ответ.

Адвокат Марк Каверзин, представляющий интересы Заура Дадаева, в течение почти пяти часов подробно перечислял присяжным ошибки, которые, по его мнению, допустило обвинение на завершающемся в Москве процессе по делу об убийстве Бориса Немцова.

Каверзин попытался не упустить все возможные спорные моменты и недоработки следствия, одновременно убеждая присяжных в том, что любые обоснованные сомнения они должны трактовать в пользу подсудимых.

На этом сторона защиты закончила свое выступление на этапе прений, однако 20 июня все участники процесса смогут еще раз выступить с так называемыми репликами - своими возражениями на то, что во время прений говорили их оппоненты.

Таким образом, слушания в Московском окружном военном суде по этому делу наконец вышли на финишную прямую: 20 же июня подсудимые, видимо, выступят с последним словом, после чего присяжные удалятся для вынесения вердикта.

Десять пунктов обвинения

В отличие от своих коллег адвокат Марк Каверзин построил свое выступление по четкой схеме: сначала напомнил все пункты обвинения в отношении своего подзащитного, а потом последовательно разобрал доказательства обвинения в том порядке, в каком они представлялись присяжным на протяжении всех восьми месяцев этого процесса.

"Сложность не в том, чтобы разобраться в доказательствах - а они сложные! - а понять, что является доказанным, а что нет", - напутствовал он присяжных в начале выступления.

Адвокат насчитал в обвинительном заключении Заура Дадаева 10 пунктов.

Дадаев обвиняется в том, что он: 1) руководил преступной группой, 2) приобрел для слежки за Немцовым телефоны и машину ЗАЗ "Шанс", 3) приобрел патроны и хранил их в квартире своей матери в Малгобеке, 4) перевозил членов преступной группы на автомобиле "Мерседес", 5) искал информацию о Немцове в интернете и передавал ее другим членам группы, 6) следил за Немцовым на машине ЗАЗ "Шанс", 7) 27 февраля 2015 года, вооружившись пистолетом, выследил Немцова, 8) и, действуя по заранее разработанному плану, выстрелил в Немцова шесть раз на пешеходной дорожке Большого Москворецкого моста, причинив ему несовместимые с жизнью ранения, 9-10) приобретал, хранил и носил огнестрельное оружие.

Марк Каверзин предложил присяжным задаться вопросом: доказано ли, что в сентябре 2014 года уже было принято решение убить Немцова? Доказано ли, что Дадаев объединился с другими участниками? Доказано ли, что именно Дадаев купил машину ЗАЗ "Шанс"? И так далее - по всем пунктам обвинения.

"В деле много доказательств, которые подтверждают, что Дадаев много общался с другими подсудимыми, что на нем есть следы выстрелов, что кто-то вышел из-за мусороуборочной машины и сел в серую машину. Но доказывают ли эти факты, что это был именно Дадаев?" - рассуждает адвокат.

Откуда появился убийца?

"Человек, который убил Немцова, до сих пор не установлен органами предварительного следствия - это мое глубокое убеждение", - категорически настаивает Марк Каверзин.

Сомнения, по словам адвоката, вызывают самые базовые представления обвинения о том, как было совершено убийство.

Например, ни на одной видеозаписи - ни с камеры телеканала ТВЦ, ни с видеорегистраторов проезжавших машин - не видно, как убийца преследует Бориса Немцова и Анну Дурицкую от Красной площади до места убийства на Большом Москворецком мосту.

Правообладатель иллюстрации Mikhail Pochuyev/TASS
Image caption Непосредственным исполнителем преступления следствие считает Заура Дадаева

На записи ТВЦ убийца, считает Каверзин, становится виден лишь тогда, когда уже выходит из-за мусороуборочной машины, чтобы вскочить в подъехавшую машину.

Следствие так и не нашло орудия убийства - пистолет, - а эксперты ФСБ по найденным гильзам и пулям так и не могли точно установить марку оружия, лишь его калибр - 9 мм.

На гильзах нет никаких следов - ни отпечатков пальцев, ни генетических материалов, по которым бы можно было установить, кто заряжал оружие.

Куда попали пули?

Отдельно и подробно Марк Каверзин остановился на анализе ран, полученных Борисом Немцовым.

Для этого он при помощи коллеги Магомеда Хадисова продемонстрировал присяжным своеобразный макет - то ли рубашку, то ли халат, на котором фломастерами были отмечены входные и выходные отверстия от пуль.

Каверзин указывает на две странности в расположении отверстий. Первая - что из трех сквозных ранений два идут снизу вверх, а одно - сверху вниз. Вторая - что одна из пуль попала в Бориса Немцова в левую часть груди, а не спины - то есть, по мнению адвоката, не сзади, а спереди.

Обвинение же утверждает, что убийца во время стрельбы находился сзади и несколько левее Немцова, в 3-5 метрах от него.

"На примере раневых каналов уже прослеживается нестыковка, а если мы не можем устранить это противоречие, то можем ли мы говорить, что вина Дадаева доказана? Нет, не можем", - считает Марк Каверзин.

Кто и когда купил "запорожец"?

Не менее подробно Каверзин остановился на эпизоде предполагаемой покупки Дадаевым машины ЗАЗ "Шанс".

Накануне второй адвокат Дадаева, Шамсудин Цакаев, подробно описал доказательства того, что Дадаева вообще не было в Москве 20 октября 2014 года, когда - согласно договору купли-продажи - был куплен автомобиль.

Марк Каверзин же фактически поставил под сомнение сам факт того, что ЗАЗ "Шанс" был продан автосалоном именно в этот день, не говоря о том, кто был его покупателем.

По мнению адвоката, показания свидетеля Трапезина, менеджера автосалона, совершенно не заслуживают доверия: Трапезин смог опознать Дадаева в качестве покупателя, но, по словам Каверзина, не помнит никаких других подробностей того дня - например, кто же ставил подпись в договоре купли-продажи.

Подчерковедческая экспертиза точно установила, что это был не Дадаев.

Подозрительным выглядит и утверждения Трапезина о том, что он видел новенький паспорт Дадаева. На самом деле, как было показано Каверзиным на одном из заседаний суда, паспорт у Дадаева был только один, выданный в 2003 году, то есть довольно старый.

Не менее странным Марк Каверзин считает и то, что автосалон не сообщил о продаже машины ее предыдущему владельцу.

Куда ЗАЗ ездил 28 февраля?

С "запорожцем", по мнению стороны защиты, связаны и многие другие странности. В этой машине найдены генетические следы Дадаева - Марк Каверзин назвал их "единственными доказательствами, которые обвинение предъявило Дадаеву, чтобы хоть как-то привязать его к преступлению".

Однако экспертиза не обнаружила никаких человеческих запахов в этой машине, в том числе Дадаева. Такое могло произойти, согласно выводам эксперта, если Дадаев не находился в машине достаточно долго.

"Но если, как говорит обвинение, он передвигался, ездил на нем в течение нескольких месяцев, то почему эксперт говорит, что не было длительного соприкосновения объекта с предметами?" - задается вопросом Каверзин.

И совсем уж странными выглядят передвижения ЗАЗ "Шанс" 28 февраля 2015 года - когда, согласно всем данным обвинения, машина должна была стоять в Трубниковском переулке, где злоумышленники якобы бросили ее сразу после убийства Немцова. Тем не менее, система "Поток" зафиксировала этот автомобиль днем 28 февраля в районе Боровского шоссе - на совсем другом конце Москвы.

Марк Каверзин напомнил присяжным, что подобные же странные перемещения "запорожца" были отмечены и позже - 5, 6 и 13 марта. Правда, на эти числа обвинение получила объяснения от ФСБ - что ЗАЗ "Шанс" перемещали на эвакуаторе по Москве "для выполнения следственных действий".

Адвокату Дадаева, естественно, эти объяснения кажутся недостаточными и крайне подозрительными.

"С наличием таких доказательств можно утверждать, что Дадаев непричастен к этому преступлению", - повторил Каверзин.

Три секунды на шесть выстрелов

Согласно видеозаписи камеры ТВЦ, убийство Бориса Немцова произошло в промежутке между 23 часами 31 минутой 16 секундами и 23 часами 31 минутой 19 секундами, то есть за две-три секунды.

"Произвести шесть выстрелов за три секунды невозможно", - уверенно заявляет Марк Каверзин.

Точно так же невозможно, по его мнению, было в это короткое время поздним вечером 27 февраля с расстояния в 100 метров рассмотреть щетину Дадаева - а именно это сделал свидетель Молодых, заявивший в суде о том, что Дадаев похож на мужчину, стрелявшего в Немцова.

Отсчитав шагами от "аквариума", где на скамье подсудимых сидит Заур Дадаев, около 10 метров и попросив выключить в зале свет, адвокат обратился к присяжным: "А теперь прибавьте к этому еще 90 метров, плохое освещение, вечер, моросящий дождь. Можно ли говорить, что Молодых видел Дадаева на мосту? Каждый из вас понимает, что с такого расстояния и при таком освещении это невозможно".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Решением судьи Юрия Житникова Анзор Губашев удален из зала заседаний до окончания прений сторон

Под конец выступления Марк Каверзин привел пример, по его словам, совсем уж вопиющей недобросовестности экспертов. Их попросили ответить на два вопроса о двух мужчинах с видеозаписи камер ГУМа - являются ли эти мужчины (один высокий в трикотажной шапочке, другой пониже в бейсболке) Бесланом Шавановым и Анзором Губашевым.

Обвинение уже оглашало результаты экспертизы: мужчины похожи на Шаванова и Губашева, но точно идентифицировать их невозможно.

Однако, по словам Каверзина, обвинение умолчало или не заметило, что в ответе экспертов содержится описание только одного мужчины - высокого в шапочке. То есть с формальной точки зрения, экспертиза вообще ничего не говорит об Анзоре Губашеве.

Как бы ни объяснялась эта ошибка, доверять такой экспертизе и таким экспертам - невозможно, считает адвокат Каверзин.

"Очень много странностей в этом уголовном деле, очень много моментов, которые никто и ни что объяснить не может", - сделал он вывод.

Следующее заседание суда состоится 15 июня, но без участия присяжных.

Новости по теме