"Кастрюлю тебе на голову": как реновация перессорила москвичей

  • 16 июня 2017
Media playback is unsupported on your device
Жители дома на Ставропольской 15 разделились на два лагеря

В тысячах московских домов, попадающих в программу сноса, мнения о реновации разделились почти поровну. Корреспондент Русской службы Би-би-си побывал в пятиэтажке раздора в Люблино, где одни жители хотят переехать в новостройку, а другим нравятся их старые квартиры.

Ольга Литвин, владелица однокомнатной квартиры на Ставропольской улице, уезжать не хочет.

Тут она живет уже 25 лет с матерью Валентиной. Но признает: дому 1957 года нужен капремонт. Без ремонта дом стоит уже 30 лет, и власти запланировали его как раз на лето 2017 года. Но из-за программы реновации капремонт отменили.

Вместе с десятками соседей Литвин каждые выходные обсуждает судьбу дома на неформальной встрече во дворе. Литвин - самая активная противница сноса дома на Ставропольской. Как минимум половина соседей ее недолюбливает.

Правообладатель иллюстрации Google
Image caption Сторонники реновации гордятся, что сохраняют во дворе чистоту, и тем не менее хотят переехать

На дворовых встречах жители кирпичной пятиэтажки уже не разговаривают между собой - только кричат.

- Я здесь живу постоянно, я дружу со всем этим двором, а вы здесь что-нибудь сделали? Мы тут все благоустроили! Почему одна дама против всех? - начинает перебранку во дворе одна из сторонниц реновации.

- Вы мою дочь оскорбили, вы мою дверь залили грязью! - отвечает ей Валентина, мама Ольги Литвин. Вы в мою дочь бросали вазон, вон Антон стоит, он все видел!

- А покажите! - парирует соседка.

- Вот, у меня все записано, - жительница показывает на свой телефон и включает видео ссоры Ольги с соседями. Та утверждает, что они столкнули ее с лестницы. Впрочем, записана только та часть, где Ольга говорит, что "ее сейчас реально хотели убить", а соседи - что она не имела права срывать листовки за реновацию. Одна из жительниц, правда, признает, что облила Ольгу водой.

Image caption Слушать друг друга сторонники и противники сноса не желают

- Ты такая хорошая соседка, что тебе дерьмом дверь извазякали, такая хорошая! - припоминает Валентине испачканную дверь другая жительница.

- Ехай в "бандеру" свою! Тебе надо кастрюлю на голову и на Майдан! - еще одна сторонница сноса связывает оппозиционность Валентины с ее украинским происхождением.

Противники реновации в искренность оппонентов не верят. "Инструктируют "засносовцев", как сорвать ОСС [общее собрание собственников жилья - Би-би-си]! Я своими ушами слышала, как депутат [муниципального района Люблино] Виктор Локтионов их инструктирует. Сказал: "А вы, если вам не нравится протестное это настроение, просто не ходите на ОСС", - жалуется соседка Литвин, тоже противница переезда.

Сторонники реновации, напротив, подозревают в провокации оппонентов. "Видели листовки (против реновации)? Они специально людей будоражат. Мы, здравомыслящие, не поверили в это", - говорит одна из тех соседок, что за снос.

Диалог у соседей не ладится.

"Тут не какие-то люмпены живут"

Правообладатель иллюстрации Google
Image caption Многим жителям Ставропольской, 15 нравится их дом. Уезжать они не хотят

"Это "сталинка", построенная по индивидуальному проекту, то есть тут железобетонный фундамент, железобетонные перекрытия, толстые стены, нигде ничего не течет. Это не аварийное жилье", - Ольга Литвин показывает просторную парадную.

Внутри в доме чисто, на стенах свежая краска, трещин не видно. У Литвин большая однокомнатная квартира (54 кв.м) с хорошей планировкой: ванная 6 квадратных метров, кухня - девять. Она заканчивала в квартире дорогой ремонт, когда узнала, что дом попадает под реновацию.

Image caption Ольга Литвин почти закончила в квартире дорогой ремонт, когда узнала, что ее дом попадает под снос

Литвин утверждает, что многие в доме сделали хороший ремонт, и не понимает, почему люди готовы поменять нормальные квартиры на жилье панельной серии". "Тут не какие-то люмпены живут, все интеллигентные люди против реновации. Но есть маргиналы, они целый день на лавочке сидят и как раз хотят, чтобы дом снесли", - считает она. По мнению Литвин, эти люди "уже в эйфории, делят новые квартиры или видят деньги в кармане", хотя закон не читали.

"Я считаю, что у меня хороший дом. Его купят, меня выселят, и я буду ездить с Некрасовки, смотреть на него и плакать", - Ольга срывается на слезы.

Она утверждает, что сторонники реновации уже начали ей угрожать: "Говорили в лицо, что кислотой обольют".

Литвин уверена, что дом в итоге не снесут, а реконструируют и продадут как элитное жилье. Ее соседи боятся того же. Друг другу они пересказывают историю о жалобе москвичей Виктора и Эльвиры Ткачевых в Европейский суд по правам человека: они сумели доказать в Страсбурге, что расселение их дома проводилось для продажи элитного жилья, а не для реконструкции. В 2012 году суд присудил Ткачевым 142 тысячи евро компенсации убытков и 10 тысяч евро морального вреда.

Сторонники реновации ждут совсем других компенсаций.

"Надо снять сливки, получить по-максимуму"

Правообладатель иллюстрации Google
Image caption Рядом с пятиэтажкой на Ставропольской стена к стене стоит высотный дом, жители видят в этом проблему

"У меня три метра потолки, 66 квадратных метров квартира. У меня все хорошо", - рассказывает Русской службе Би-би-си старшая по дому на Ставропольской Лидия Перфильева. Дефектов в ее квартире не видно, неровности заметны только на потолке. Ремонт в ее квартире также был недешев: 30 тысяч долларов. "В принципе, да, аккуратно, получилось, старались. Конечно, хороший ремонт получился - столько денег вбухать".

Image caption Людмила Перфильева уверена, что дом все равно снесут, поэтому надо соглашаться на реновацию

Но перспектива сноса дома ее не пугает. "Его все равно через 5-10 лет признают аварийным. Если они сейчас решили его снести, они снесут его по любому. Если мы войдем в программу, я смогу взять деньгами. А если не войдем, то меня потом отселят за Троицк. Значит, надо с этого кипяченого молока снять сливки, получить по максимуму", - говорит старшая по дому.

Правообладатель иллюстрации Google
Image caption Из-за того, что вплотную к пятиэтажке построили 14-этажное здание, стены в старом доме начали трескаться

Реновацию она поддерживает. "Вот они (противники реновации) сейчас рассказывают, что дом надстроят и продадут. Не надстроят. 25 лет назад пришли к выводу, что нельзя, потому что слабый фундамент. И поставили башню рядом", - объясняет Перфильева.

Вплотную к пятиэтажке на Ставропольской стоит 14-этажный дом - расстояния между ними нет. "У нас потом во многих квартирах пошли трещины по стенам, потолку, я плюнула и обшила все гипсокартоном. Трещины там в два пальца шириной, залепить их нереально", - жалуется она. Она даже утверждает, что у тех, кто меняет в квартире окна, из оконных проемов вываливаются кирпичи - стены не держатся. В ее окнах все в порядке.

Голосование за и против реновации в Москве завершилось 15 июня.

Пока побеждают те, кто хочет переехать - за снос дома проголосовали 76% при явке в 72%. Оставшиеся в меньшинстве протестующие жители не сдаются - они собираются провести общее собрание собственников жилья (ОСС), чтобы дом вышел из программы реновации.

Жители дома на Ставропольской уже стараются друг друга избегать. Хотя и в новом доме, если переезд состоится, им придется жить вместе.

Один из тысячи

В списке домов, которым мэрия предложила реновацию, более 4 с половиной тысяч зданий.

Скандалы вокруг программы сноса домов не утихают с февраля. Москвичи, недовольные тем, что попали под реновацию, выходят на митинги и отстаивают свои дома. Есть и те, кто требует включить их в программу - жители ветхих домов годами добивались расселения и их не устраивает, что реновация их не затронет.

Согласно предварительным итогам голосования в системе "Активный гражданин", которые публикуются на сайте мэрии, лишь в 367 домах из 4,5 тысячи, попавших под реновацию, никто не проголосовал против сноса, из них только в 19 домах абсолютно все собственники поддержали снос.

В тысячах других домов сложилась потенциально конфликтная ситуация: одни собственники хотят переехать в новостройку, а другие - остаться на старом месте. При этом в 23 домах голоса разделились поровну.

Новости по теме