Сможет ли "Исламское государство" обойтись без "халифа"?

Великая мечеть аль-Нури в Мосуле Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В стенах Великой мечети аль-Нури в Мосуле аль-Багдади провозгласил создание халифата, известного нам как запрещенное во многих странах "Исламское государство".

Как следует из заявления российского министерства обороны, лидер группировки "Исламское государство" Абу Бакр аль-Багдади, предположительно, был убит в результате авиаудара неподалеку от города Ракка.

"Исламское государство" запрещено во многих странах, включая Россию.

Главу самопровозглашенного халифата в прессе хоронили уже не однажды, поэтому, как обычно, утверждать пока ничего не приходится. Однако если аль-Багдади и впрямь убит, то это обещает период турбулентности в руководстве халифата, с самыми разными последствиями.

По опыту организаций вроде ХАМАС или "Аль-Каиды" известно, что уничтожение руководителей группировки, как правило, мало отражается на ее деятельности: после непродолжительного периода растерянности, сопровождаемого обещаниям жестоко отомстить, выбирается новый лидер, и группировка приступает к выполнению обещаний.

Однако в случае с халифом ситуация несколько иная. В салафитской традиции им не может стать любой, халиф должен происходить из рода курейшитов, из которого происходил сам Мохаммед.

Очевидно, с легкостью заменить такого человека на посту главы халифата не получится. Но, возможно, в этом и нет необходимости? Обозреватель Би-би-си Михаил Смотряев беседует с арабистом Григорием Косачом и членом научного совета Московского центра Карнеги Алексеем Малашенко.

Григорий Косач: Вы правы, в случае с титулом халифа необходима степень родства с самим Пророком. И когда Абу Бакр аль-Багдади провозглашал создание "Исламского государства", я уже в то время говорил, что все это в значительной мере напоминает какой-то маскарад, поскольку ни этот человек, ни его окружение не принадлежат к соответствующему роду и не связаны с Пророком.

Это была попытка воссоздания ситуации раннего исламского времени на другой территории, и этим все и ограничилось. Более того, функции халифа предполагают слишком много обязанностей, которые не могли быть возложены на одного человека, да и вся ситуация вообще, как я уже сказал, была маскарадной.

Но это не меняет сути. Существует некая структура, существует некая территория, контролируемая этой структурой, есть действия этой структуры, которые неприемлемы для остального мира, с ней надлежит решительно бороться и положить конец ее существованию. Правда, как победить идею, движущую ИГ, - вопрос открытый.

Убит ли аль-Багдади или нет - тоже открытый вопрос. Если заявления российского Министерства обороны - правда, то горевать о его кончине я, естественно, не буду. Здесь дело в другом: такого рода структуры, действительно, имеют тенденцию самовоспроизводиться, воскресать.

В этих структурах, независимо от того, признаются ли они террористическими в отдельных странах, в первое время после кончины лидера происходит разброд и шатание, в дальнейшем эти симптомы преодолеваются благодаря некоторому количеству успешных терактов, и все идет по накатанной колее.

Если говорить о самой фигуре аль-Багдади, то он в течение длительного времени, по сути, с момента провозглашения ИГ, находился в тени. Не он играл ведущую роль в развитии ситуации в Сирии и Ираке, не он выступал с официальными заявлениями, это были совсем другие люди.

Все эти действия совершались, скорее всего, неким коллективным руководством, существующим у "Исламского государства". А если это так и аль-Багдади был фигурой номинальной, нужной только для создания этого во многом маскарадного декора, то ситуация будет развиваться именно по такому сценарию: да, будет разброд, но кратковременный и незначительный.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption О самом Абу Бакре аль-Багдади известно немного, но харизматичным лидером он не считается.

Алексей Малашенко: Для религиозно-политических группировок такого типа, конечно, необходим харизматик. Я считаю, что слабость "Исламского государства" заключалась в том, что там не было харизматика. Аль-Багдади - не тот человек, который будет красиво смотреться на белом коне или белом верблюде, это не бин Ладен, у которого точно была харизма.

В этой ситуации, если предположить, что его больше нет (а я уже забыл, сколько раз его уже убивали), думаю, ему достаточно быстро найдут замену. Вряд ли это приведет к какому-то глубокому расколу "Исламского государства", оно и так стало достаточно дробным. Возможно, будет какой-то совет (нам известно, что такие советы уже существовали), а потом может возникнуть новый лидер.

А может, и нет - ИГ сегодня совсем не то, что было полтора года назад. Огромные проблемы, границы государства стягиваются, хотя они и продолжают воевать и наносить потери. Да, одно время ИГ было успешным, оно продержалось три года, но все равно оно находится в осаде и отступает. И с этой точки зрения исламистам, конечно, нужен харизматик, который поднял бы их дух. По-моему, такого не предвидится. Придет какой-нибудь человек, может быть, даже из второго ряда, или будет консультативный совет.

Если аль-Багдади остается, то это качественно не меняет положение, в котором находится ИГ. Отношение к нему, возможности его проводить какие-то политические или военные действия - все это не имеет значения.

На момент нашего разговора я не вижу будущего харизматичного лидера ИГ. Если аль-Багдади больше нет, то ничего ужасного для "Исламского государства" не произойдет, а если он жив - всё пойдет по-старому.

Би-би-си: Непонятно, как будет происходить в таком случае борьба за власть - видимо, по обыкновению, кровопролитно. Но ведь согласно Корану, Аллах с победителями, следовательно, раз халиф убит - значит, не было на нем благословения Аллаха, и последние неудачи "Исламского государства" тому свидетельство. В совокупности с какими-то успехами на фронте и парой громких терактов смена халифа может сегодня пойти ИГ на пользу.

Г.К.: Скорее всего, вы правы. Действительно, Аллах - с победителями, а не с побежденными, это известное кораническое выражение. И в ситуации, когда ИГ теряет территорию, терпит поражение за поражением, лучше обновить руководство, выдвинуть другого лидера, хотя, скорее всего, речь будет идти о людях, которые опять останутся в тени. Коллективное руководство примет ответственность за теракты и успехи на фронтах.

Это несколько изменит ситуацию: у власти будут победители, побежденные уйдут. И особенного плача по аль-Багдади, если он действительно уничтожен, я думаю, не будет.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В Мосуле ИГ сдает позиции иракским силам безопасности, хотя говорить о разгроме пока преждевременно

А.М.: Пока что это гадание на кофейной гуще. Сам факт появления "Исламского государства" стал для многих неожиданностью, такое длительное его существование - тоже. Пока об ИГ существуют разные мнения: оно будет задавлено, но тогда те люди, которые за него сражаются, никуда не денутся. Они разъедутся и продолжат борьбу, тогда нужно ждать новых терактов.

Но возможно, "Исламское государство" там - в Мосуле, в Ракке, - каким-то образом выпутывается, ведь фронт между ИГ и его противниками стабилизируется и будет стабилизироваться и дальше, хотя и в условиях превосходства противников ИГ. Вспышки ярости, которая не только позволит дать отпор оппонентам, но и перейти в наступление, я пока не ожидаю. Люди устали, нужна какая-то, простите за выражение, "перестройка" ИГ, а кто ее будет осуществлять - пока непонятно.

Я думаю, что "Исламское государство" будет постепенно саморазмываться, причем и по горизонтали, то есть люди будут уходить в Сомали, Афганистан, Нигерию, Центральную Азию и другие места, и по вертикали, потому что в ИГ есть уже люди, которые говорят: "Возможно, мы переиграли с террором, возможно, надо было быть более вменяемыми - тогда бы нас и признали".

На сегодняшний день я вижу планомерный закат ИГ. Будут, конечно, яркие эпизоды, связанные с терроризмом, будет месть - это безусловно. Но если мы посмотрим на эти движения с религиозно-философской точки зрения, то все исламисты, будь то экстремисты, радикалы или умеренные, захватывая власть, начинают бравировать.

С их успеха начинается их поражение. "Исламское государство" ведь было очень успешным, и шли разговоры о том, что, может быть, его надо признать - если они перестанут христианам головы резать. Они действительно построили государство, со своими институтами, налогами, деньгами, а управлять нормально им так и не смогли.

Новости по теме