"Здрасьте!" и удар в лицо": рассказ сотрудника штаба Навального

Александр Туровский в суде
Image caption Александра Туровского привезли в Замоскворецкий суд из института Склифосовского

Александра Туровского, который дежурил ночью в московском штабе Алексея Навального и был избит при задержании, в пятницу утром неожиданно выписали из института Склифосовского и доставили в суд. Там он рассказал Русской службе Би-би-си, что с ним произошло.

Утром в четверг сторонники Навального, пришедшие в штаб на Садовнической набережной в Москве, обнаружили, что там проходят следственные действия. Самого Туровского, 25-летнего сотрудника офиса, там уже не не было.

Обыски проводились из-за спора между владельцем здания "Балчуг Эстейт" и арендатором ООО "Паритет МГ". "Паритет" не имел права сдавать помещения в аренду другим компания без письменного разрешения владельца, заявил адвокат "Балчуг Эстейт" Павел Зайцев.

Позже выяснилось, что Туровский провел несколько часов в отделении полиции, а затем его на "скорой" в сопровождении полицейских отвезли в институт Склифосовского с подозрением на сотрясение мозга. В больнице сделали пункцию мозга и оставили в стационаре на ночь.

Утром полицейские забрали Туровского из больницы и повезли в Замоскворецкий суд Москвы. Главный врач Сергей Петриков сообщил радио "Эхо Москвы", что врачи "провели все необходимые диагностические и лечебные методы". "Мы гарантируем, что на данный момент жизни человека ничего не угрожает", - сказал он.

А пресс-секретарь московского штаба Навального Елена Слесарева написала в "Твиттере", что хотя состояние ее коллеги стабильное, врачи не должны были выписывать Туровского. "Диагноз - сотрясение мозга. По всем правилам это минимум трое суток покоя, а не амбулаторное лечение", - считает она.

В свою очередь, пресс-служба московского управления Росгвардии выпустила заявление о том, что сотрудник штаба Навального оказал сопротивление, "в результате чего в соответствии с законодательством Российской Федерации сотрудник ОМОНа был вынужден применить силу в отношении подозреваемого".

Корреспондент Русской службы Би-би-си Елизавета Фохт поговорила с Туровским в Замоскворецком суде и узнала, что происходило в штабе Навального.

Би-би-си: Как и почему вас задержали?

Александр Туровский: Я находился в штабе один ночью. Мы не можем его закрыть - у нас есть только внутренние щеколды. Чтобы закрыть штаб, нужно, чтобы кто-то внутри был.

Я был в комнате, где лежит матрас. Я немножко заснул и проснулся от какого-то гула ног в штабе. Я понял, что это точно люди посторонние. Я взял телефон и все, что я успел сделать - включил видео со вспышкой.

Я начал вставать с матраса, и тут забегает толпа. "Здрасьте!" и оглушают меня ударом в лицо. У меня выбивают телефон из рук, я сразу падаю - не сопротивляюсь, только закрываю голову, чтобы меня не убили там. Какое-то время мне еще наносят удары по голове, потом кладут мордой в пол.

Би-би-си: В рапорте о вашем задержании сказано, что сотрудник Росгвардии применил к вам приемы самбо. Это так?

А.Т.: Да, такие у них приемы самбо - бить по голове человека, который не сопротивляется.

Применили приемы самбо, потому что я отказался сотрудничать, предъявлять документы? Но никаких требований не было!

Я лежал лицом в пол минут пятнадцать, после чего меня вывели сотрудники ОМОНа под руки из штаба и засунули в автозак. Я просидел там еще минут двадцать, наблюдая через окно, что в штабе происходило.

Потом меня привезли в ОВД "Замоскворечье", где составляли протоколы, рапорты. Я сидел там часов пять, наверное. Мне не отдавали телефон. Я так понимаю, они хотели как-то затормозить это дело, потянуть время и побыстрее все из штаба вытащить.

Би-би-си: Что было, когда вас привезли в отделение?

А.Т.: Меня сразу кинули в эту клетку. Это было в 6:45 - по крайней мере, в рапорте эта цифра. У меня ни часов, ничего не было. Где-то до часу - до двух я сидел в этой клетке. Ни телефона, ничего не давали. Попил первый раз, наверное, только в суде.

Би-би-си: А медицинскую помощь вы просили?

А.Т.: Просил. Меня пешим конвоем доставили в суд. Я сидел, держался, но ребята сказали, что надо все-таки вызывать "скорую". Мне вкололи обезболивающее и увезли в Склиф.

Image caption Александр Туровский (справа) в зале суда

Би-би-си: Когда вас уже решили увозить, внутрь кареты "скорой помощи" сели двое полицейских. Они вели с вами какие-то разговоры?

А.Т.: Я не помню, но я в таком состоянии пребывал - ехал с закрытыми глазами и все.

После томографии мне сказали, что что-то плохо, вследствие чего назначили забор спинномозговой жидкости. У меня до сих пор есть вот тут большой пластырь. После этого я где-то два часа поспал на койке, потому что после этой процедуры нужно лежать.

Би-би-си: Сотрудники штаба пишут, что полицейские находились с вами в палате, не давали вам спать...

А.Т.: Да, сотрудники [полиции] вели себя очень язвительно, позволяли себе оскорбления, какие-то оценки: что я "девочка", что я лежу в больнице, когда, по их мнению, могу нормально ходить и проследовать в суд.

Би-би-си: Вам поставили диагноз "сотрясение мозга"?

А.Т.: Да, сотрясение мозга и закрытая черепно-мозговая травма, ушиб мягких тканей тела и головы.

Сотрудники ночью решили сесть ко мне в палату, язвить. Я не мог ни расслабиться, ни отдохнуть, ни спать спокойно. Я попросил их относиться по-человечески.

Мне позвонил [глава московского штаба Навального] Николай Ляскин, он им по громкой связи объяснил, что они действуют не совсем правомерно и что больному покой нужен. Это на них подействовало - они вышли из палаты. Правда, потом начали говорить, что это им не указ и они могут сидеть, где хотят.

Би-би-си: Еще говорят, что вас пытались чуть ли не сразу после пункции увезти в участок...

А.Т.: Да. Это был вечер после пункции [спинного мозга]. Меня отвезли в палату и сказали, что в моем нынешнем состоянии я могу ехать в участок. Но пришла какая-то заведующая и возразила, что лучше оставить пациента до утра. Это подействовало. И спасибо ей большое за это.

Би-би-си: А персонал как к вам относился?

А.Т.: Была одна медсестра, которая должна была за мной следить. Она говорила, что ее бесят мои сторонники, которые собрались внизу, что там какой-то балаган, что я должен сказать им уезжать.

Я позвонил своему представителю Сереже Васильченко, рассказывал, что со мной было. И в какой-то момент она начала на меня кидаться и вырывать телефон: по ее мнению, я обманывал кого-то. А шприц у нее был в другой руке, она хотела его вколоть другому человеку.

Шприц ходил вокруг моего лица, я не понимал, что происходит. Она как только услышала, что я прибыл из штаба Навального, начала меня оскорблять, сказала: "Мало тебе досталось".

Би-би-си: А утром вас увезли в ОВД?

А.Т.: Сотрудники вели себя адекватно, вежливо, я только знакомился с приложением к протоколу.

Би-би-си: А накануне вас о чем спрашивали?

А.Т.: Меня спрашивали, на каких условиях я находился в штабе. Про какие-то моменты с арендодателем я не в курсе, но меня особо и не спрашивали.

Би-би-си:А у вас статус какой в штабе?

А.Т.: Я находился на условиях договора, официально. Я офис-менеджер. Месяц я работаю.

Би-би-си: А до этого вы участвовали в [избирательных] кампаниях?

А.Т.: Да, это не первая моя кампания. Я сталкивался раньше, конечно, с произволом полиции, но тут я в первый раз почувствовал, как можно ненавидеть людей: избивать человека, а потом еще и заявление на него же добавлять.

Би-би-си: Ваши друзья, родственники как отреагировали?

А.Т.: Родители еще не знают об этом. Они в интернете не так уж активны. Они телевизор смотрят, по телевизору об этом вряд ли скажут. Но я и не хочу их пока беспокоить.

Би-би-си: Как вы себя чувствуете сейчас?

А.Т.: Меня очень сильно тошнит, кружится и болит голова, ее распирает изнутри. Я так понимаю, это последствия того удара.

Би-би-си: А вам врачи не зафиксировали побои?

А.Т.: Зафиксировали, все описано. Делали УЗИ, рентгены. Выяснилось, что и с плечом у меня не очень хорошо, не считая головы.

Би-би-си: Директор НИИ Склифосовского сказал, что вам "провели все необходимые диагностические и лечебные методы". Вы себя чувствуете здоровым?

А.Т.: Конечно, я себя чувствую не очень хорошо. Я вообще не знаю, что за директор и присутствовал ли он, чтобы давать какие-то оценки.

По большей части, врачи, которые мне проводили какую-то диагностику, относились ко мне по-человечески. Они молодцы, медсестра - это отдельный разговор.

Би-би-си: Какого решения ожидаете от суда?

А.Т.: Оправдательных приговоров вообще не бывает у нас в России. Конечно, хотелось бы надеяться, что штраф.

Позже в пятницу Замоскворецкий суд Москвы назначил Туровскому штраф в 500 рублей, признав его виновным неповиновение законному распоряжению сотрудников правоохранительных органов. На заседании сотрудник Росгвардии Михаил Глуховский, участвовавший в задержании Туровского заявил, что тот "создал подозрение в вооруженном сопротивлении".

Новости по теме