Конопляный след: почему "приморских партизан" судят в третий раз

Алексей Никитин (слева) и Вадим Ковтун (справа) Правообладатель иллюстрации Yuri Smityuk/TASS
Image caption Шесть лет с момента задержания до оправдательного приговора Алексей Никитин (слева) и Вадим Ковтун (справа) провели в местах заключения

Во Владивостоке начался уже третий судебный процесс по резонансному делу "приморских партизан". Предметом нового разбирательства станут не эпизоды с нападениями на полицейских, которые сделали их известными всей России, а убийство наркодельцов в поле рядом с поселком Кировский.

В понедельник коллегия присяжных в Приморском краевом суде приступила к рассмотрению одного из почти 30 эпизодов дела - убийства четырех человек в Кировском районе.

В марте прошлого года присяжные решили, что вина "партизан" по этому эпизоду не доказана. Двое из них - Алексей Никитин и Вадим Ковтун - были освобождены, так как это было их единственное обвинение. Теперь они снова могут оказаться за решеткой.

Русская служба Би-би-си вспоминает обстоятельства, которые вновь привели Никитина и Ковтуна на скамью подсудимых.

Кто такие "партизаны"

Всего "приморских партизан" было восемь. Среди предъявленных им обвинений - убийства, бандитизм, грабежи и кражи, незаконный оборот наркотиков, хищение и незаконный оборот оружия.

Преступления были совершены в 2009-2010 годах. В первую очередь большую огласку получила серия нападений на сотрудников МВД.

В прессе налетчиков называли "охотниками на милиционеров" и "приморскими партизанами". Однако впоследствии в деле фигурировали десятки эпизодов по 11 статьям Уголовного кодекса России, а не только связанные с убийством милиционеров.

Тем не менее, согласно проведенному в том же июне 2010 года опросу "Левада-центра", лишь 52% жителей российских регионов осуждали "партизан", а почти четверть выражала им сочувствие.

В Москве, судя по исследованию социологов, отношение к приморским налетчикам сильно отличалось: 46% респондентов сочувствовали "партизанам" и лишь 9% осуждали.

"Приморских партизан" искали свыше тысячи сотрудников правоохранительных органов. Поиски шли сразу в нескольких населенных пунктах и в тайге.

В июне 2010 года полицейские заблокировали четырех членов группы в квартире в Уссурийске. Двое подозреваемых застрелились, двое сдались и предстали перед судом вместе с остальными арестованными по этому делу.

Но кроме ставших известными всей стране убийств милиционеров в большом уголовном деле был и эпизод об убийстве четырех жителей в Кировском районе. Вот его сейчас и рассматривают на очередном, уже третьем судебном процессе.

Долгий суд

В феврале 2014 года в Приморье был вынесен первый приговор "партизанам". Присяжные сочли доказанной их вину в нападении на пункт милиции на станции Варфоломеевка, убийстве полицейского в селе Ракитном, обстреле автоинспекторов на участке федеральной трассы Спасск-Дальний и других преступлениях.

Трое получили пожизненный срок - Александр Ковтун, Владимир Илютиков и Алексей Никитин. Романа Савченко суд приговорил к 25 годам заключения, Максима Кириллова - к 22-тим, брата Александра Ковтуна Вадима Ковтуна - к восьми.

Еще двое предполагаемых участников, Андрей Сухорада и Александр Сладких, покончили с собой во время задержания в Уссурийске (Александр Ковтун и Илютиков тогда сдались).

В мае 2015 года Верховный суд России отменил пожизненные сроки трем "приморским партизанам": Александр Ковтун и Илютихов получили 25 лет и 24 года соответственно, приговоры Савченко и Кириллову также немного смягчили, а вот приговоры Никитина и Вадима Ковтуна были отменены вовсе.

Верховный суд при этом потребовал заново рассмотреть эпизод об убийстве четырех человек в Кировском районе. Присяжные сделали это в марте 2016 года, признав недоказанной вину подсудимых.

Поскольку других обвинений против Никитина и Вадима Ковтуна не было, они вышли на свободу. Остальные остались отсиживать свои сроки по другим эпизодам дела.

Прокуратура обжаловала решение присяжных, и в конце прошлого года Верховный суд России направил дело на третий круг.

Сейчас на скамье подсудимых пятеро: все оставшиеся в живых "партизаны" минус Савченко, которого следствие не связывало с "кировским эпизодом".

Убийство в поле под Кировским

Эпизод, который в мае 2015 года Верховный суд отправил на пересмотр, имел большое значение для обвинения. Ему было важно показать, что "приморские партизаны" - никакие не борцы с коррупцией в правоохранительной системе, а жестокие бандиты, которые убивали ради наживы.

"Это люди, у которых отсутствует всякое представление о нравственности, - говорила представитель приморского управления Следственного комитета России Аврора Римская. - Они совершают преступления не за идею, а просто для того, чтобы навлечь ужас на общество и почувствовать себя хозяевами жизней людей и при этом не упустить свой корыстный интерес".

Как следовало из материалов дела, убийство, причастность фигурантов к которому сейчас суд вновь пытается установить, произошло в сентябре 2009 года на конопляном поле около райцентра Кировского, где родились и жили "партизаны". Поле охраняли наркоторговцы.

Во время первого процесса присяжные встали на сторону обвинения, которое утверждало, что "партизаны" расправились с наркодельцами ради кражи наркотиков.

Расследование убийства на конопляном поле стало основанием для задержания брата Александра Ковтуна, а также Алексея Никитина, которые после последнего решения суда в Приморье находятся на свободе. В других преступлениях, связанных с милиционерами, следствие их не обвиняло.

Правообладатель иллюстрации Yuri Smityuk/TASS
Image caption Алексей Никитин находится на свободе с июля 2016 года

По версии следствия, 27 сентября 2009 года Никитин помог закопать тела наркодельцов, после того как лидер "партизан" Сухорада (по данным МВД, застрелился в Уссурийске) и его соучастники убили четырех охранников конопляного поля.

Версия Никитина

В разговоре с Русской службой Би-би-си адвокат Никитина Вячеслав Усов уточнил, что и во время первого разбирательства, в результате которого Никитин получил пожизненное наказание, присяжные пришли к выводу, что он не участвовал в самом убийстве.

Сам же Никитин утверждал, что попал в число обвиняемых, так как сам собирал доказательства участия полицейских в наркобизнесе. Его задержали в конце июля 2010 года, то есть почти спустя год после убийства на конопляном поле. В тот момент шли поиски "приморских партизан" по подозрению в убийстве милиционеров.

В интервью изданию "Медиазона" Никитин рассказывал об обстоятельствах своего задержания: "У нас тут полпоселка привозили в ментовку, допрашивали, избивали там конкретно, пытали, чтобы узнать, где они находятся. Вот и меня так же привезли в ментовку [отделение милиции] кировскую. Там пытали, избивали, пытались узнать, где пацаны находятся. После отпустили".

Никитин утверждает, что, оказавшись на свободе, он написал заявление в прокуратуру, в котором пожаловался на методы дознания. Спустя некоторое время, по его словам, его вызвали в прокуратуру якобы, чтобы расспросить об избиениях и связи полицейских с наркобизнесом.

В прокуратуре на Никитина надели наручники, оттуда он отправился во Владивосток в качестве предполагаемого "приморского партизана".

Никитин настаивает, что он не связан с другими участниками и обвинениями против них: "Прохожу по [их] делу, но отношения к ним не имею. Всех соединили в одно уголовное дело. Вот и получилось, одно дело - значит, все "партизаны".

"Я считаю себя невиновным, но такая наша система. Главное - закрыть, а разбираться будем потом", - говорил Никитин "Медиазоне".

Правообладатель иллюстрации Yuri Smityuk/TASS
Image caption Вадима Ковтуна освободили в зале суда в июле 2016 года

Версия Ковтуна

Отрицает какую-либо связь с преступлениями и Вадим Ковтун.

Следствие считает, что брат Александра Ковтуна подвозил других членов группировки к месту преступления.

О причастности к деятельности "приморских партизан" Ковтун говорил так: "Этот ярлык на меня надели одновременно с задержанием по данному делу. Никакой я не партизан. По полям, по лесам не бегал".

По словам Ковтуна, он был задержан сотрудниками ФСБ в ноябре 2010 года по дороге с работы домой.

О том, как для него может закончиться еще одно рассмотрение дела об убийстве, Ковтун предпочитает не говорить: "Прогнозов не делаю, тем более, будет судья, новый состав коллегии присяжных, новые адвокаты, предугадать что-либо невозможно", - говорил он "Медиазоне".

"Будет как будет", - сказал Ковтун.

Новости по теме