Пресса Британии: кто займется "брекситом" - "хромая утка" или "ходячий мертвец"

  • 12 июня 2017
Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Тереза Мэй как новый Джон Мейджор
  • От жесткого "брексита" - к прагматичному
  • Европа надеется, что Британия лишится великодержавных иллюзий

Тереза Мэй: при должности, но не у власти

Все британские газеты посвящают большинство материалов результатам и последствиям прошедших в минувший четверг всеобщим парламентским выборам. Результаты эти воспринимаются с тревогой и негодованием большинством изданий, независимо от их традиционных правых или левых политических взглядов.

Заголовок редакционной статьи Guardian говорит сам за себя: "При должности, но не у власти: вялые перестановки в кабинете - свидетельство слабости Мэй".

Очертания нового кабинета Тереза Мэй набросала еще до 8 июня. Он должен был стать отражением ее могущественного статуса премьер-министра, только что уверенно выигравшего всеобщие выборы, пишет газета.

На место беспокойного министра финансов Филиппа Хэммонда должен был прийти ее старейший политический союзник Дэмиэн Грей. И даже в пятницу, сразу после катастрофического результата выборов, близкие к кабинету источники ожидали неминуемых перестановок.

К субботнему утру стало ясно, что у премьер-министра не хватает сил даже на формирование собственной команды. Все ведущие члены кабинета остались на своих местах. Резкое недовольство соратников по партии вынудило ее уволить двух ближайших советников Ника Тимоти и Фиону Хилл.

"Употребленное впервые в 1993 году по отношению к Джону Мейджору выражение "при должности, но не у власти" давно уже не звучало столь уместно", - отмечает издание.

Когда перестановки были объявлены, они стали демонстрацией не силы, а слабости, последней неуверенной попыткой премьера удержать ускользающую из рук власть.

Попытка в ходе предвыборной кампании убедить избирателей, что лишь она одна в состоянии обеспечить сильное и стабильное правительство, оставила ее в итоге настолько слабой, что она не в состоянии удержать своих ближайших советников, поменять состав правительства и обрести сколько-нибудь реальные шансы удержаться у власти в течение ближайших пяти лет.

Теперь Терезе Мэй приходится полагаться на 10 парламентариев из Демократической юнионистской партии Северной Ирландии, лидер которой известен подрывом соглашения о разделе власти в собственной провинции. Пока она остается у власти благодаря поддержке самых рьяных сторонников "брексита" внутри партии. Даже ее сторонники в правой прессе притихли, а партия, приведшая к краху экономики и отношений Британии с Европой, теперь терпит крах сама, от руки собственного лидера. Джордж Осборн, уволенный ею министр финансов из кабинета Дэвида Камерона, назвал ее сегодня "ходячим мертвецом" (естественно, политическим).

Чтобы остаться на плаву, Мэй предстоит совершить поистине подвиги Геракла, считает Guardian. Первый из них - предстоящая во вторник встреча с глазу на глаз с парламентариями из собственной партии. Спасти ее смогут только фигуры высшего политического пилотажа.

Успех на выборах, пусть даже частичный, дал бы ей пространство самостоятельно прокладывать курс правительства на переговорах по "брекситу". Теперь же те, кто готов пожертвовать членством в едином рынке и таможенным союзом ради контроля над иммиграцией и выхода из-под юрисдикции Европейского суда, спешат ей на помощь, чтобы загнать ее в такой вариант "брексита", который вряд ли получит поддержку в парламенте (хотя отсутствие ясности в позиции лейбористов по вопросу контроля над иммиграцией делает ситуацию непредсказуемой).

Во вторник же Терезе Мэй предстоит достичь договоренности с лидером юнионистов Арлен Фостер. Это вовсе не означает, что агрессивный и реакционный подход юнионистов к социальному законодательству будет применен во всей Британии, считает газета. Такой вариант развития событий категорически отверг не только лидер шотландских консерваторов Рут Дэвидсон и дюжина ее парламентариев в Палате общин, но и многие другие парламентарии-консерваторы. Не говоря уже о том, что в самой Северной Ирландии союз правительства с юнионистами неизбежно будет воспринят как поддержка их в затянувшемся конфликте с политическими оппонентами из партии "Шинн Фейн". Такое восприятие плохо для всей Британии. А даже минимальный союз с юнионистами должен будет означать отказ от провозглашенных в манифесте консерваторов обещаний по пенсионным пособиям.

Следующим шагом Мэй должна будет подготовить отражающую реальность речь королевы, напоминает издание. Речь должна быть приемлемой и для ее собственных парламентариев-консерваторов, и для парламента в целом, у которого нет причин относиться к ней с таким же уважением, которое обычно выказывают премьер-министру, впервые озвучивающему свою политическую программу. Собственный проект Мэй превратить консерваторов в подобие общенациональной партии образца 50-х годов потерпел крах.

Надо всем этим витает призрак переговоров по "брекситу", которые должны начаться уже на следующей неделе. Перед этим призраком меркнут и вся внутренняя политика, и будущее программы жесткой экономии, и перспективы целого поколения молодых британцев. Но все эти проблемы предстоит решать, если правительство намерено устранить выявленный в ходе выборов глубокий раскол в обществе.

В новый кабинет вошли ее потенциальные политические противники, в том числе и один из самых ярых ее оппонентов, ведущий сторонник "брексита" Майкл Гоув. И хотя Дэмиан Грей, занявший пост первого госсекретаря, то есть непосредственного заместителя премьера, остается ее верным союзником, на деле все это выглядит как прощание с Терезой Мэй.

"На смену ей, похоже, вновь идут "кэмеронисты" - правда, теперь уже без удерживавшего их вместе лидера", - пророчит Guardian в заключение статьи.

На краю пропасти "брексита" бизнес готов мириться с брюссельской бюрократией

Financial Times в своей редакционной статье рассматривает перспективы британского правительства на открывающихся уже через неделю переговорах по выходу Британии из ЕС.

Тереза Мэй, как пишет газета, рассчитывала прийти к этим переговорам с усиленной внутриполитической позицией, заручившись у избирателей поддержкой ее видения "жесткого "брексита"", означающего утрату доступа к единому рынку взамен на контроль над иммиграцией и выход из-под юрисдикции европейских судов. Британские избиратели отказали премьер-министру в таком мандате. Удержаться у власти теперь "хромая утка" Тереза Мэй может лишь при поддержке крайне правых юнионистов Северной Ирландии.

Такая ситуация выглядит опасно нестабильной, а риск того, что Британия вывалится из Евросоюза без какого бы то ни было соглашения резко возрастает, отмечает газета. Всяческим потаканием евроскептикам у себя дома и выдвижением нереалистических требований в адрес Брюсселя Терезе Мэй удалось настроить против себя многих европейских лидеров. Теперь под вопросом находится ее способность добиться как утверждения от парламента соглашения по "брекситу", так и принятия законодательства, которое позволит ему вступить в силу. Совершенно неясно, когда Британия окажется готова прийти к переговорам со сколько-нибудь внятной платформой. Время, тем не менее, идет.

Есть, однако, и другая возможность, говорится далее в статье, - отбросить присущее Терезе Мэй жесткое толкование результатов референдума и найти выход, который будет больше служить национальным интересам и защитит британскую экономику. Настало время вести давно назревший откровенный разговор о том, какие компромиссы влечет за собой брексит. Нужно честно представить избирателям реальность, стоящую за позицией страны на переговорах.

Определенное смягчение позиции Мэй неизбежно, так как североирландские юнионисты, которые хоть и вели кампанию за "брексит", глубоко обеспокоены перспективой ужесточения пограничного контроля с Ирландской Республикой. Своей сильно ослабевшей властью Тереза Мэй придется делиться и с шотландскими консерваторами, которые вполне разделяют приверженность своих избирателей единому европейскому рынку. В пятницу их лидер Рут Дэвидсон призвала премьер-министра придерживаться политики "открытого "брексита", который "поставит во главу угла наш экономический рост".

Мэй придется учитывать интересы обеих этих групп, а также, возможно, придется пойти на уступки и значительно окрепшей оппозиции, отмечает FT.

Но если планы Британии по "брекситу" выглядят подвешенными в воздухе, того же ни в коем случае нельзя сказать о позиции ЕС на переговорах. Для 27 остающихся членов союза главным остается вопрос единства.

Ни на какие уступки по поводу своих основополагающих принципов ЕС идти не намерен, что означает - никакого доступа к единому рынку без принятия обычных для этого условий. В Евросоюзе нет особенного стремления наказать Британию за решение выйти из Союза, считает FT. Есть скорее чувство смирения перед фактом и желание начать, наконец, процедуру выхода. И прежде всего, есть железная воля не позволить Британии уйти без оплаты своих долгов.

До сих пор, подзуживаемая твердолобыми евроскептиками в своей партии, Мэй придерживалась линии развода, в которой суверенитету отдавался приоритет перед проблемами занятости и экономического роста. И хотя выборы 2017 года были не о "брексите", высокая явка молодых избирателей предполагает отвержение ими такой ущемленной позиции премьер-министра. Таким образом, перед ней встала необходимость пересмотреть те цели, которые Британия ставит перед собой в отношениях с ЕС.

В интересах Британии, безусловно, сохранение ее членства в едином рынке и таможенном союзе. Это означает признание юрисдикции европейских судов и других правил ЕС. Ну что ж, так тому и быть: оказавшись на краю пропасти "брексита", бизнес готов мириться с брюссельской бюрократией. В отсутствие конкретной экономической стратегии иссякнут и инвестиции, и доверие потребителей.

Сложнее ситуация с иммиграцией. Единый европейский рынок рабочей силы во многом шел Британии на пользу. Однако после референдума и правящие консерваторы, и лейбористы в оппозиции склонны рассматривать контроль над иммиграцией из стран ЕС как политическую необходимость.

Есть, однако, существенная разница между требованием той или иной формы защиты от бесконтрольного и неуправляемого роста иммиграции - и упорным стремлением Мэй ввести произвольно взятые количественные ограничения, достичь которых можно лишь жесткими мерами против всех, от студентов до сезонных сборщиков клубники, отмечает издание.

Некоторые страны ЕС и сами готовы будут приветствовать ограничения, которые помогут Британии примириться со свободным обращением рабочей силы.

"В первые дни после выборов стали появляться обнадеживающие признаки того, что ранее запуганные результатами референдума политики и представители деловых кругов поднимают голос в пользу более прагматичного подхода к "брекситу", - пишет FT в заключение статьи. - Было бы крайне желательно, если бы межпартийная дискуссия или группа уважаемых людей смогли бы определить пути такого движения вперед. "Лучше без соглашения, чем плохое соглашение" - пустой лозунг. Настало время взрослых, ответственных дебатов, с приоритетным учетом перспектив занятости и экономического роста".

Соединенному Королевству предстоит попрощаться с идеей "глобальной Британии"

Times рассказывает о реакции лидеров Евросоюза на результаты британских выборов.

Как стало известно изданию, высшие должностные лица ЕС призвали Британию настроиться на компромисс в процессе переговоров по "брекситу".

Гюнтер Оттингер, комиссар Германии в ЕС, заявил, что Соединенное Королевство может сохранить членство в таможенном союзе ЕС и доступ к европейскому свободному рынку.

Также срок переговоров может быть растянут до трех лет (против запланированных двух), сообщил один из депутатов Европарламента изданию. По мнению этого неназванного собеседника газеты, европейские переговорщики "вовсе не хотят, чтобы Великобритания после "брексита" оказалась в худшем положении".

Другой дипломат ЕС, чье имя Times также не разглашает, считает, однако, что если Тереза Мэй продолжит настаивать на начале торговых переговоров одновременно с переговорами о разводе, то стороне ЕС понадобится год для разработки нового переговорного мандата. Это, в сущности, уничтожит любые шансы достичь успешного результата за два года.

Угроза, по-видимому, была направлена на то, чтобы убедить британского премьера в том, что ЕС настаивает на урегулировании трех приоритетных аспектов грядущего развода - о правах граждан, законе о выходе и проблеме границ Северной Ирландии - до начала переговоров о будущих отношениях между ЕС и Великобританией.

Немецкая газета Bild узнала, что Ангела Меркель с самого начала считала ошибкой объявление всеобщих выборов "без срочной необходимости". Непредвиденные последствия неожиданных выборов тревожат и других членов правительства Германии. Один из них, как сообщается, встревоженный сообщениями о том, что премьер-министром может стать Борис Джонсон отправил SMS с текстом: "Любой, только не Борис".

По мнению Оттингера, результат выборов означает, что можно будет говорить о более тесных отношениях между Великобританией и Европейским союзом, чем Тереза Мэй планировала ранее. Он считает, что, если Лондон, например, останется в таможенном союзе, ему не придется пересматривать все торговые соглашения. Это значительно облегчило бы жизнь британскому правительству.

Гюнтер Кричбаум, председатель комитета ЕС в Бундестаге, также считает, что раз британцы, в сущности, выразили явное несогласие с линией конфронтации с Евросоюзом, то теперь Лондону придется занять более открытую позицию на переговорах в Брюсселе.

Times цитирует мнение газеты Bild: "[Соединенному Королевству] больше не нужно будет готовить 295 двусторонних соглашений для поддержания своих торговых отношений. Однако ему придется и попрощаться с возвышенной идеей "глобальной Британии", которая считает, что сама по себе может провернуть гораздо более выгодные торговые сделки с сильнейшими странами современного мира, чем большой Европейский союз".

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com