Пресса Британии: необъявленная война США и России в Сирии

Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Нападение на мусульман в Лондоне
  • Конфликт между США и Россией
  • Санкции бьют по американским компаниям
  • Казахстан ждут реформы?

Призывы к единству британского общества

Все британские газеты пишут о нападении в понедельник на мусульман в лондонском районе Финсбери-парк.

Очередная неделя - и очередное ужасное нападение на мирных жителей, пишет Daily Mail в своей редакционной статье.

Если предыдущие теракты в Лондоне и Манчестере были делом рук исламистских фанатиков, на этот раз белый расист средних лет направил свой фургон на толпу верующих у дверей мечети, пишет Daily Mail.

И хотя на этот раз цвет кожи виновника этого ужасающего преступления был не таким, как в предыдущих случаях, всеми этим людьми движет лишь одно желание - распространить ненависть и раскол в нашем обществе.

Единственно правильная реакция на подобные отвратительные преступления - не показывать на кого-то пальцем, а продемонстрировать наше единство.

Будь то "Исламское государство" или крайне правые экстремисты, мы должны им показать, что мы все вместе выступаем против них, и что нападение на одного из нас - это нападение на всех нас, пишет газета.

Если мы позволим террористам расколоть нас, натравив одну группу на другую, то они одержат победу, пишет Daily Mail.

Guardian в своей редакционной статье пишет, что премьер-министр Великобритании Тереза Мэй намерена создать специальную комиссию для борьбы с идеологией экстремизма. Но цель этой комиссии непонятна.

Насильственные действия должны быть запрещены, должны быть наказуемы, и их следует по мере возможности предотвращать. Но идеи, даже если они поддерживают насилие, не должны быть криминализованы.

Против них следует выступать, даже насмехаться над ними. Даже в тех случаях, когда чьи-то идеи полностью противоречит британским ценностям, их следует осуждать, а не ввязывать в эту борьбу уголовное право, которое должно быть направлено лишь против насилия или же непосредственных активных призывов к насилию.

Террор, будь то на политической или религиозной почве, направлен на то, чтобы расколоть общество. Солидарность - правильный ему ответ, пишет Guardian.

Сирия: что дальше?

Times публикует статью своего аналитика Ричарда Спенсера, в которой тот пишет, что США и их союзники, в том числе и Великобритания, постепенно оказываются ввязанными в необъявленную и не запланированную войну с сирийским режимом и его союзниками - Россией и Ираном.

Парадоксально то, что это происходит, несмотря на то, что президент Трамп во время своей предвыборной кампании обещал не ввязываться в войны на Ближнем Востоке.

В воскресенье американский истребитель сбил сирийский бомбардировщик. Это стало четвертым столкновением между США и сирийскими войсками за последний месяц.

Сирия заявляла, что США мешают ей бороться с "Исламским государством". Это звучит малоубедительно, учитывая, что спецназ США, Великобритании и других стран при поддержке местных сил ведет жесткую борьбу с ИГ с 2014 года, после битвы за Кобани.

Практически все это время режим Башара Асада концентрировал свое внимание на борьбе с повстанцами в других районах страны.

Однако сейчас силы режима продвигаются на восток, к границе с Ираком, в надежде, что при помощи Ирана и поддерживаемых Тегераном ополченцев Дамаск сможет вернуть под свой контроль большую часть страны.

Но Дамаск не знает, так же как и мы все, как долго США оставят свои вооруженные силы в стране после того, как их союзники займут неофициальную "столицу ИГ" в городе Ракка.

Иран очень хотел бы, чтобы США вывели свои войска, так как их присутствие мешает одной из главных целей Тегерана, а именно, что обе стороны сирийско-иракской границы были бы под контролем проиранских формирований.

Президент Трамп, учитывая все его политические проблемы у себя дома, передал контроль над войной с ИГ своему министру обороны Джеймсу Мэттису и советнику по национальной безопасности Герберту Макмастеру.

Однако Иран и Сирия думают (и они почти наверняка правы), что решение о том, продолжать или нет боевые действия, даже при наличии риска столкновений с Ираном, Россией и правительственными войсками Сирии, будет сделано из политических, а не оборонных соображений.

Сейчас они делают все возможное для того, чтобы Дональд Трамп осознал возможные последствия этого решения.

Трамп хочет одновременно выйти из Сирии и договориться с Россией, но при этом он выступает резко против Ирана.

Как его уже предупреждали, достичь обеих целей невозможно.

И неудивительно, что Сирия и Россия заметили это противоречие в планах Трампа и теперь на деле проверяют его истинные намерения, пишет Ричард Спенсер в Times.

Санкции мешают американским компаниям

Financial Times пишет, что наложенные на Россию санкции ударили прежде всего по американским, а не европейским компаниям.

В то время как американские корпорации выходят с российского рынка из-за санкций, которые конгресс США хочет ужесточить, европейские компании на нем остались - благодаря лазейкам в решении о санкциях ЕС.

После того как Россия аннексировала Крым в 2014 году, на нефте- и газодобывающий сектора ее экономики были наложены санкции, напоминает газета.

Американская ExxonMobil сразу же отреагировала на них, заморозив капиталовложения и новые проекты. Однако санкции, объявленные ЕС, оказались гораздо менее жесткими на практике - частично из-за того, что регуляторы в Брюсселе занимают менее жесткую позицию, чем их коллеги из американского Управления по контролю за иностранными активами в Вашингтоне, которое следит за соблюдением санкций.

В Европе же соблюдение санкций и их интерпретация остаются прерогативой каждой отдельной страны ЕС.

Европейские правила, например, предусматривают так называемую "дедушкину оговорку", при которой проекты в России, начатые до введения санкций, могут продолжаться.

Итальянская ENI и "Роснефть", например, собираются начать бурение в восточной части Черного моря, в рамках развития совместного проекта, начатого в 2013 году. У Exxon тоже есть совместный проект с "Роснефтью" в этом же регионе, но ей запрещено там работать.

Более того, европейские конкуренты американских компаний начинают новые проекты в России. Total не пришлось отказываться от завода по сжижению природного газа на Ямале. Европейские санкции не касаются российского природного газа, так как ЕС во многом зависит от импорта российского газа.

Royal Dutch Shell сейчас обсуждает проект "Сахалин 2" - строительство завода по сжижению природного газа.

Некоторые страны ЕС не только либерально подходят к вопросу о санкциях, но и громогласно выступают против самого режима санкций. Речь идет о таких странах, как, например, Италия, Греция и Венгрия.

Но предложенное сенатом США ужесточение режима санкций может ударить по европейским компаниям, связанным со строительством и работой российских нефте- и газопроводов.

Это уже вызвало критику со стороны Германии и других стран ЕС, которые обвиняют Вашингтон в том, что тот допускает "незаконные экстратерриториальные" угрозы.

Однако это предложение сената сделает положение таких американских компаний, как Exxon, на российском рынке еще более сложным, пишет Financial Times.

Приватизация и реформы в Казахстане

Financial Times пишет, что медленно растущая экономика Казахстана привела ко все более громким призывам к реформам и приватизации.

Но, отмечает газета, власти Казахстана вот уже почти семь лет говорят о возможной приватизации крупнейших государственных компаний, однако этого до сих пор не произошло.

Это лишь симптом более значительных проблем. У правительства уже накопилось множество планов реформ. Но эти планы постоянно наталкиваются на сопротивление со стороны государственного аппарата и общую административную инерцию.

Однако на этот раз, говорят министры, реформы состоятся.

Начало процесса приватизации - лишь первый шаг. Страна также должна реформировать банковский сектор, систему налогообложения, и приступить к серьезной борьбе с коррупцией.

Правительство намерено создать финансовый центр и биржу в Астане, чтобы привлечь иностранный капитал; реформировать сельское хозяйство и законы о землевладении, а также сбалансировать свою торговую политику, учитывая интересы Москвы и Пекина.

Удивительно то, что прогресс по всем этим вопросам происходит очень медленно. Инициатор реформ - сам президент Нурсултан Назарбаев, который правит страной еще со времен, предшествовавших ее независимости.

Но, хотя его правление демонстрирует многие характерные черты автократии - от серьезных ограничений на свободу слова и отсутствия политической оппозиции, ему пока не удалось протолкнуть свои реформы через номенклатуру, довольную теперешним положением дел.

Тем не менее поддерживать статус-кво становится все сложнее. Резкое падение цен в 2014 году на нефть и сырьевые товары привело к не менее резкому падению роста экономики (до 1% в 2015 и 2016 годах). Это был самый низкий рост за последние 20 лет.

Этот факт также продемонстрировал, насколько страна зависит от экспорта нефти и насколько неэффективны ее промышленность и сельское хозяйство.

Многих беспокоит и возраст президента Назарбаева, которому в июле исполнится 77 лет.

Сам Назарбаев пытается воспользоваться географическим положением страны. Транспортные коридоры Казахстана, построенные во времена советского правления, ведут с юга на север, в сторону Москвы.

Соответственно, Астана с энтузиазмом поддерживает проект Китая под названием "Один пояс, одна дорога", цель которого - возродить Шелковый путь и связать Китай с Европой. Казахстан позиционирует себя как центр Евразии и напоминает иностранным инвесторам, что у них будет доступ как к 165-миллионному Евразийскому Экономическому Союзу, так и к Китаю, пишет Financial Times.

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com