Кому угрожает Россия - и насколько серьезна эта угроза?

церемония в Брюсселе Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Страны НАТО развернули четыре боевые группы в Польше и прибалтийских странах

Министры обороны стран-членов НАТО собрались в Брюсселе, чтобы обсудить промежуточные результаты проводимой альянсом стратегии "повышенного передового присутствия" у своих восточных границ.

Стратегия эта подразумевает развертывание дополнительных сил на территории западных соседей России с целью предотвращения российской экспансии в западном направлении.

К настоящему времени командование НАТО разместило четыре боевых батальона - один в Польше и по одному в каждой из прибалтийских стран: Литве, Латвии и Эстонии.

США также приступили к возвращению своих бронетанковых подразделений в Западной Европе.

Все эти шаги были спровоцированы шоком, вызванным на Западе захватом и последующей аннексией Крыма, а также продолжающейся поддержкой из Москвы сепаратистов на востоке Украины.

Если Москва решила пойти на слом всей сложившейся в Европе после окончания холодной войны ситуации в сфере безопасности, отобрав у Украины часть ее территории (как ранее произошло с Грузией), то многие в НАТО опасаются, что такая же участь может ожидать и прибалтийские страны, которые тоже раньше входили в Советский Союз.

Россия утверждает, что расширяет военное присутствие на своих западных границах в ответ на шаги НАТО. Но в реальности дело обстоит несколько сложнее. Я поговорил с несколькими ведущими западными экспертами по российской армии и спросил у них, что именно стоит за стремлением России модернизировать свои вооруженные силы и кому именно они угрожают.

"Россия хочет убедить нас в том, что развернувшаяся милитаризация и подготовка к вооруженному конфликту являются ответом на действия НАТО, но это попросту не соответствует действительности", - считает Кир Джайлс, директор Центра по изучению конфликтов и ведущий в Британии эксперт по военной политике России.

"Чрезвычайно дорогостоящая программа реорганизации и перевооружения российских вооруженных сил была введена в действие задолго до кризиса на Украине, когда страны НАТО еще сокращали свое военное присутствие", - отмечает он.

"Еще в 2013 году, когда США вывели все свои бронетанковые подразделения из Европы, Россия уже вкладывала миллиарды в модернизацию своей армии"- указывает он.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Танк "Армата" принадлежит к новому поколению российских танков, которое должно прийти на смену советским вооружениям

Сотрудник Гарвардского университета Дмитрий Горенбург считает, что программа модернизации российских вооруженных сил началась еще в 2009 году. Она стала ответом на выявившиеся в ходе войны с Грузией недостатки российской армии.

По его мнению, основные усилия в рамках этой реформы были направлены на ускорение процесса принятия решений и передачи приказов действующим войскам, а также на улучшение взаимодействия между различными видами вооруженных сил. За этим последовала замена военной техники советского периода, которая быстро устаревала, на более современные виды вооружений.

Результаты оказались значительными. Как считает сотрудник Института Кеннана Майкл Кофман, к 2012 году Россия сумела реорганизовать свои вооруженные силы, отказавшись от советской модели массовой мобилизации и создав постоянную армию, после чего Москва приступила к повышению качества вооруженных сил в целом.

Параллельно регулярно проводились внезапные проверки боеготовности вооруженных силы и бесчисленные учения, и в результате к 2014 году вооруженные силы России избавились от многих недостатков, проявившихся в 2008 году в ходе войны с Грузией.

Все эксперты, с которым я говорил, указывают, что первоначальным направлением работы по модернизации российских вооруженных сил была подготовка к конфликту с Украиной, а не с прибалтийскими государствами. Так, Майкл Кофман считает, что военные действия на востоке Украины выявили неожиданные требования к российской армии, которая обнаружила, что не располагает достаточными постоянными силами на границах страны и плохо подготовлена к конфликту.

"В то время российские вооруженные силы находились - и находятся до сих пор - в фазе трансформации, - указывает он. - За последние три года проведена огромная работа по передислокации подразделений вдоль всей границы с Украиной, созданию трех новых дивизий, перемещению на новые базы нескольких бригад и созданию нового типа гибридных боевых соединений".

Целью этой работы, считает Кофман, было создание условий, при которых российские сухопутные силы могут в любое время пересечь границу сразу по нескольким направлениям с целью оказания поддержки сепаратистам в Донбассе или просто с целью продемонстрировать Киеву, что Украина не сможет быстро силой вернуть себе занятые сепаратистами районы.

Украина действительно занимает центральное место в стратегии российского генштаба. Но, как отмечает Кир Джайлс, Россия занята совершенствованием своей военной инфраструктуры на всей протяженности своих западных границ - не только с Украиной, но и с Белоруссией, прибалтийскими государствами и даже Финляндией. Целью этой реорганизации является способность быстро разворачивать боевые подразделения на западной границе.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Эксперты полагают, что выявиввшиеся в ходе конфликта с Украиной дефекты в организации российской армии стали основанием для дальнейшей модернизации

Сюда входят меры по созданию новых соединения транспортных войск, которые должны сократить традиционную зависимость от наличия железных дорог для доставки бронетанковой техники в оперативные районы. В западных районах России ведутся широкие работы по модернизации дорожной сети - особенно автомагистралей, ведущих к границам.

Но можно ли сказать, что, учитывая внимание Москвы к ситуации на Украине, страны НАТО слишком остро реагируют на российскую военную угрозу?

Напротив, говорит Кир Джайлс, экспертов тревожит, что эта угроза воспринимается Западом недостаточно серьезно.

"Прямой военный вызов со стороны России и подтверждение готовности Москвы применить военную силу против своих соседей по-прежнему не привели (за немногими исключениями) к осознанию того, что европейским странам необходимо укреплять свою обороноспособность", - указывает он.

По его мнению, многие страны НАТО отказываются выполнять даже символические обязательства по поддержанию уровня военных расходов в размере 2% от ВВП, не говоря уже о принятии срочных реальных мер по противостоянию растущей военной угрозе со стороны России. Это, полагает эксперт, говорит о нежелании считаться с неудобной политической реальностью.

А реальность эта, утверждает Кауфман, заключается в полной трансформации российских вооруженных сил. "Реформы, модернизация и осмысление боевого опыта, полученного на Украине и в Сирии, оказывают долгосрочное воздействие на российскую армию", - говорит он.

"Россия сохраняет способность к развертыванию на своих границах значительных сил, которые способны сломить сопротивление любой бывшей советской республики. В отношении стратегического ядерного арсенала Россия не только стоит на уровне Соединенных Штатов, но на самом деле вырвалась вперед в модернизации тактического ядерного оружия", - отмечает эксперт.

"Тем временем российские неядерные силы способны теперь нанести большие потери даже технически более сильному противнику в условиях полноценного военного конфликта - что означает, что такой конфликт окажется крайне кровопролитным для обеих сторон", - заключает Кауфман.

Можно надеяться, что до этого не дойдет. Дмитрий Горенбург считает, что в целом неядерные силы США и НАТО в целом намного превосходят российский неядерный потенциал.

Прежде всего, Россия располагает немедленным местным преимуществом в силу способности быстро приводить свои вооруженные силы в боевую готовность, решимости их использовать и создавать превосходство за счет массированной концентрации артиллерии. Однако в НАТО должны воспринимать российскую угрозу в более широком контексте.

Как отмечает Кауфман, Россия является евразийской державой, способной к мобилизации значительных сил, но особенно ее сила очевидна при ведении боевых действий в своих приграничных районах.

При этом в целом военный и научно-технический бюджеты НАТО намного превосходят российские, также как и способность альянса мобилизовывать ресурсы и вооружения в рамках затяжного конфликта.

"Резюмируя все вышесказанное, - говорит Кауфман, - можно утверждать, что, хотя в НАТО и озабочены тем, как может развиваться краткосрочный конфликт с Россией, в реальности Североатлантический альянс является самым мощным в мире военным союзом, в основе которого лежит невероятная военная мощь, и любой затяжной конфликт, вероятно, закончится для Москвы катастрофически".

Российские вооруженные силы попросту не обладают необходимой структурой для удержания значительных территорий или для создания сил, необходимых для участия в затяжной войне. НАТО необходимо сохранять и укреплять свою боеготовность. Стратегия предотвращения конфликтов путем устрашения потенциального противника может быть успешной только в случае восстановления способности вести боевые действия в условиях интенсивного боевого противостояния, а эта способность в значительной степени атрофировалась в ходе антитеррористических кампаний в Ираке и Афганистане.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Батальон германского бундесвера готов к отправке в Литву в составе сводных сил НАТО

Эксперты сходятся в том, что Украина стала последним предупреждающим звонком. Но вновь обретенную Россией уверенность в своих силах не следует принимать за намерение Москвы совершить удар в западном направлении.

Куда более очевидная угроза со стороны России может исходить из ее способности вести информационную войну и кибероперации против Запада. Эта битва уже началась. И к ней Запад так же не готов, как и к традиционному вооруженному конфликту.

Новости по теме